Недалеко от улицы Тверской в Москве есть памятная доска. А на ней надпись: 'В этом доме встретились два друга-поэта - Адам Мицкевич и Александр Пушкин'. Место символическое, но совершенно забытое. В том числе и потому, что сегодня польско-российские отношения находятся в глубоком тупике. И ситуация не изменится - независимо от того, насколько позитивные декларации пойдут из Варшавы.

Карты раздает не Варшава, а Москва. Кремль восстанавливает свою великодержавную позицию, пытаясь подчинить себе страны бывшего Советского Союза, поставить дальнее зарубежье в зависимость от энергетических ресурсов. Он будет делать это и дальше, невзирая на то, кто правит в Варшаве в данный момент

Странный перелом

'Шансы на улучшение отношений с Россией велики. Из Москвы идут очень многообещающие сигналы', - заявил Туск после победы на выборах. Он также пообещал, что одну из первых зарубежных поездок в качестве премьер-министра он совершит в Москву. 'В польско-российских отношениях может произойти перелом', - ответил советник президента Сергей Ястржембский. Доказательством тому должно было служить письмо из Польши, касающееся согласия на посещение польских мясоперерабатывающих заводов российскими инспекторами. Это могло стать началом конца введенного русскими эмбарго на польское продовольствие.

Только вот в Польше никто о письме в Россию не знает. Его существование отрицала министр иностранных дел Анна Фотыга, отрицали чиновники. Да, Польша согласна на ветеринарные инспекции из России, но на наших условиях - инспекции должно предварять уведомление польской стороны. Так из-за чего же весь сыр-бор? - Возможно, речь идет о письме, отправленном не Польшей, а чиновниками одного из департаментов Европейской комиссии, - говорят Wprost представители российского МИД. Трудно поверить в то, что это случайный недосмотр. Скорее, речь идет о том, чтобы показать, что после ухода 'ужасных Качиньских' можно решить все проблемы. Когда доказательств примирения начало недоставать, один из прокремлевских публицистов, расхваливая Дональда Туска, дошел до того, что заявил в эфире государственного телевидения, будто 'Туск против размещения в Польше элементов противоракетного щита, а тем самым, американского присутствия в Европе'. А это уже нечто большее, чем преувеличение.

Синдром Квасьневского

'Переломов' в польско-российских отношениях было в последнее время много. Заканчивались они всегда одинаково. После деклараций об улучшении отношений все возвращалось в прежнюю колею. Так будет и теперь. Целью стратегов 'Гражданской платформы' будет визит Дональда Туска в Москву и встреча с Владимиром Путиным. Только что это изменит? Даже отмена русскими эмбарго на польское продовольствие будет мало что значить. Между Польшей и Россией существует фундаментальный конфликт интересов. Трудно себе представить, чтобы польский премьер выступил против стремления в Европу стран Содружества независимых государств, прежде всего, Белоруссии и Украина. А Кремль считает эти страны своей сферой влияния.

Конфликтов между Польшей и Россией много. Польское правительство должно делать все для поиска альтернативных источников энергии. Для этого обязательно нужно иметь доступ к каспийской нефти, чему уже противодействует Москва. Мы не можем согласиться на строительство Северного газопровода или разрушение европейского единства - чем много лет занимается Москва, пользуясь, в частности, конфликтом вокруг войны в Ираке. Прибавьте к этому противоракетный щит. И катынский вопрос, которому Кремль при помощи пропаганды не позволяет проникнуть в коллективное сознание. Декларации о 'примирении' не могут означать отказа от какого-либо из этих постулатов, потому что это означало бы действовать вопреки нашим национальным интересам.

Наверняка советники убеждают Туска в том, что самое главное - это личный контакт с Путиным. Веря в то, что в России без согласия 'царя' ничего не добиться, но если правитель на твоей стороне, то интересы не имеют значения. Тем, кто в это верит, я рекомендую историю приключений в России бывшего президента Александра Квасьневского. Он стремился добиться расположения Путина. Семейная атмосфера, совместные поездки. Он даже был назван 'другом Олеком' [Олек - сокращенная форма польского имени Александр - прим. пер.]. Однако на встречах глав государств в Кремле он всегда вставал в последний ряд. Но Квасьневский знал свое место в шеренге. Он верил в то, что построит хорошие польско-российские отношения на тех условиях, которые диктуют русские. Он вел себя как лидер маленького государства перед мощным соседом. Наверняка советники говорили ему, что ключ к успеху - дружба с российским президентом. Он делал, что мог.

Тонкая конструкция польской дипломатии разлетелась как карточный домик в единый миг - когда на Украине разразилась 'оранжевая революция'. Впервые стало ясно, что интересы Польши и России противоречат друг другу. Варшава была заинтересована в том, чтобы Киев вступил в НАТО и ЕС. А Москва - совсем наоборот: Путин делал все для победы на Украине пророссийского Януковича. Квасьневский, поехавший в Киев разнимать враждующие стороны, моментально перестал быть другом Москвы и стал врагом.

