Прошлую неделю многие наши читатели наверняка провели, с головой погрузившись в изучение скачков курсов акций и учетных ставок, взлетов и падений доллара - кстати, взлетов там было, прямо скажем, маловато - и увольнениями провинившихся вкупе с назначениями новых ответственных в Merrill Lynch и других инвестиционных банках и компаниях, пострадавших от последних событий сильнее всего. Давайте прервемся. Пришло время разобрать тенденции, которые будут влиять на мировую экономику в течение многих лет после того, как нынешние взлеты и падения будут благополучно забыты.

Самая значительная из них - массовое перемещение материальных благ из развитых стран Запада в развивающиеся экономики Азии и Ближнего Востока. Китай и Индия наконец завершили интеграцию своего рабочего населения в глобализированную экономику и стали двигателями мирового экспорта, новыми 'мастерскими мира'. Россия и ближневосточные государства, плавающие на нефтяных морях, пожинают плоды повышения цен на нефть до 90 долларов за баррель и активно накапливают средства в различных фондах, находящихся под контролем правительств. Эти средства будут вкладываться не только с целью получения прибыли, но и ради усиления собственного влияния - что означает начало коренных изменений в самой экономической природе мировой торговли.

В ситуации, когда международным перетоком капитала управляют неэкономические, нерыночные соображения, вроде тех, которыми руководствуются Китай, Россия и Венесуэла, базисный аргумент в пользу свободы торговли - 'свободный рынок обеспечивает наиболее эффективное использование ресурсов' - стремительно теряет свой вес. Более того, сегодня меняется сам баланс сил между западными капиталистами и правительственными инвестиционными институтами, в руки которых попали огромные суммы в долларах и других валютах. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на Уолл-стрит: местные воротилы, дружно решив, что зарекаться от сумы все же не стоит, пошли паломничать по Китаю и Ближнему Востоку в поисках - нет, не шелка, не пряностей и даже не нефти - капитала.

Некоторые эксперты предсказывают, что в этих государственных институтах - так называемых 'суверенных инвестиционных фондах' - в течение ближайшего десятилетия будет накоплено до 10 триллионов долларов. При таком размере, утверждает Кен Рогофф (Ken Rogoff), бывший главный экономист Международного валютного фонда, 'они и есть мировая финансовая система'. Мало того, что протекционисты уже сегодня поднимают голову - эти фонды лишь добавят веса их словам. Тем, кто хочет доказательств, достаточно послушать, как Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) нападает на торговый пакт Nafta, подписание которого ее муж считал одним из главных своих достижений на президентском посту.

И это лишь одна из тенденций изменения нынешнего делового мира. Кроме нее есть еще одна - долгосрочные последствия проблем на кредитном и ипотечном рынках. Для банкиров отсутствие способности учиться на ошибках других стало уже недоброй традицией, так что не исключено, что вскоре они уже забудут, чем опрометчивая кредитная политика обернулась в их же балансовых отчетах и налоговых декларациях. Что ж, будем надеяться, что хотя бы такой урок, как вынужденная отставка целого ряда лиц с самого верха банкирской иерархии, запомнится относительно надолго. А на рынке результатом станет повышение цен на ипотеку и дальнейшее снижение доли людей, реально владеющих своими домами. Если в 1994 году владельцами своего жилья были около 64 процентов американцев, а в 2004 году - уже 69 процентов, то с прошлого года эта доля упала до 68 процентов, и она продолжает идти вниз.

По расчетам Федерального резервного банка Атланты, повышением этого показателя в 90-е годы мы на 56-70 процентов обязаны именно новым, непривычным формам ипотеки, получившим сейчас удар, от которого они, возможно, уже не оправятся. Поэтому наиболее вероятно, что на рынке установится долгосрочная тенденция повышения количества семей, снимающих жилье, за счет количества тех, кто им владеет. Что, в свою очередь, означает, что многим американцам придется искать себе новые способы сбережения доходов. Я лично считаю, что начнет медленно повышаться норма сбережений в процентах от текущего дохода, а политическому давлению в пользу формирования реальных основ системы социальной защиты (то есть, фактически, пенсионной системы), станет невозможно сопротивляться.

Одним из факторов этого давления наверняка будет увеличение сроков вложений, которое само по себе можно считать результатом новой тенденции ко всему, что нынче принято называть словом 'wellness'. Несомненно, разрастутся возможности новомодной 'полиции', развернувшей борьбу за здоровое питание и против курения. В частности, в Америке этот процесс значительно ускорится, когда и Белый дом, и Конгресс будут контролировать демократы - что уже практически стопроцентно, - при которых значимость государства на рынках, охватываемых системой здравоохранения, будет постоянно повышаться. Если сегодня граждане, страдающие ожирением, сами должны платить за собственное чревоугодие, и существование системы, отбирающей у них кровно заработанное, вряд ли поддается разумному обоснованию, то когда затраты на их лечение будут относиться на счет налогоплательщиков - что предусматривается в большинстве планов, разрабатываемых демократами, - у общества действительно появятся все основания, чтобы заставить таких людей переходить с гамбургеров на салаты. Так что впереди - такие долгосрочные тенденции, как употребление в пищу более здоровых и менее 'потребительских' продуктов, а также рост продаж спортивного оборудования, тренажеров и кроссовок.

Нельзя забывать и о 'зеленой' революции. Она идет уже не первый год, с неизменно мизерным результатом. Однако сегодня наши политики - да и их коллеги из других стран - решили, что глобальное потепление - это все-таки достаточно реальная угроза (или угроза, захватившая воображение достаточно большого числа избирателей), чтобы на нее стоило обратить внимание. За ними потянулись и вожаки крупнейших корпораций, переставших считать зеленое зеленым только при наличии какого-нибудь портрета и начавших проводить 'зеленую' корпоративную политику, которой требуют от них и клиенты, и инвесторы, и сотрудники, и регуляторы. Короче говоря, на этот раз 'зеленые' сдадут свои позиции совсем не так быстро, как в прошлом.

Хорошо это или плохо? И так, и так. Это хорошо, потому что ускоряется отбор наиболее эффективных и недорогих способов использования энергии; это плохо, потому что до сего момента подобные схемы порождались людьми с мозгами кроликов: перегонка кукурузы на спирт уже приводит к вырубке лесов и повышению цен на еду - притом что снижения чистых объемов выброса углекислого газа что-то не видно.

Итак, что у нас впереди? Мир, в котором на рынках капитала доминируют недемократические государства, где протекционисты успешно ставят препоны на пути свободного движения капитала и товаров, где мечта о собственном доме для многих остается мечтой, где чиновники решают, что нам можно есть, а что нельзя, и где ради 'зеленого' мира нас пинками загоняют в малолитражки и под горящие вполнакала лампы. Но всего этого может и не быть - если Америка в очередной раз примет решение в деле повышения уровня жизни своих граждан полагаться не на вмешательство власти в жизнь общества, а на эффективный экономический рост.

Ирвин Стелцер - советник и директор исследовательских программ Хадсоновского института (Hudson Institute) по экономической политике.

______________________________________

Ирвин Стелцер: далеко не все американские домовладельцы лишатся крыши над головой ("BBC World", Великобритания)

Час расплаты для Америки ("Project Syndicate", США)

Америка обвалила весь мир ("Telegraf", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.