Saturday, November 10, 2007; A01

Высокие нефтяные цены стали движущей силой одного из крупнейших финансовых 'трансфертов' в истории. Сегодня потребители ежедневно платят за 'черное золото' на 4-5 миллиардов долларов больше, чем пять лет назад - только за этот год 'кошельки' нефтяных компаний и нефтедобывающих стран потяжелели на 2 с лишним триллиона долларов.

Последствия, как материальные, так и психологические, очевидны: на китайских бензоколонках автомобилисты выходят из себя, в Кремле растет уверенность; Чад закупает оружие, Саудовская Аравия стоит новые нефтехимические заводы; в Корее проводятся кампании против пользования автомобилями, а у Toyota растут продажи гибридных моделей; в Сенегале увеличилось налоговое бремя, а на Бразилию пролился 'золотой дождь'. Недавние демонстрации в Бирме, кстати, спровоцировало решение властей о повышении цен на топливо.

В США рост цен на импортную нефть снижает и без того анемичный уровень индивидуальных накоплений, способствует инфляции, усугубляет внешнеторговый дефицит, подрывает позиции доллара и затрудняет Федеральной резервной системе выполнение противоречащих друг другу задач - бороться с инфляцией и поддерживать темпы экономического роста.

Богатой нефтью Аляске сложившаяся ситуация позволила в сентябре увеличить сумму нефтяных дивидендов, ежегодно выплачиваемых всем, кто живет в этом штате, независимо от пола и возраста, до 1654 долларов - это на 547 долларов больше, чем в прошлом году. В других штатах высокие нефтяные цены создают стимулы для реализации не связанных с этим сырьем энергетических проектов, которые прежде казались слишком дорогостоящими, и наносят ущерб прибылям фирм, потребляющих энергоносители в больших объемах - например авиакомпаниям и химической промышленности. Даже Kellogg's, специализирующаяся на производстве продуктов питания, заявляет, что повышение цен на энергоносители негативно отразилось на ее доходах за третий квартал.

Стоимость нефти неумолимо приближается к 100 долларам за баррель, и конца процессу перераспределения средств, превышающих 1% общемирового ВВП не видно. В прошлом нефтяные кризисы тоже приводили к финансовым потрясениям и порождали гигантские потоки нефтедолларов, но они постепенно сходили на нет, и мировая экономика приспосабливалась к новым условиям. Нынешний же ценовой пик продолжается уже четыре с лишним года, и многие считают: даже если в ближайшие месяцы нефть немного подешевеет, возврата к прошлому уже не будет.

'Ситуация последних двух лет не имеет прецедентов по продолжительности', - отмечает Кеннет Рогофф (Kenneth Rogoff), профессор Гарвардского университета, а в прошлом главный экономист Международного валютного фонда. Нефтяные цены 'не просто скачут, они повышаются постоянно', поясняет он.

И плоды этого повышения, в объеме порядка 700 миллиардов долларов в год, достаются странам-экспортерам нефти.

Двум таким странам - Ирану и Венесуэле - рост нефтяных доходов позволяет энергичнее противодействовать администрации Буша. Венесуэла с помощью этого богатства 'покровительствует' ряду стран Латинской Америки, стараясь усилить свое влияние даже в государствах, считающихся давними союзниками США. А Иран, вероятнее всего, окажется менее уязвимым для санкций, призванных заставить его отказаться от своей ядерной программы или поставить ее под надзор международных инспекторов.

Саудовская Аравия - крупнейшая в мире страна-экспортер нефти - с помощью дополнительных доходов строит четыре города. Цель этих проектов - улучшить имидж страны, диверсифицировать экономику и создать новые рабочие места в достаточном количестве, чтобы обеспечить стабильность в обществе.

Один из таких мегапроектов - Промышленный город имени короля Абдаллы (King Abdullah Economic City) на западе страны. Как заявляют представители Emaar - строительной компании из Дубая - общая стоимость работ составит 27 миллиардов долларов, а по площади город будет втрое превышать Манхэттен. Один из подрядчиков, участвующих в строительстве, рассказывает о широком, обсаженном пальмами бульваре, который протянется на 12 миль через пустыню до самого берега Красного моря. Сегодня экскаваторщики в строительных касках уже роют котлованы под фундаменты электростанции и завода по очистке морской воды, расширяют акваторию будущего порта. Город будет состоять из промышленного района, делового центра, университетского городка и жилых кварталов - его население, как ожидается, составит 2 миллиона человек.

