Энергетика - это та сфера, в которой Европа должна действовать по-настоящему сплоченно.

Возможно, сегодня усилия Владимира Путина по расколу Запада не столь плодотворны, учитывая, что Николя Саркози и Ангела Меркель решили, что хватит относиться к Америке по-свински. Но "Газпром", самый способный из его боевых псов, с удовольствием натравливает европейские страны друг на друга.

Тем правительствам, которые озабочены более прямыми угрозами, наподобие радикального ислама, это может показаться пустяшным делом. Но борьба, которую крупнейшая в Австрии нефтегазовая компания OMV ведет за приобретение своего венгерского аналога MOL, в полной мере дает представление о том, что происходит за кулисами энергетического бизнеса в Центральной Европе: тем более, что на первый взгляд рука "Газпрома" не видна.

OMV присматривается к MOL со времени падения Берлинской стены, и в прошлом предпринимала несколько неудачных попыток приобретения венгерской компании. Но летом этого года российский банкир, а ранее - один из директоров "Газпрома" Мегдет Рахимкулов начал скупать акции MOL на Будапештской фондовой бирже. MOL приватизирован, но располагает рядом средств защиты от недружественного поглощения: так, государство фактически владеет золотой акцией, а акционерам, которым принадлежит более 10 процентов акций, запрещено голосовать блоками. Поэтому слухи о планах MOL появились, но казалось, что у австрийцев нет шансов.

После майского визита президента Путина в Вену российские инвесторы, действующие как бы независимо, но известные тем, что в прошлом они имели отношение к "Газпрому" - такие как Рахимкулов - начали покупать акции MOL. 'Вскоре эти акции осели в OMV, которая позже объясняла это тем, что не хотела, чтобы акции попали к недружественному инвестору, - говорит один из директоров MOL. - Австрийцы не удивили ничем новым, скорее, речь идет о том, что они вернулись к старой формуле. Впервые они воспользовались этим предлогом в 2000 г., когда OMV приобрела первые 10 процентов акций. Разница заключается в том, что на этот раз активную роль играют российские игроки'.

Потом, 25 сентября OMV, прибегнув к масштабному заимствованию, предложила акционерам свою цену - 10 миллиардов фунтов. Но к тому времен MOL воздвиг еще более внушительные заграждения, выкупив 40 процентов своих акций. Вслед за этим венгерское правительство любезно приняло закон, известный в народе как 'lex MOL', призванный не допустить поглощения стратегических компаний заграничными государственными концернами. Поскольку OMV совместно контролируется австрийским государством и суверенным фондом IPIC из Абу-Даби, этот закон стал бы препятствием к заключению сделки, хотя права вето он правительству не дает.

Война вошла в позиционную фазу. Обе стороны бросили в бой инвестиционных банкиров, юристов, пиарщиков и брюссельских лоббистов. Обе стороны находятся в цейтноте. Выкуп акций оказался для MOL слишком дорогостоящим, и с каждым днем возрастает риск того, что некоторые институциональные инвесторы перейдут на сторону OMV. В свою очередь OMV пытается добиться от Европейской комиссии признания 'lex MOL' незаконным как можно скорее, пока ее усилия не начали вызывать подозрения.

В Венгрии дебаты оказались окрашены в патриотические тона. Виктор Орбан, лидер оппозиционной партии Fidesz, заявил: 'Молодые люди, идущие за нами, не должны допустить превращения Венгрии в самый веселый барак "Газпрома", напомнив, что до 1989 г. Венгрия пользовалась репутацией 'самого веселого барака соцлагеря'.

Однако ироничность ситуации заключается в том, что и компании и правительства обеих стран изо всех сил стараются угодить "Газпрому" в ущерб друг другу. Но единственным победителем из этой игры выйдет "Газпром". С учетом того, что обе страны получают более 75 процентов потребляемого природного газа из России, это, видимо, неудивительно. Но в игре есть и более существенный приз: возможность стать региональным узлом транзита, хранения и распределения для "Газпрома". Это дало бы одной или другой компании господствующую высоту и крайне выгодную позицию в регионе. Хорошо это зная, "Газпром" заставил карликов танцевать под свою шарманку.

Взять, к примеру, газопровод 'Набукко', по которому консорциум, возглавляемый OMV, собирался переправлять каспийский газ в Европу через Турцию. Эта схема зародилась под несчастливой звездой: гарантий поставок не было, а конкурентный проект "Газпрома" 'Голубой поток' выглядел более убедительно. Будучи партнерами по проекту 'Набукко', MOL и венгерское правительство немало потрудились над тем, чтобы его подорвать. Как говорит Левенте Бенке (Levente Benkö), эксперт Fidesz по внешней политике, 'В июне 2006 г. в Вене было подписано соглашение о 'Набукко'. Несколько дней спустя в Будапешт прибыл Алексей Миллер [председатель правления "Газпрома"]. Он создал совместное предприятие с MOL с целью 'изучения возможностей вокруг 'Голубого потока'. Здесь и правительство и MOL ведут двойную игру'.

