Острой критикой власти встретила Грузия четвертую годовщину 'революции роз'. Перед зданием парламента, где 2-го ноября 2003-го года поднялась самая мощная волна протеста, завершившаяся победой взбунтовавшегося против Шеварднадзе 'рассерженного' народа, 2-го ноября 2007-го года собрались свыше 100.000 человек, требуя провести парламентские выборы демократично и в конституционные сроки, критикуя внутриполитический курс правящей партии.

Изначально у участников акции было три требования: выборы срок, установленный конституцией, демократизация избирательного закона и проведение демократических выборов.

Однако представители властей заявляли, что большинство собравшихся волновали социальные и личные проблемы, а лидеры оппозиционных партий используют это недовольство в своих целях.

До акции 2-го ноября

Состоявшейся 2-3-го ноября многотысячной акции протеста предшествовали серьезные политические процессы. До проведения акции лидеры объединенной оппозиции объездили всю Грузию, призывая недовольную внутриполитическим курсом общественность выразить 2-го ноября в столице свой протест.

Волна протеста жителей Тбилиси и представителей регионов оказалась многолюдней, чем предполагала власть и сами лидеры оппозиции. В определенной степени этому способствовали и представители власти, которые вместе с чиновниками различных государственных структур с середины октября запугивали водителей маршрутных такси и автобусов, чтобы они не доставляли в Тбилиси тех, кто желает принять участие в акции протеста. Естественно, об этом стало известно, что только усилило общественный протест.

Первое ноября

В результате этих и других 'разумных' мер, предпринятых властями, желающие принять участие в акции отправились к столице не 2-го ноября, а на один-два дня раньше. Поэтому акция протеста началась не в 2 часа дня 2-го ноября, а вечером 1-го ноября. Первыми к 'рассерженным' жителям Тбилиси, собравшимся у здания парламента, в тот вечер присоединилась колонна жителей из Кахетии и Мцхета-Мтианети, прибывших вместе с лидером 'Народной партии' Кобой Давиташвили, членом 'Консервативной партии', парламентарием Кахой Кукава и парламентариями-лидерами 'Лейбористской партии'.

Основной людской поток из регионов появился на проспекте Руставели 1-го ноября в 21 час 30 минут. К колонне из Западной Грузии - Самегрело и Аджарии - по пути присоединились протестующие из Имеретии, Самцхе-Джавахетии и Шида-Картли. Прибывшая из регионов в поддержку оппозиции колонна из 1500 машин, оказалась в столице в 9 часов вечера вместе с 'консерватором' Звиадом Дзидзигури, 'республиканцем' Давидом Бердзенишвили, членом 'Национального форума' Георгием Цулая, одним из лидеров 'Национального форума' Губазом Саникидзе и другими лидерами оппозиции.

Уже к 23-м часам 1-го ноября площадь перед зданием парламента и прилегающая к нему территория была переполнена участниками акции. Людское море раскинулось от Театра оперы и до станции метро 'Площадь свободы'. Митингующие уже тогда не могли не заметить, что их требования были значительно мягче того, что заслуживают Саакашвили и его 'розовая власть'. Но так как народ не хотел новой революции и надеялся, что все будет происходить в конституционных рамках, участники акции протеста ни в тот вечер, ни 2-го ноября, не стали выдвигать требований об отставке президента и правительства.

Репортаж с акции протеста

Вся Грузия, затаив дыхание, ожидала, что произойдет 2-го ноября. Власть надеялась, что на призыв оппозиции откликнутся только 2-3 тысячи граждан, недовольных ее политикой. Оппозиция уверяла, что соберет 100.000 человек, но в действительности ее лидеры на это не надеялись. По их предположениям, на акцию могло собраться примерно 50.000 участников. Огромное количество митингующих удивило не только власть, но и саму оппозицию. Тем более, что активисты правящей партии или переодетые в гражданскую форму сотрудники силовых структур отнимали у водителей автобусов, маршрутных такси и частных автомашин документы, талоны техосмотра, а в некоторых случаях - даже ключи от машин, чтобы помешать гражданам, прибывающим из регионов в столицу, попасть на акцию протеста.

