From Economist.com

Среда

На конференции в Таллинне, где председателем был Ваш корреспондент, крупные доноры, дающие деньги на добрые дела в Восточной Европе бились над вопросом, что предпочтительнее: спонсировать обучение адвокатов и журналистов, выделять гранты на благотворительные цели и различные кампании, или открыто 'продвигать' демократию.

Учитывая, что президент Владимир Путин называет себя демократом чистой воды (и на полном серьезе сравнивает себя с Махатмой Ганди), возникает возможность того, что в один прекрасный день мир перестанет понимать значение этого слова. Некоторые скажут, что это уже произошло энное количество лет назад. Оккупированная СССР часть Восточной Германии гордо именовала себя 'Германской Демократической Республикой'. Пхеньянские чудовища называют свое рабовладельческое государство 'Корейской Народно-Демократической Республикой'.

Кроме того, в России слово 'демократия' также имеет своеобразные (в основном отрицательные) коннотации. Легенда, старательно поддерживаемая Кремлем, гласит: хаос ельцинской эпохи доказал, что западный тип 'демократии' (под чем подразумевается многопартийная парламентская система) в России не работает. И действительно, русские порою используют словечко 'дермократия', выражая им всю глубину своего презрения к тому, что составляло суть этих лет: грабежи и упадок. Что еще хуже, дорогостоящая и провальная война в Ираке полностью дискредитировала в глазах многих идею 'продвижения демократии'. Если излишне настойчиво пропагандировать демократию в России, она может открыть 'встречный огонь'.

Поэтому, вероятно, лучше использовать другие термины: верховенство закона, политические свободы, внимание к проблемам защиты окружающей среды, активная гражданская позиция (то, что на языке профессионалов называется 'гражданское общество'). Ведь в конечном итоге значение имеют не результаты выборов, а то, что происходит в период между ними. Успешная фальсификация выборов возможна, только если государственные и частные институты слишком слабы, чтобы этому противостоять. 'Демократия' сама по себе не служит гарантией того, что в стране не будет править бал мафия, прекратится соперничество фракций по принципу 'победитель забирает все', а доступ к 'кормушке' не будет использоваться в качестве вознаграждения за вклад в выборные кампании.

Дискуссия закончилась, как и положено, голосованием. Но поскольку мы находились в Эстонии, на родине 'электронного правительства', оно не свелось к простому подниманию рук. Линнар Виик, интернет-гуру Эстонии, объяснил донорам, как использовать черные приборчики, которые он назвал 'эстонские подушки для отдыха: маленькие и жесткие'. Они позволяли модератору задавать импровизированные вопросы и получать моментальный ответ аудитории. Результат был выведен на большой экран: демократия победила, правда, с трудом.

По другую сторону коридора Энн Аппельбаум, автор 'ГУЛАГа', пребывала в смятении чувств. Эстонские издатели не удосужились организовать продажу ее книги на конференции; они заявили, что все уже и так ее прочитали. Возможно, это действительно так: 'ГУЛАГ' пользовался большим успехом в странах Балтии. По окончании конференции г-жа Аппельбаум и Ваш покорный слуга (которые оба в конце 1980-х годов работали журналистами-стрингерами для 'Economist' в Восточной Европе) направили свои стопы к Музею Оккупации. Он расположен в здании, где когда-то располагалось советское военное командование, и является эталоном в своем жанре. Музей производит сильное впечатление именно благодаря своему сдержанному стилю. На посетителей не обрушивают истории о страданиях и героизме, им дают время посмотреть на фотографии и экспонаты и самим сделать выводы. Дюжина комнат, каждая из которых оснащена видеодисплеем, рассказывает историю нации, которая, казалось, была обречена на вымирание.

'Неспособность Запада поддержать венгерское восстание в 1956 году - вот что действительно сломило дух народа. Люди поняли, что не стоит ждать спешащих на помощь кораблей под белыми парусами'. К нам присоединился Март Лаар, историк по образованию, который затем возглавлял правительство, приобщившее Эстонию (и весь мир) к благам единого подоходного налога и 'электронного правительства'. Они с г-жой Аппельбаум давно восхищались друг другом издалека, и вот наконец встретились воочию и отлично поладили. Это было настоящим подарком для Вашего корреспондента, который организовал эту встречу. Перед тем, как отвезти нас на обед, г-н Лаар обратил наше внимание на небольшие прямоугольники, сшитые из выцветших лоскутов синего, черного и белого цветов: запрещенные флаги Эстонии, сделанные заключенными ГУЛАГа, которые они хранили как талисман, понимая, что если их обнаружат, их ждет жестокое наказание.