Затем в этом году премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань заявил International Herald Tribune, что Венгрия предпочтет 'Набукко' газпромовский 'Голубой поток'. 'Да, - сказал он, - 'Набукко' был давней мечтой и давним планом. Но нам не нужны мечты. Нам нужны проекты'. Поскольку проект 'Набукко' вряд ли будет осуществлен, если партнеры объявляют его безнадежным, то комментарии Дюрчаня могут оказаться самоисполняющимся пророчеством: ничто не сослужило бы лучшей службы интересам России.

Не желая уступить пальму первенства, OMV начала собственный роман с Путиным. В ходе его майского визита OMV и "Газпром" договорились учредить совместное предприятие по созданию распределительного узла в Австрии, где будет заканчиваться трубопровод 'Набукко'. Приход "Газпрома" на данный объект немедленно обесценивает 'Набукко' как проект по диверсификации поставок. Довольный Путин объявил Австрию 'важнейшим и, подчеркну, надежным транзитером наших энергоносителей'.

По словам Томаса Хюмера (Thomas Huemer) из OMV, 'OMV считает предстоящую волну консолидации возможностью для обеих компаний объединить свои силы'. Но активы двух компаний, скорее, перекрывают, чем дополняют друг друга, и слияние привело бы к антитрестовым процессам на ряде рынков, в том числе, в Венгрии, Словакии и Чехии. Брюссель мог бы потребовать отказа от таких активов, как нефтеперерабатывающие заводы, что дало бы "Газпрому" и еще одному крупному российскому игроку, 'Роснефти' возможность войти черным ходом. И, как это уже было с другими стратегическими предприятиями региона, никто не может предугадать, в чьи руки попадут активы MOL после смены владельца.

Брюссель, следует отдать ему должное, начинает реагировать на это. Подготавливаются законы, призванные не позволить тем компаниям, которые не придерживаются энергетической хартии ЕС - в частности, "Газпрому" - входить на европейский рынок. Российская реакция на это позволяет сделать интересные выводы. В письме, направленном пару недель назад в FT, российский министр энергетики Виктор Христенко написал: 'Россия лежит в нескольких географических регионах, и мы можем диверсифицировать наше промышленное и энергетическое сотрудничество, обратившись к странам Азии и Тихоокеанского региона. Кстати, восточный вектор имеет важное экономическое измерение - такое сотрудничество поможет нам развивать Восточную Сибирь и Дальний Восток'. То есть, в вежливой форме было заявлено следующее: 'Разрешите "Газпрому" и 'Роснефти' купить ваши энергетические активы, не то мы отрежем вас и продадим газ в Китай'.

В среднесрочной перспективе эту угрозу нельзя назвать реалистической, но она иллюстрирует важность снижения зависимости и уязвимости перед Россией. Если американские генералы стали рассматривать глобальное потепление в категориях классической безопасности, то и мы должны так же отнестись к вопросам энергетики. Пока ЕС не заходит достаточно далеко. Комиссар по энергетике Андрис Пиебалгс говорит о трубопроводах-смычках и газохранилищах. Но эти меры являются чисто тактическими, оставляя без ответа стратегическую проблему недружественной, склонной к манипуляциям России. Венгерский 'lex MOL' и еще более энергичные меры, предложенные Ангелой Меркель крайне своевременны и должны получить благословение Брюсселя.

Из всех инициатив Европейской комиссии усилия по созданию свободных и открытых рынков во всей Европе - одни из наиболее разумных. Но подобными законами может с легкостью злоупотребить очень мощный поставщик, который к тому же хочет скупить своих клиентов, является вертикально интегрированным и контролируется авторитарным и все более враждебным государством.

В такой ситуации недостаточно одних лишь механизмов свободного рынка, и если Европейская комиссия будет упорствовать в своем нежелании видеть это, то это, видимо, тот случай, когда за деревьями не видно леса. Нынешний вызов дает Комиссию блестящую возможность действовать так, как она должна - по вопросам, действительно требующим общеевропейского сотрудничества. Оставленные на произвол судьбы небольшие, но стратегически важные европейские энергетические компании падут легкой жертвой "Газпрома" и его политических хозяев.

_____________________________________

Европа поддается кремлевским манипуляциям ("The Financial Times", Великобритания)

Российская политика и российский бизнес: 'одно дело делаем' ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.