Михаил Саакашвили является кем-то намного большим, чем просто президентом соседнего государства.

Когда в Азербайджане Ильхам Алиев разгонял митинги оппозиции, пусть звучит цинично, но в Украине на эти события мало кто обратил внимание.

Саакашвили подпадал под определение "друг" - очень много его биографических линий пересекается с Украиной.

Саакашвили в лучшие годы своей жизни был киевлянином. Здесь он закончил факультет международных отношений на улице Мельникова, здесь он жил в арендованной квартире - в Дарнице на улице Пожарского. И можно найти дюжину политиков, которые были знакомы с ним в те годы - начиная от Василия Горбаля и заканчивая Петром Порошенко.

Саакашвили был "первооткрывателем" демократических революций на постсоветском пространстве.

Многие в разгар закручивания гаек, которое пришлось на последние годы власти Леонида Кучмы, с надеждой смотрели на Саакашвили. Он был образцом, на который равнялись тогдашние украинские оппозиционеры, в том числе Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко.

В особенности настораживает в эти дни осени 2007 года то, что Саакашвили всегда служил примером для подражания у лидеров нашего Майдана.

Знакомство Ющенко и Саакашвили состоялось пять лет назад в Петербурге - в ноябре 2002 года на форуме правых партий СНГ. Не понятно, чего там было больше - туризма или политики.

На улице было минус 17, когда в "Пулково" сел чартерный самолет Як-40 с украинской оппозицией на борту: Ющенко, его жена, Третьяков с кредиткой visa platinum, Морозов, Бессмертный, Мокриди, Геращенко и несколько, как тогда говорили, "оппозиционных журналистов".

Встречал в аэропорту наш политтехнолог Сергей Гайдай, который тогда работал с питерским Союзом правых сил. Темой конференции было развитие правого движения на постсоветском пространстве, но каждый в своем выступлении говорил, о чем хотел. Для Ющенко это была возможность сломать любым доступным способом свой информационный образ в России.

Саакашвили - тогда эта грузинская фамилия вообще никому ни о чем не говорила, и про их знакомство в Питере стало известно... только в следующем году. Ведь, если встреча Ющенко и Саакашвили там и состоялась, то на нее мало кто обратил внимание.

Когда в Грузии осенью 2003 изменилась власть, Саакашвили еще до вступления в должность прилетел в Киев - поддержать Ющенко накануне старта избирательной кампании. Администрация президента в ответ разослала темники про "экспорт революции".

Зимой 2004 года Давид Жвания свозил Ющенко на инаугурацию Саакашвили - вместе с ним набился полный самолет нашеукраинцев, которые полетели "перенимать революционный опыт".

Инаугурация Саакашвили была демонстрацией новой Грузии - происходила она на площади непосредственно перед домом парламента, заполненной людьми, опьяневшими от ожидания лучшей жизни. Сейчас это звучит иронически, но Саакашвили поднял флаг Европейского союза - как цель своего президентства.

Встреча Саакашвили с Ющенко состоялась на следующий день после вступления в должность в одном из ресторанов Тбилиси.

Потом был киевский Майдан, на котором выступали грузинские музыканты, а сам Саакашвили прилетел встречать новый год в Киев - под наплывом революционного сентиментализма его тоже праздновали на революционной площади. На следующее утро Ющенко и Саакашвили поехали кататься на лыжах в Карпаты.

Встречи Ющенко и Саакашвили происходили на уровне президентов. Число их встреч на протяжении трех лет насчитывает двузначную цифру, что стало абсолютным рекордом двусторонних отношений.

Они переросли в неформальные отношения двух лидеров: грузинский президент проводил каникулы в Украине, ездил с Ющенко в "Артек", позже Ющенко крестил сына Саакашвили.

Второй лидер украинского Майдана Юлия Тимошенко в определенной мере считает себя прообразом Саакашвили - по харизме, по воле, по характеру... И по способности находить внешних врагов.

Когда в ночь выборов Тимошенко давала пресс-конференцию перед двумя сотнями журналистов, у нее было много вариантов, как поступить - но она выбрала тот, который видела на телеэкранах вся страна: взяла трубку мобильного телефона и при всех говорила с Саакашвили, через слово благодаря его за поддержку.

Похоже, их симпатии были взаимными. Свой первый визит за границу Тимошенко нанесла в Грузию на саммит СНГ. Нарушая все правила протокола, Саакашвили встретил ее в аэропорту, посадил в вертолет и отвез в горы - пить вино и говорить о демократии. Остальные участники саммита - премьер-министры других стран - изумленно ждали их возвращение в театре.

