Вмешательство НАТО в события, происходившие в сербской провинции Косово в 1999 году, последовавшие за этим установление в крае ооновского протектората и курс на развитие Косово вместе с независимостью - все это привело к тому, что множество политиков и аналитиков, высказывая свои мнения, либо полностью демонизировали, либо полностью отрицали то воздействие, которое окончательный статус Косово может оказать на мировой порядок.

Чем ближе к десятому декабря, когда должен пройти последний раунд переговоров, тем ниже вероятность, что Вашингтону удастся убедить Москву поддержать предложение о независимости Косово в Совете Безопасности ООН. Однако обозленные косовские албанцы, составляющие более 90 процентов населения провинции, уже неоднократно намекали, что еще немного - и они объявят о независимости в одностороннем порядке, даже если это будет означать возобновление конфликта с Белградом.

В нынешней системе международных отношений понятие 'независимость' применительно к любой стране фактически означает степень готовности всего остального мира признать, что это страна действительно ни от кого не зависит. Поэтому даже если Москва наложит вето на попытки Косово стать независимым, у края все равно будет возможность пользоваться благами, доступными независимым государствам - и чем больше стран признают Косово, тем больше будет этих благ. То же самое касается и вероятности возобновления насилия: если другие страны будут считать самооборону Косово законной мерой, такая вероятность снизится.

С другой стороны, Вашингтон, зная, что переговоры уже наверняка ничего не дадут, уже не первый день подталкивает (и впредь будет подталкивать) правительства иностранных государств к поддержке, в случае окончательного прекращения переговоров, самопровозглашенной независимости Косово - с формальной точки зрения, независимости незаконной. Надо сказать, что дается это Вашингтону очень и очень нелегко.

В мире на сегодняшний день продолжается более полусотни сепаратистских конфликтов, и, наверное, не найдется такого правительства, испытавшего на себе тяжесть территориального мятежа, которое готово будет признать Косово, понимая, что это прецедент и что он вернется к ним бумерангом.

Ответ на это со стороны массы американских и европейских чиновников прозвучал в известном февральском выступлении Дэниела Фрида (Daniel Fried), заместителя государственного секретаря США по делам Европы и Евразии. Логика его такова: 'Косово является уникальным случаем, поскольку для остановки и полного прекращения этнических чисток потребовалось вмешательство НАТО. Совет Безопасности дал свое согласие на то, чтобы Косово фактически находилось под управлением Организации Объединенных Наций, а не Сербии. В резолюции СБ ООН 1244 также говорится, что окончательный статус Косово должен быть установлен в процессе переговоров. Такие условия не ставились и не ставятся ни в одном конфликте, обычно возникающем в подобном контексте'.

К сожалению, на практике все наоборот. Все пункты, о которых Вашингтон говорит как о свидетельстве 'уникальности' Косово, на самом деле являются ни чем иным как скрижалями сепаратиста. Они словно улицу освещают путь, по которому пойдут новые сепаратистские силы - с еще большей решимостью, еще большим числом людей, и, по всей вероятности, еще больше рассчитывая на успех.

На сегодняшний день такие регионы, как Страна Басков или Абхазия, возможно, действительно, как всегда готов указать Вашингтон, ничем не напоминают Косово. Однако, открыто признавая за движением косоваров к самоопределению и независимости правоту и силу, Вашингтон создает тонко зашифрованный, но, тем не менее, видимый всему свету сигнал. Теперь, чтобы добиться своего, нынешним и будущим сепаратистам надо просто сорганизоваться и сделать все те же действия в той же последовательности, которая привела к признанию Западом независимости Косово: терроризировать местных жителей, вынудить правительство на силовое решение, поднять мятеж и, поклявшись в своей 'хорошести' и решимости начать все сначала, завлечь на спорную территорию иностранных интервентов.

Как только где-нибудь боевики сделают это, Косово перестанет быть уникальным случаем - даже по весьма своеобразным стандартам Вашингтона. Получится, что любая территория, имеющая те же признаки, что и Косово, не меньше Косово заслуживает признания независимости. Естественно, объявляя Косово уникальным случаем, Вашингтон держит в уме как раз необходимость предотвратить развитие сепаратизма, но шутка получается несмешной: на практике Америка сама учит сепаратистов ориентироваться в противоречивом лабиринте геополитики. И чем громче и активнее власти западных стран будут подтверждать, что Косово 'одно такое на всем свете', тем более легитимными станут амбиции любого сепаратиста, решившего повторить косовскую модель.

Вот поэтому-то Вашингтону становится все сложнее убеждать всех, кроме разве что своих ближайших союзников, что край Косово должен стать независимым: сама основа этой позиции все более и более угрожает всем странам, которые после признания независимости Косово - пусть даже речь идет о неофициальной и, следовательно, формально незаконной независимостью - столкнутся с активизацией сепаратизма.

Проталкивая 'уникальность' Косово, Вашингтон и пара-тройка европейских столиц сегодня сами запирают за собой риторические двери, в которые они будут ломиться в будущем, когда придет время бороться против других сепаратистов. Никто не рискует в будущем так пострадать от того, что мы сегодня не понимаем, насколько плотно будут закрыты эти двери, как наши же союзники.

Дэвид Янг - научный сотрудник центра Abraham's Vision и аспирант Института анализа и разрешения конфликтов при Университете имени Джорджа Мейсона (George Mason University, Арлингтон, штат Виргиния)

________________________________________

В поисках сближения, а может быть, и сделки ("The International Herald Tribune", США)

Россия отвергла торг за Косово ("Politika", Сербия)

Независимое Косово - прецедент ("La Libre Belgique", Бельгия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.