Четверг

На военном кладбище Таллинна стоит Бронзовый солдат - вряд ли в мире найдется еще одна статуя, вокруг которой кипели бы такие страсти. Памятник советской эпохи изначально возвышался в центре Таллинна, его поставили вместо статуи, взорванной в 1946 году двумя подростками - четырнадцатилетней Айли Юргенсон и пятнадцатилетней Агеэдой Павел. Обеих девочек за это надолго отправили в ГУЛАГ. Памятник служил воплощением идеи о том, что СССР 'освободил' Эстонию ( сами эстонцы считают, что одни оккупанты пришли на смену другим).

В апреле по ряду разумных и не очень причин эстонские власти приняли решение переместить памятник на кладбище, в следствие чего местные русские устроили в Таллинне беспорядки, а Кремль начал громогласно и контрпродуктивно выражать свое неудовольствие.

За исключением того, что информация о памятнике не очень доступна широкой публике (Музей оккупации должен был установить информационный щит со схемой кладбища и исторической справкой), новое местоположение монумента идеально.

Памятники и надгробия погибшим на войне эстонцам, разрушенные советскими оккупантами, ныне восстановлены и находятся бок о бок с многочисленными могилами бойцов Красной Армии. Вокруг - аккуратно подстриженный газон. Небольшие черные плиты ведут счет потерям Великобритании в Войне за независимость 1918-1920 гг. (когда британский флот помогал Эстонии сражаться и с немцами, и с русскими).

Советы разрушили надгробные плиты Британцев и приказали подготовить землю для новых захоронений, Линда Соомре, которая в ту пору была кладбищенским сторожем, отважно спрятала могилы под ворохом упавшей листвы. Про останки позабыли, и те избежали осквернения. Соомре 1994 году была награждена королевой Елизаветой II Орденом Британской Империи и скончалась двумя годами позже.

Оставшийся неизвестным латыш (или латыши) проявили подобную же смелость, хранив в течение пятидесяти лет медную табличку довоенной британской дипломатической миссии в Риге. В 1992 году, когда посольство вновь открылось, неизвестный зашел в здание посольства, отдал табличку в приемную, но имени своего не назвал. Если они объявятся, их ждет искренняя благодарность.

Устроенное со вкусом кладбище само по себе Эстонию не спасет. Нынешняя самодовольная пассивность может привести к катастрофе. Необходимо в срочном порядке активизировать политику в отношении России и местных русских. Недавно появилась идея организовать сбор средств для реставрации кладбища в российском городе Ивангороде, который входил в состав Эстонии в довоенную эпоху. Оно является единственным крупным кладбищем в Российской Федерации, которое в 1920-1930-е годы не находилось на территории СССР. На нем расположены могилы ряда выдающихся белогвардейских эмигрантов, которые пожелали быть похороненными как можно ближе к родной земле. Многие из них находятся в позорно плачевном состоянии.

Более масштабный проект был предложен Энн Аппельбаум: освещение положительных аспектов российской истории, которые Кремль игнорирует, например, того факта, что именно русские диссиденты в 1960-е годы положили начало современному правозащитному движению. Хорошим началом могла быть организация торжеств в память о героической но позабытой горстке людей, которые в 1968 году вышли на демонстрацию в знак протеста против советского вторжения в Чехословакию.

Хотел бы напомнить, тем более что в следующем году исполняется 40 лет этому событию: 25 августа 1968 года Татьяна Баева, Константин Бабицкий, Лариса Богораз, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Виктор Файнберг, Наталия Горбаневская и Павел Литвинов вышли на Красную площадь, держа в руках флаг Чехословакии и плакаты, гласившие 'За Вашу и нашу свободу' и 'Слава свободной и независимой Чехословакии'.

В считанные минуты их арестовали. Богораз была приговорена к четырем годам ссылки в Сибири, в 1989 году она стала председателем Московской Хельсинской группы. Богораз скончалась в 2004 году. Делоне был осужден на два года лагерей. Он эмигрировал во Францию в 1975 году и скончался в 1983 году. Литвинов был приговорен к 5 годам ссылке в Чите, в 1973 году эмигрировал в Америку и поныне живет там. Виктора Файнберга признали невменяемым и поместили на пять лет в психиатрическую больницу. Здорово, что Том Стоппард посвятил ему пьесу 'Каждый хороший парень заслуживает награды' ('Every Good Boy Deserves Favour'). Но они заслужили более масштабных почестей.

____________________________________

Что же случилось с любезным господином Шредером? ("The Economist", Великобритания)

Полезные идиоты Кремля ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.