Собравшиеся перед зданием парламента десятки тысяч людей говорили о многочисленных политических и социальных проблемах в стране. И все сошлись во мнении, что единственная возможность вывода страны из кризиса и решения этих проблем - смена власти на своевременных демократических выборах.

'На акцию протеста меня привела существующая в стране несправедливость и то, что оскорблено мое самолюбие',- заявила одна из участниц акции.

'Власть все время говорит об экономическом подъеме, в то время как народ умирает с голоду. Молодых людей без всякой на то причины уничтожают на улицах, и никто ни с кого за это не спрашивает', - так выразила свою позицию студентка, участвующая в акции.

'Из Кахетии я привез "саперави", все равно виноград не смог продать. А спросить Саакашвили - все у нас хорошо. Столько вина одному мне не выпить, швило! Раз правительство прислало этим людям отравленное вино, хоть я дам им выпить чистое кахетинское "саперави"', - поделился с нами 75-летний крестьянин из Сагареджо.

Требование отставки президента Саакашвили прозвучало на акции только после того, как стало очевидным: власть не только не идет на уступки, она даже не желает говорить с вышедшими на улицу манифестантами.

Более того, лидеры правящего большинства говорили лишь о том, что за этой акцией стоят Россия и деньги 'Бадри' (Патаркацишвили). Что 'бадриевская' оппозиция вводит народ в заблуждение. И в телевизионном выступлении президента 4-го ноября тоже не прозвучало ожидаемых общественностью ответов на волнующие ее вопросы.

'В этом телевизионном выступлении Михаил Саакашвили не говорил с народом, как это подобает президенту. Очевидно, что мы не должны требовать отставки президента, так как у нас его нет. Вчера мы увидели, что Михаил Саакашвили не является президентом или не может быть президентом. Президент должен быть гарантом единства, конституционного порядка, должен защищать интересы каждого гражданина и нести ответственность перед своим народом. Он не хочет или не может этого делать. Объединенная оппозиция не требует отставки президента, у нас его нет', - заявил лидер 'Республиканской партии' Давид Усупашвили.

5-ое ноября

Объединенная оппозиция обратилась к международным организациям и аккредитованному в Грузии дипломатическому корпусу с просьбой заинтересоваться обстановкой в стране. В ответ на требования лидеров оппозиции и собравшегося на проспекте Руставели народа мэр Тбилиси Гиги Угулава заявил, что для утверждения 'бадриотизма' в Грузии задействованы большие деньги и силы не только внутри страны, но и за ее пределами.

'В Грузии не будет установлен 'бадриотизм' вместо патриотизма. Акция на проспекте Руставели уподобилась партийному собранию, но это их право, и страна от этого не пострадает', - заявил Угулава.

По его словам, несмотря на протесты оппозиции, страна продолжит свое развитие, продолжится работа над начатыми проектами.

'Грузия идет вперед, и этот процесс не смогут остановить ни Березовский, ни Патаркацишвили', - заявил мэр Тбилиси.

Поздно вечером в прямом эфире телекомпании 'Имеди' выступил экс-министр обороны, лидер партии 'Движение за единую Грузию' Ираклий Окруашвили. Он подтвердил, что сделанные им до задержания обвинения в адрес властей соответствуют действительности. Заявление Окруашвили, кроме телекомпании 'Имеди', транслировалось на большом экране, смонтированном перед зданием парламента, где проходила акция протеста.

'Приношу извинения за те показания, которые меня вынудили дать во время моего ареста. Тем самым я не сумел оправдать надежды многих людей. Все обвинения, выдвинутые мной в отношении Саакашвили до моего задержания, - правда', - заявил Окруашвили, добавив, что располагает всеми необходимыми доказательствами.

