Никогда за должностью главного публичного дипломата Америки - без которой сложно себе представить продвижение национальных интересов, хотя признают это зачастую не все - не стояла такая сила, как при Карен Хьюз (Karen Hughes), принадлежащей к святая святых техасского 'ближнего круга' президента Буша и имевшей полную возможность авторитетно выступать от его имени. Однако накануне ее ухода с этой должности мусульманский мир ненавидит Соединенные Штаты больше, чем когда-либо.

Изначально на должность заместителя госсекретаря по публичной политике президент Буш выбрал Шарлотту Бирс (Charlotte Beers), ранее работавшую в рекламной отрасли и известную рекламной кампанией риса Uncle Ben's. Однако в условиях 'односторонней политики', на которую сделал ставку Буш после терактов 11 сентября, присущий Бирс шик Мэдисон-авеню никак не годился, так что она не успела проработать в этом качестве и двух лет.

Следующей в списке была Маргарет Татвайлер (Margaret Tutwiler), бывший официальный представитель госсекретаря Джеймса Бейкера (James Baker) и посол США в Марокко. Татвайлер, однако, выказала немалую искушенность в политических вопросах - почему вскоре и переместилась в один из высоких кабинетов на Уолл-стрит.

Как только на пост заместителя госсекретаря пришла Хьюз, наружу вылезли все ее недостатки. В частности, она ни разу в жизни не была на Ближнем Востоке, и что нужно для работы с исламским сообществом, на которое и был главным образом направлен прицел американской публичной дипломатии, совершенно не знала. Так что первые ее шаги в регионе обернулись конфузом. Взять хотя бы фразу 'я сама мать и люблю детей', над фамильярностью которой вдоволь поиздевались арабские СМИ.

В конце концов, Хьюз, как и до нее Татвайлер, осознала, что в условиях, когда правительство своей политикой - не в последнюю очередь превентивной войной против Ирака, узакониванием пыток, попранием Женевских конвенций, организацией незаконных концлагерей и фактическим отказом от активной позиции в палестино-израильском кризисе - каждую минуту теряет союзников и наживает себе новых врагов, любые ее таланты по завоеванию друзей принесут весьма ограниченные результаты. Она ушла из сферы внимания СМИ, сделала 'лицом' Америки в мире таких известных спортсменов, как фигуристка Мишель Кван (Michelle Kwan) и бейсболист Кэл Рипкен-младший (Cal Ripken Jr.) и переключила все свое внимание на выбивание из правительства бюджета на публичную дипломатию, создание региональных СМИ в противовес арабским и активизацию культурного обмена вроде летних лагерей изучения английского языка для детей из арабских стран.

Возможно, некоторые из ее инициатив даже принесут какие-то плоды. Однако любому, кто обращает внимание на проблемы публичной дипломатии, должно быть ясно: вопрос вовсе не в том, кто конкретно стоит во главе этой системы. Антиамериканским настроениям в мире придет конец, а международный статус нашей страны будет восстановлен только тогда, когда мы сами докажем собственную приверженность ценностям, сделавшим нашу страну великой - в том числе уважению к гражданским свободам и международному праву. А для этого нужно, чтобы свое отношение к предмету изменил гораздо более высокий начальник, и именно обитатель Овального кабинета. И, скорее всего, для этого нужно сменить его самого.

_________________________________________

Будущее Америки обеспечит прочный мир, основанный на свободе ("Foreign Affairs", США)

Джимми Картер@ИноTV: "Имидж Америки можно поменять за 10 минут" ("BBC World", Великобритания)

Пришло время говорить и с 'плохими парнями' ("The International Herald Tribune", США)