Несмотря на подобные мегапроекты, бюджет Саудовской Аравии сводится с профицитом. Она уже выплатила большую часть внешней задолженности, накопившейся за 1990-е, и увеличивает валютные резервы.

Россия, нефтяной экспортер номер два - наглядный пример того, что энергетические доходы способны в корне преобразовать не только экономическую, но и политическую сферу. В 2000 г., когда президент Владимир Путин пришел к власти, - тогда не прошло и двух лет после обвала рубля и объявленного страной дефолта по внешним долгам - политическое руководство страны тревожила возможность нового финансового кризиса: в 2003 г. выплаты по внешней задолженности должны были достигнуть пиковой величины - 17 миллиардов долларов.

Сегодня, накануне завершения второго и последнего президентского срока Путина, эта сумма кажется кремлевским обитателям просто мелочью. Только с июля этого года российские золотовалютные резервы увеличились на 17 с лишним миллиардов долларов. Резкий рост нефтяных цен позволил России вдесятеро увеличить бюджетные расходы по сравнению с 1999 г., выплатить внешние долги и выйти на третье место в мире по объему золотовалютных резервов (они составляют около 425 миллиардов долларов).

'Государство усилилось, стало более решительным и уверенным в себе, - замечает Владимир Милов, глава московского Института энергетической политики и бывший заместитель министра энергетики. - Оно убеждено, что справится с любым экономическим кризисом в стране'.

И на то у него есть основания. За счет нефтяных доходов власти создали так называемый Стабилизационный фонд, отложив на черный день 150 миллиардов долларов.

'Финансовая независимость способствует более напористым действиям России на международной арене, - утверждает Милов. - Часть элиты изо всех сил стремится продемонстрировать, что мы поднялись с колен'.

И вот результат: Россия пытается вновь включить республики бывшего СССР в свою сферу влияния. Не испытывая больше необходимости в благожелательном отношении зарубежных нефтяных компаний и западных банкиров, Москва противодействует экспансионистской, по ее мнению, политике США, особенно в связи с расширением НАТО и созданием американской системы ПРО в Европе, и придерживается самостоятельного подхода в вызывающих споры международных вопросах - например по иранской ядерной программе.

Приток нефтедолларов обернулся и потребительским бумом: его зримые свидетельства - растущие как грибы торговые центры, круглосуточные гипермаркеты, новые жилые и офисные здания, или изобилие иномарок, которые сегодня видишь на каждом шагу не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в провинциальных городах. При Путине среднедушевые доходы населения удвоились, а число людей, живущих за чертой бедности, сократилось наполовину.

Однако многие экономисты называют нефтяные ресурсы не благом, а бедствием, утверждая, что они позволяют добывающим странам избегать шагов по диверсификации экономики и более равномерному распределению богатств. В России, к примеру, мы наблюдаем рост инфляции, увеличение объемов импорта и отсутствие инвестиций в ту самую нефтяную отрасль, что подпитывает нынешний бум.

'Нефтяное богатство - наше проклятие'

Куда более серьезные проблемы одолевают Нигерию: там власти борются с мятежом, из-за которого упала нефтедобыча в дельте реки Нигер. Центральное правительство пытается разумно расходовать оставшиеся нефтяные доходы, но эффективность этой программы подрывает коррупция. Властям пришлось сократить субсидирование внутренних цен на бензин, мотивируя это необходимостью совершенствовать системы здравоохранения, образования и инфраструктуру - в результате цены на него выросли в несколько раз.

'Для нашей страны нефтяное богатство - не манна небесная, а проклятие', - замечает тридцатишестилетняя домохозяйка Халима Дахиру (Halima Dahiru): мы беседуем, пока она ждет автобуса на остановке недалеко от бензоколонки Texaco в Кано - коммерческой столице северной Нигерии. Бензоколонка то и дело скрывается за облаками пыли, поднятой грузовиками, проносящимися на безумной скорости по грунтовой дороге; от этого дымка, которой окутал город сухой ветер-харматтан, кажется еще гуще.

'Вы спокойно ложитесь спать, а на следующее утро узнаете, что правительство повысило цены на бензин, и ничего не можете с этим поделать, - рассказывает она. - Единственный разумный выход - как-то приспосабливаться, ведь власть ни за что не прислушается к голосу народа'.

Среди тех, кто выиграл от нынешней ситуации - новые страны-экспортеры нефти, такие как Судан и Чад, и действующие на их территории компании, в том числе малазийская Petronas и французская Total. Суданская столица Хартум переживает строительный бум: возводятся новые небоскребы, пятизвездочные отели - и это несмотря на санкции, введенные США и Евросоюзом, чтобы остановить нападения на жителей западной провинции Дарфур.