Итак, Саакашвили - был не просто абстрактный президент одной из трех закавказских республик. В определенной степени, он был частью цельного образа, которым являлись Саакашвили, Ющенко и Тимошенко.

Поэтому многим в Киеве было больно наблюдать за событиями в Тбилиси 7 ноября 2007 года - не смотря на то, что в Украине найдется большое количество людей, которые, наоборот, готовы аплодировать Саакашвили.

"Сейчас не время для митингов и манифестаций. Наша страна уже прошла это. Сейчас не время для разделенных проспектов", - сказал Саакашвили в своем обращении к нации перед введением чрезвычайного положения.

Он не заметил грань, которую пересек, хотя много лет учился в Страсбурге и жил в Нью-Йорке (Саакашвили стажировался в адвокатской компании, которая обслуживает Николая Мельниченко). В демократическом мире не президент решает, когда "время", а когда "не время". Глава государства выступает гарантом права проводить митинги, которое закреплено за обществом.

Подавление акций оппозиции грузинский президент объяснил их заговором с Россией - его оппоненты встречались с представителями посольства РФ и службы внешней разведки. Возможно, они имеют звание генералов, как говорил Саакашвили, возможно, оппозиция получала от них инструкции и даже деньги.

"Мы не допустим прямую подрывную деятельность иностранных государств, которую осуществляют спецслужбы одной страны", - пояснил Саакашвили свои решительные действия.

Однако эти люди были соотечественниками Саакашвили, его земляками, а некоторые даже бывшими друзьями.

Автор этих строк не является приверженцем теории заговора. История "Украинской правды" выступает лучшей иллюстрацией того, как можно интерпретировать в свою пользу деятельность неугодных.

В последние годы США для Кучмы были таким же сильным раздражителем, как Россия - для Саакашвили. Они оба видели в их действиях подрывную деятельность.

Вопрос не в том, что сравнивать Россию и Штаты некорректно, поскольку они являются олицетворением разных режимов - авторитарного и демократического. Речь идет о том, как воспринимали их действия экс-президент Украины и нынешний президент Грузии.

Итак, при Кучме нас тоже называли "агентами" и "продажными людьми" - только с другой стороны. И мы тоже довольно часто встречались с американскими дипломатами, а все последние послы США - и Пайфер, и Паскуаль, и Гербст - бывали в "Украинской правде".

"Украинская правда" в последнее время попросту перестает быть украинской, и это уже становится очевидным для многих", - сказал Кучма в своем интервью в 2004 году.

"С точки зрения пропагандистских достижений и мастерства воздействия на психику "Украинская правда", безусловно... была самым сильным электронным оружием на полях информационной войны Украины", - писал один из идеологов информационной политики позднего Кучмы Сергей Кичигин.

Более того, в течение пяти лет "Украинская правда" легально получала гранты от американского посольства и американской организации National Endowment for Democracy.

То есть мы были типичными "предателями" в значении Кучмы - и подпадали под критерии, которые изложил Саакашвили в обращении к своей нации.

Но неважно, был ли широкомасштабный заговор против Саакашвили или нет. Из Украины сложно, а, вернее, невозможно судить о правдивости обвинений относительно "шпионажа и национальной измены" Грузии их тамошними оппозиционерами.

Все разговоры на эту тему в Украине - чистой воды спекуляции. Всей правды в той истории не знают даже в самом Тбилиси - за исключением десятка человек.

Главное в этой истории совсем другое - это тот способ диалога, который применил Саакашвили к своим оппонентам.

Так же Медведчук разгонял возглавляемую Юлией Тимошенко акцию "Восстань, Украина" из-под стен президента в ночь с 16 на 17 сентября 2002 года. Около 4 часа утра приехал "беркут" и уничтожил палаточный городок, который разбили по периметру администрации президента - на проезжей части улиц Институтской, Шелковичной, Лютеранской.

Правда, наш спецназ был более толерантным - он не применял газовые шашки и водометы.

Тогда украинские оппозиционеры под руководством Тимошенко так же мешали Кучме, как сейчас мешали Саакашвили люди, которые заблокировали проспект Руставели. Наверное, аналогичным способом Кучма собирался разогнать и Майдан, но пропустил удобный момент для этого.

