Поздно вечером в пятницу в баре Simba Saloon, что в центре Найроби, звучит музыка популярной кенийской группы Boomba Clan, под которую завязываются деловые отношения. У стойки бара похожие на банкиров люди обмениваются новостями о последних продажах акций и концессиях на добычу полезных ископаемых - это те сплетни, без которых в главном городе африканского экономического бума не обойтись. Часть разговоров ведется на английском. Часть на китайском. Но все чаще и чаще здесь начинает звучать русская речь, поскольку Москва составляет все более серьезную конкуренцию Западу и Пекину в погоне за богатствами Африки.

Сегодня гиганты развивающегося рынка борются за нефть, газ и железную руду на африканском континенте так же энергично, как европейские колонизаторы в 19-м веке захватывали его земли. Наиболее агрессивно ведут себя китайцы. По данным южноафриканского банка Standard Bank of South Africa, у них в 50 странах действует более 700 различных компаний. Сегодня Китай занимает второе после США место в Африке по объему помощи и торговли. С 2000 года товарооборот этой страны с 'черным континентом' увеличился в четыре раза и составляет сегодня 40 миллиардов долларов.

Но Россия, представляющая собой вторую по степени активности страну развивающегося рынка, тоже набирает обороты. Хотя объем торговли России с Африкой составляет всего 3 миллиарда долларов в год (увеличившись в три раза с 2000 года), богатые российские компании с 2000 года вложили в приобретение активов и собственности на этом континенте более 5 миллиардов долларов. И сюда еще не включены проекты на сумму 3,5 миллиарда долларов в области нефтеразведки, реализация которых начнется к концу десятилетия. (За тот же период времени Китай вложил в Африку 6,7 миллиарда долларов, но значительная часть этих средств ушла на проекты инфраструктуры, включая телекоммуникации, электроэнергетику, охрану и рациональное использование водных ресурсов, транспорт и сельское хозяйство.)

Подталкиваемые стремлением к наживе, а также Кремлем, который проявляет большое желание создать экономическую империю, российские бизнесмены идут все дальше на юг. Африка полна стран с развалившейся экономикой, которые, однако, обладают огромными запасами полезных ископаемых (как и Россия в начале 90-х годов). И русские полагают, что хорошо разбираются в том, как надо действовать в подобных условиях. Россия активно подталкивает свои компании к приобретению активов по всему миру, потому что это хорошо укладывается в рамки концепции президента Владимира Путина по восстановлению международных позиций страны. Недавние энергетические сделки с Алжиром сопровождались договорами на продажу Москвой оружия на сумму 4 миллиарда долларов. Заинтересованные в Южной Африке российские компании получили мощный стимул благодаря соглашению о расширении ядерного сотрудничества, заключенному Путиным с президентом ЮАР Табо Мбеки (Thabo Mbeki). В сентябре Путин совершил блиц-визит по странам Африки, привезя с собой несколько высокопоставленных олигархов. Среди них был Виктор Вексельберг, пообещавший вложить в металлургические и горнодобывающие проекты на этом континенте 2 миллиарда долларов.

В то время как китайцы укрепляют свои позиции в Африке в основном в целях обеспечения энергоресурсами своих бурно развивающихся городов и обрабатывающей промышленности, Россия смотрит на эти сделки в ином ракурсе. Эта страна - крупнейший в мире экспортер энергоресурсов, и у нее большие запасы своих собственных металлов и минералов. Но богатые российские компании хотят расширить свои глобальные позиции, пока у них есть деньги. А в условиях, когда цена нефти в последние недели приблизилась к сотне долларов за баррель, время действовать наступает именно сейчас. По словам аналитиков, имеется и еще один мотив: расширение бизнес империй с переносом части деятельности за пределы досягаемости Кремля служит страховкой от возможных политических перемен в России.

За последние три года четыре ведущие российские металлургические компании вложили более 5 миллиардов долларов только в страны Центральной Африки. Российские нефтяные гиганты 'Лукойл', 'Роснефть' и 'Стройтрансгаз' заключили соглашения на разведку и освоение с Алжиром, Нигерией, Анголой и Египтом на сумму более 3 миллиардов долларов. В этом году 'Лукойл' приобрел 63 процента нефтяного месторождения вблизи побережья Кот-д'Ивуар, заключив соглашение о разделе продукции с его нигерийскими владельцами.

В то время как китайцы сосредоточивают свое внимание на сырьевых товарах, русские только этим ограничиваться не собираются. В текущем году темпы экономического роста в странах Африки южнее Сахары должны составить 6,7 процента, а долговое бремя этого региона уменьшилось с 80 процентов ВВП десять лет назад до менее чем 30 процентов. В таких странах, как Замбия и Кения, набирает обороты экономическая реформа, а в ЮАР, Кении и Нигерии увеличивается класс потребителей. Русские это видят и расширяют свою деятельность, переходя в сферу финансовых услуг, телекоммуникаций и розничной торговли.

Российские банки довольно быстрыми темпами обгоняют западных частных инвесторов, таких как вашингтонская инвестиционная компания Emerging Capital Partners и южноафриканские венчурные инвестиционные фонды. Московская инвестиционная компания 'Ренессанс Капитал' предлагает сегодня такие услуги, которые вскоре позволят направить миллиардные денежные средства в бизнес-проекты в странах Центральной Африки. А новый 'Африканский инвестиционный фонд', учрежденный недавно 'Ренессанс Капиталом', к весне должен составить по объемам денежных средств 1 миллиард долларов. Таким образом, он по размерам капитала станет равным пяти фондам, созданным с 2000 года фирмой Emerging Capital Partners, являвшейся ранее самым крупным частным инвестором.

Пока непонятно, окажутся ли Россия и Китай для Африки лучшим вариантом, чем западные страны. ЮАР, например, является образцом устойчивого развития в регионе, однако южноафриканские корпорации, стремящиеся к расширению деятельности на всю территорию континента, могут оказаться вытесненными китайцами и русскими, которые способны платить наличными практически за любой объект собственности. Местные лидеры заявляют, что они десятилетиями следуют западным моделям бизнеса и экономического развития, но видимой отдачи не получают. Новые страны могут предложить им что-то новое. По крайней мере, они привозят с собой деньги. Но пока за стойками африканских баров завязываются новые отношения и проливаются коктейли, которые по цене своей равны полумесячной зарплате кенийского чернорабочего, совершенно не ясно, что еще новые покорители Африки могут сделать с ее будущим.

Статья подготовлена с участием Карен Макгрегор (Karen MacGregor).

___________________________________________________________

Международные нефтяные компании: баланс сил меняется ("The Financial Times", Великобритания)

Опасности петрократии ("The New York Times Magazine", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.