Между Китаем и Западом

Иначе и быть не может, раз уж Россия выбрала себе иной путь, чем вся Европа. Она отдаляется от западных стандартов, модели правления и отношений 'власть - гражданин'. Политическая модель, господствующая в России, - это гибрид, нечто среднее между Китаем и Западом. Достаточно напомнить, что недавно Россия предложила Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе ограничить свои контрольные функции на выборах.

Россия - страна, в которой известная оппозиционная журналистка была застрелена у себя в подъезде. Спецслужбы этого государства принимали участие - и Кремль об этом, возможно, знал - в отравлении радиоактивным материалом Александра Литвиненко. Так и не раскрыто дело о гибели оппозиционного журналиста Юрия Щекочихина, который, как все на это указывает, также умер от облучения радиоактивным веществом. А при этом Путин пользуется в России огромной поддержкой. Прежде всего, потому, что взял на вооружение националистические лозунги. Россияне знают, что их страну окружают враги, желающие ее уничтожить: латыши, грузины, но также и поляки. Путину удалось убедить немалую часть общества в том, что их страна - великая держава. А в отношении таких мелких стран, как Польша, великая держава не может выступать иначе как с позиции силы. Поэтому в Москве были избиты польские дипломаты, а перед посольствами Польши и прибалтийских стран в Москве молодежное движение 'Наши' устроило пикеты. В лучшем случае Польшу может ожидать пренебрежение. Убежденность в том, что это настолько мелкая страна, что ей не стоит заниматься. Однако пока нам это не грозит.

В России в 2008 г. состоятся президентские выборы. Впрочем, их трудно назвать выборами. Скорее, это назначение преемника президента Путина. Вся избирательная кампания, идущая в России, заключается в подпитывании националистических настроений. Где тут место уступкам или примирению с Польшей? Не проходит и дня, чтобы организация 'Наши' не устроила пикет у посольства того или иного прибалтийского государства, а какой-нибудь российский политик не обрушился с нападками на Соединенные Штаты или Запад. Если Путин сравнивает создание противоракетного щита в Европе с 'карибским кризисом', то где тут место примирению с Польшей? К счастью, Путин - это не Никита Хрущев, а Россия - не Советский Союз 60-х годов. На Кубе были размещены ракеты с ядерными боеголовками, а сегодня Кремль может только пугать. Слишком у многих людей власти в России есть счета в швейцарских банках и дома под Ниццей, чтобы идти на открытый конфликт с Западом. Путин - не человек открытой борьбы, максимум, на что он способен - это 'плюнуть в суп'.

Ключ в Брюсселе

Имперские настроения появились в России уже во время второго срока Бориса Ельцина. Тогда родилась концепция ближнего зарубежья - стран бывшего СССР, являющихся исключительной российской сферой влияния. Отличие Путина от Ельцина заключается в том, что, благодаря высоким ценам на энергоносители, он располагает деньгами для реализации своих концепций. Такая политика ведется в отношении всех стран бывшего СССР. В свою очередь, независимо от того, кто будет править в Варшаве, активная польская восточная политика должна заключаться в укоренении демократических институтов к востоку от наших границ. Это является причиной самого серьезного польско-российского конфликта. Разумеется, Варшава не может выиграть этот спор в одиночку. Однако она может оказывать влияние на формирование европейской восточной политики. Пока у ЕС нет четко сформулированной политики в этой области, хотя активность польских политиков уже приносит свои плоды. Так было, в частности, в Киеве - присутствие Александра Квасьневского вынудило европейских лидеров принять участие в 'оранжевой революции'. Только сильная и активная в ЕС Польша может оказывать влияние на ситуацию в Белоруссии и на Украине. Политика предыдущего правительства была до сих пор самой последовательной и, в связи с этим, самой эффективной. Так что, если и предъявлять претензии к главе МИДа, уходящей со своего поста, то только относительно формы, а не избранного направления. Благодаря последовательной и жесткой политике в отношении Кремля Европа начала смотреть на Москву 'польскими глазами'. Лишь последнее правительство сумело сделать так, что проблема энергетической солидарности ЕС стала предметом переговоров и дискуссий в Брюсселе. В Самаре канцлер Германии защищала польскую позицию в отношении России. Ключ к хорошим отношениям с Москвой лежит в Брюсселе.

Российские политики пытаются представить дело так, будто в Польше и прибалтийских странах живут зоологические русофобы. Одновременно они умело проводят историческую политику. Нет места для сталинских преступлений, для пакта Молотова-Риббентропа. Катынь была незначительным эпизодом. Если польский премьер не будет требовать правды о Катыни, то мы проиграем историческую битву. Подлинное примирение с Россией можно представить себе только в том случае, если президентом станет Сергей Ковалев, известный российский диссидент и правозащитник, а пока это - к сожалению - нереально.

________________________________

'Польский катехизис' или Почему Путин не доверяет полякам? ("Rzeczpospolita", Польша)

Рышард Терлецкий: Черная дыра на месте советской империи ("Rzeczpospolita", Польша)

Путин ведет себя как царица Екатерина II - демонстративно пренебрегает Польшей ("Wprost", Польша)