Правительство Чада тратит часть нефтяных доходов не на развитие народного хозяйства, а на закупки оружия. На востоке страны вы почти не увидите бензоколонок: люди покупают бензин - в основном для мотоциклов, машины мало у кого есть - на лотках вдоль дорог, где его разливают из стеклянных бутылей.

У стран-импортеров - свои проблемы. Тяжелее всего приходится бедным государствам. В прошлом году в Сенегале бюджетный дефицит увеличился вдвое, инфляция усилилась, а экономический рост замедлился. Из-за отсутствия средств на закупку сырья государственное нефтехимическое предприятие часто простаивало.

В Китае правительство 31 октября повысило розничные цены на бензин на 10%; по всей стране возник его дефицит, что привело к нормированию и длинным очередям на бензоколонках. На некоторых заправках дело дошло до драк, а в провинции Хэнань на прошлой неделе один автомобилист убил другого: тот сделал ему внушение за попытку заправиться без очереди.

Дефицит дизельного топлива поразил даже самые богатые китайские города - Пекин, Шанхай и торговые порты на восточном побережье - которые прежде не испытывали проблем со снабжением. В городе Нинбо, расположенном к югу от Шанхая, на этой неделе у некоторых бензоколонок водителям приходилось ждать больше трех часов, а очереди из машин выстраивались на 200 метров.

Поползли слухи, что владельцы бензоколонок или власти 'придерживают' топливо в ожидании дальнейшего повышения цен; по каналам информационного агентства 'Синьхуа' даже было распространено официальное заявление - всякий, кто распускает слухи о предстоящем подорожании топлива, будет 'сурово наказан'.

Тридцатисемилетний таксист Ли Лэйцзюнь рассказывает: не сумев заправиться, он так разозлился, что вступил в спор с работниками бензоколонки и даже вызвал полицию. 'Но дизельного топлива мне так и не досталось', - говорит он.

Отказавшись от ортодоксально маоистской экономической политики, китайские лидеры выпустили на свободу десятилетиями томившегося в заточении джинна отложенного спроса. По данным Международного энергетического агентства, сегодня Китай потребляет 9% от общемирового объема добычи нефти (еще пять лет назад эта цифра составляла 6,4%). Тем не менее, внутренние цены на топливо в стране по-прежнему субсидируются. В результате, несмотря на повышение цен и беспокойство из-за воздействия расточительного использования топлива на экологию, в этом десятилетии его потребление росло бешеными темпами - на 8,7% в год.

В Южноафриканской Республике высокие цены тоже не отразились на потреблении моторного топлива: это связано с тем, что ряды высшего и среднего классов пополняют изголодавшиеся по достатку черные. Машина здесь - символ статуса, и за десять лет после отмены апартеида в 1994 г. потребление бензина в стране увеличилось на 39%. В прошлом году новых автомобилей в ЮАР было продано на 15,7 % больше, чем в 2005 г.

Высокоразвитые страны-потребители имеют больше возможностей приспособиться к сложившейся ситуации. Так, в Японии, которая импортирует почти 100% потребляемого топлива, от повышения цен проигрывают все - кроме компании Toyota. Тем не менее, страна уже много лет идет по пути энергосбережения. Сегодня она импортирует на 16% меньше нефти, чем в 1973 г., хотя объем ВВП Японии за тот же период увеличился в два раза. В электроэнергетике миллиарды долларов были потрачены на переход от нефти на природный газ, уголь, ядерное или альтернативное топливо. На долю Японии приходится 48% электроэнергии, получаемой по всему миру от солнечных батарей - аналогичный показатель для США составляет лишь 15%. Флуоресцентные электролампочки составляют 80% от общего количества, а в Соединенных Штатах - только 6%.

Тем не менее, удорожание энергоносителей ведет к повышению цен на сырьевые и промышленные товары, а также продукты питания - в их производстве большую долю затрат составляют расходы на удобрение и транспортировку. Из-за роста стоимости зерна Nissin Food Products, занимающая первое место по производству лапши быстрого приготовления, в январе будущего года - впервые за 17 лет - повысит цены на свою продукцию на 7-11%.