И потому странно слышать такой сдержанный комментарий от Тимошенко сегодня. Потому что Тимошенко в 2002 году так же подходила под критерии "предателя" Саакашвили - только в методологии Кучмы. Она также спасалась от криминального преследования, постоянно контактировала с посольством США, вела переговоры о финансировании с гражданами России Березовским и Григоришиным...

События в Грузии последних дней откровенно контрастируют с голубым Майданом весны 2007 года в Киеве. Тогда из-за границы это тоже выглядело неоднозначно - чуть ли не второй майдан возмущенного народа.

Виктору Ющенко не мешала заблокированная центральная магистраль Киева, хотя всем было очевидно, что притягивал этих людей к столице не протест, а заработок. Украинский президент не раскидывался правами своих граждан, так как помнил цену своей власти - трехнедельное стояние на морозе и изуродованное лицо - в отличие от молниеносной революции роз в Грузии.

Теперь Саакашвили, санкционировав действия 7 ноября, раскрыл очень опасный ящик Пандоры.

Первое. Он дискредитировал мирную цветную революцию как явление. Он подарил России повод, на который они могли и не надеяться.

И с первыми выстрелами в Тбилиси, в Кремле откупоривали шампанское. Даже если грузинская оппозиция и связана с Москвой, для них эти люди - мясо, которым не жалко пожертвовать. Зато ценой нескольких разбитых лбов и трех высланных дипломатов Россия добилась того, чего не могла четыре года - дискредитировала демократию в глазах своих сограждан как явление.

Второе. Саакашвили создал прецедент силы. Это очень большой соблазн - таким легким способом решить конфликт - руками спецназовцов. За простоту такого решения можно потом дорого заплатить в будущем.

И это плохой пример для Украины, в которой многие помаранчевые лидеры дышат синхронно с Саакашвили.

Сторонники грузинского президента говорят, что полиция, когда била людей, защищалась от их нападения. Однако даже если это так - никого не интересует подобное объяснение.

Саакашвили проиграл информационно. И бросали камни в полицию или нет - уже не важно. Для истории все останется так, как это показали по телевидению: пятеро полицейских бьют ногами человека, который лежит на земле.

А еще есть пример из недавней истории, который получил широкое осуждение в Украине - это избиение фанатов на матче Шахтер-Динамо. Омон тогда тоже якобы оборонялся, так как в него бросали сидения или дымовые шашки - не суть важно.

Но громче всех этот позорный поступок милиции осуждали сторонники помаранчевых - так как МВД возглавлял их идеологический враг Цушко.

Сейчас некоторые из этих же помаранчевых рассыпаются в комплиментах в адрес Саакашвили. Но это называется двойная мораль и двойные стандарты, которые очень легко лечатся, когда собственная спина попадает под дубинку либо днепропетровского беркута, либо грузинского полицейского.

Третье, самое опасное. Саакашвили показал самый плохой образец борьбы с инакомыслием - блокирование масс-медиа.

Причины для закрытия телеканалов в Грузии тоже нашлись очень легко: "Именно из эфиров этих телекомпаний от гостей в студии были слышны призывы к насилию, волнениям и свержению власти".

Во времена Кучмы этим самым критериям отвечал "5 канал", но украинскому экс-президенту хватило ума действовать другими методами.

Очевидно, не для того Саакашвили начинал свою карьеру, чтобы в конце первого президентского срока его сравнение с бывшим президентом Украины были в пользу Кучмы.

"Демократия заканчивается там, где журналистам затыкают рты, когда они выполняют свои профессиональные обязанности", - говорится в обращении последнего демократического голоса России - радио "Эхо Москвы". Грузинские масс-медиа не дождались слов поддержки от украинских политиков, хотя, казалось, именно о солидарности с журналистами Тбилиси они должны были бы заявить в первую очередь.

То, что происходило 7 ноября в Тбилиси - это все очень плохие прецеденты. В ближайшие годы в Украине может многое случиться. А нынешний способ выхода из конфликта в Грузии может стать примером для подражания в будущем. Не обязательно для Ющенко - а для другого, менее демократического, чем действующий, президента.

И отсутствие адекватной реакции со стороны помаранчевых сейчас будет стимулом действовать так же и в будущем.

Возможно, даже, когда-то в будущем Юлия Тимошенко будет сожалеть о своем нынешнем комментарии на гране аплодисментов в адрес Саакашвили.

____________________________________________

Михаил Саакашвили: Волк в овечьей шкуре ("Postimees", Эстония)

Увядшие розы Тбилиси ("Le Monde", Франция)