'У меня нет возможности опубликовать все эти документы в Грузии, но если будет хотя бы теоретическая возможность, что суд какой-либо страны рассмотрит имеющиеся у меня материалы, я докажу справедливость своих слов', - заявил экс-министр.

Ираклий Окруашвили отказался конкретизировать, какого рода давление оказывали на него и его семью. 'Я пока что не могу говорить об этом. Когда я делал первое свое заявление, понимал, что меня арестуют, думал, это произойдет сразу же, но мне дали три дня. Меня арестовали и должны были выпустить максимально благоприятно для Саакашвили. Пока я находился в тюрьме, меня посетила почти половина правительства, начиная с министра обороны Давида Кезерашвили. Сам президент не приходил, он не удостоил меня такой чести', - отметил Окруашвили.

Говоря о признаниях, которые от него добивались, Окруашвили заявил, что требовали признать, будто бы он действовал по сговору с Бадри Патаркацишвили, который пообещал ему пост премьера в новом правительстве.

Экс-министр обороны заявил также, что по его сведениям, залог за его освобождение заплатил 'придворный бизнесмен' Саакашвили, некто Тамаз Нижарадзе.

Окруашвили отметил, что в Грузии многие телефонные разговоры прослушиваются. И у него есть архив телефонных переговоров за 2005-2006 годы.

По его словам, в этом списке свои номера и голоса узнают 'очень многие политики, министры или судьи'.

'Сегодня я подвергаю опасности мою семью и друзей, но предупреждаю, что если хоть один волосок упадет с их головы, я обещаю Саакашвили, что отомщу, где бы он ни находился. Пусть никто не думает, что я попрошу политическое убежище в какой-либо стране, я вернусь в Грузию и надеюсь, что это произойдет скоро', - уверил Окруашвили.

Он считает, что Михаил Саакашвили и власти Грузии допустили три принципиальные ошибки: 'первая, что дали мне право выступить в эфире с обвинениями, вторая, что меня выпустили, и третья - поверили в то, что я уже не буду заниматься публичной деятельностью'.

'Каждые пять минут я слышала вопрос, где Окруашвили? На этот вопрос ответил сам Окруашвили, когда предъявил такие тяжкие обвинения первому лицу государства. Теперь Саакашвили должен доказать или несостоятельность этих обвинений, или оказать содействие объективному расследованию. А Ираклию Окруашвили должна быть предоставлена возможность подтвердить конкретными доказательствами все обвинения, которые он выдвинул в адрес президента и властей во время первого телевизионного выступления, и сейчас', - заявила 'Georgiаn Times' адвокат Окруашвили, один из лидеров 'Движения за единую Грузию' Эка Беселия.

8 часов утра 7-го ноября - разгром

Вначале представители власти надеялись, что собравшиеся на проспект Руставели люди 'покричат, покричат и разойдутся'. Однако их ожидания не оправдались. Участники мирной акции начали голодовку, требуя проведения парламентских выборов в конституционные сроки, освобождения политзаключенных и отставки президента.

Ранним утром, когда на площади оставалось меньше всего участников акции, Саакашвили использовал против голодающих метод своего предшественника - и разогнал их. Голодающих избили, задержали Гогу Хаиндрава, а также нескольких лидеров объединенной оппозиции, обвинив их в сопротивлении полиции. Был жестоко избит парламентарий Леван Гачечиладзе.

Как заявили представители объединенной оппозиции, не случайно, что Саакашвили решил расправиться с голодающими 7-го ноября. 'Республиканцы' и 'консерваторы' считают, что власть, пронизанная 'большевистским' духом, посвятила этот разгром 90-летию Великой Октябрьской (большевистской) социалистической революции.

Лидеры оппозиции, участвующие в акции, заявляли, что, несмотря на жестокую расправу и насилие, акция не прервется, и общественный наказ - 'парламентские выборы в конституционные сроки' и 'Грузия без Саакашвили' - будет выполнен.

_____________________________________

Протесты против генерального директора Грузии ("Newsweek", США)

Грузия: розы и реальность ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.