Смазка для шестеренок Toyota

В выигрыше оказалась Toyota. Резкое повышение цен на бензин увеличило популярность гибридного автомобиля Prius, и других экономящих топливо моделей Toyota, например Camry и Corolla. Хотя в самой Японии объем продаж этих машин остался на прежнем уровне, он существенно увеличился в Северной Америке, Европе, Азии и странах с развивающейся рыночной экономикой. В октябре было реализовано 13158 автомобилей модели Prius - на 51 % больше, чем за соответствующий период прошлого года. В мае общее количество гибридных автомобилей Toyota, проданных по всему миру, превысило миллион.

В Британии из-за рекордных нефтяных цен средняя цена на бензин на этой неделе впервые превысила 1 фунт за литр (что составляет 8 долларов за галлон).

'Но никакого шума по этому поводу не поднимается - вы не увидите повсюду заголовки типа 'Цена на нефть ставит абсолютный рекорд', - отмечает Крис Скребовски (Chris Skrebowski), редактор Petroleum Review, издаваемого лондонским Энергетическим институтом (Energy Institute). - У нас все не так, как в Америке. Здесь все просто приняли к сведению, что она стоит дорого'.

Если британских автомобилистов подорожание ударило по кошельку, то доходы государства, по словам Скребовски, наоборот, увеличиваются, поскольку примерно 80% стоимости бензина составляют налоги. Кроме того, отмечает он, у Британии в этой сфере есть 'подушка безопасности' - почти всю потребляемую нефть она добывает сама.

Однако нефтедобыча в Северном море сокращается: апогея - 2,6 миллиона баррелей в сутки - она достигла еще в 1999 г. Сегодня, по словам Скребовски, Британия добывает 1,4 - 1,6 миллиона баррелей в сутки, а ежедневно потребляет 1,7 миллиона баррелей нефти. Премьер-министр Гордон Браун, вступивший в должность в июне этого года, сделал обеспечение энергетической независимости страны одной из приоритетных задач своего правительства.

В то же время, как отмечают аналитики, европейские страны, покупающие нефть в долларах, находятся в чуть более благоприятном положении из-за высоких курсов своих валют. Сегодня курс доллара по отношению к евро или фунту приближается к рекордно низкому уровню.

Аргентина пытается искусственно поддерживать низкий уровень цен на топливо. В последние годы президент Нестор Киршнер сильно давит на топливно-энергетические компании, заставляя их удерживать цены - он даже призвал граждан бойкотировать Royal Dutch Shell, когда та повысила расценки на своих бензоколонках. Поставщики, опасаясь вызвать гнев властей, предпочитают увеличивать цены постепенно и понемногу.

Когда воздействие ситуации на мировом рынке стало ощущаться все сильнее, Киршнер подписал серию соглашений с президентом Венесуэлы Уго Чавесом. В этом году главы двух государств выступили с инициативой под названием Petrosuramerica - речь идет о поддержке совместных проектов в энергетической сфере и обеспечении энергетической безопасности Аргентины.

В Бразилии - крупнейшей в экономическом отношении державе региона - высокие нефтяные цены оказывают совершенно иное влияние на политику государства. В прошлом году страна стала нетто-экспортером нефти - и все благодаря значительному увеличению нефтедобычи и масштабному использованию получаемого из сахара этанола в качестве моторного топлива.

Однако новообретенное нефтяное богатство может столь же быстро и улетучиться. В октябре Standard & Poor's снизило кредитный рейтинг Казахстана после того, как казахские банки понесли многомиллиардные убытки в ходе операций на рынке субстандартной ипотеки.

В работе над статьей участвовали корреспонденты Питер Финн (Peter Finn) (Москва), Блэйн Харден (Blaine Harden) (Токио), Ариана Эньцзюнь Ча (Ariana Eunjung Cha) (Шанхай), Кевин Салливан (Kevin Sullivan) (Лондон), Крейг Тимберг (Craig Timberg) (Иоханнесбург), Стефани Маккраммен (Stephanie McCrummen) (Найроби), Монте Реел (Monte Reel) (Буэнос-Айрес) и Фаиза Салех Амбах (Faiza Saleh Ambah) (Джидда, Саудовская Аравия), а также специальные корреспонденты Амину Абубакар (Кано, Нигерия) и Алия Ибрагим (Alia Ibrahim) (Бейрут)

____________________________________________

В чьих руках находится мировая нефть? ("The New York Times Magazine", США)

Каждый баррель нефти усиливает врагов Америки ("Los Angeles Times", США)

Мы сидим на углеродной игле. Остановите нас ("The Washington Post", США)

США расплачиваются за нефтяную зависимость от своих врагов ("The Sunday Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.