Поскольку албанское большинство населения Косово при поддержке США упрямо идет к односторонней декларации независимости от Сербии - а срок для этого наступит уже в декабре, - Белград открыл новый опасный фронт борьбы за будущее края. Через двенадцать лет после войны, в результате которой сто тысяч человек погибли и миллионы лишились крова, в высокие кабинеты Европы возвращается кошмар Боснии.

Если у кого-то еще остались вопросы, какая между Косово и Боснией связь, то премьер-министр Сербии, националист Воислав Коштуница (Vojislav Kostunica), за спиной которого стоит Россия, на прошлой неделе ответил на них как нельзя более четко: 'Теперь самой важной целью государственной и национальной политики становится сохранение Косово и Республики Сербской [северо-восточной части Боснии-Герцеговины]'.

По словам Коштуницы, последние события в Косово и Боснии 'представляют собой неприкрытую угрозу жизненно важным интересам сербского народа'.

Западные дипломаты, усмотрев в заявлениях Коштуницы страшное эхо политики 'Великой Сербии', - на этой платформе пришел к власти Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic) - стараются как могут не отступать под давлением Белграда. Но время между тем уходит, переговоры по будущему Косово застопорились, и крайний срок, когда они должны завершиться - 10 декабря - становится все ближе. У ЕС есть и собственная причина торопиться: 21 ноября истекает мандат европейского миротворческого контингента в Боснии.

Британское, французское, германское, итальянское и американское посольства в Белграде сообща выразили правительству Сербии протест против его нападок на верховного представителя ООН в Боснии Мирослава Лайчака (Miroslav Lajcak), публично выразившего несогласие с лидерами боснийских сербов относительно предлагаемых реформ. Также послы этих стран заявили Белграду, что проводимая там связь между Косово и Боснией неприемлема.

В то же самое время ЕС на прошлой неделе, проглотив отказ сербов принять меры к задержанию военных преступников Радована Караджича (Radovan Karadzic) и Ратко Младича (Ratko Mladic), предложил Сербии 'соглашение об ассоциации' - первый шаг к членству в Союзе. Балканские комментаторы отреагировали на этот разворот единодушно: по их мнению, это не что иное, как плохо прикрытая попытка примирить Сербию с надвигающейся потерей Косово, остановив при этом скандал, дестабилизирующий Боснию.

Мусульманин Харис Силайджич (Haris Silajdzic), один из трех президентов Боснии, осудил махинации ЕС и предупредил, что Белград готов поощрять боснийских сербов на разговоры о референдуме об отделении от Боснии и воссоединении с Сербией.

'Все это кем-то раздувается', - заметил он, намекая, что возникновение кризиса в Боснии, за которым последует полноценный кризис во всем регионе, наверняка на руку Коштунице.

Белград, действительно, не стал терять времени и открыто поддержал позицию этнического серба, премьер-министра Боснии Николы Спирича (Nikola Spiric), на прошлой неделе ушедшего в отставку после разногласий с Лайчаком. Подстрекаемые Сербией, его сторонники выступили с угрозами выйти из состава парламента. Россия, традиционная союзница Сербии и противница независимости Косово, в свою очередь, заявила, что верховный представитель рискует превысить свои полномочия.

В последней официальной оценке перспектив расширения ЕС, опубликованной на прошлой неделе Европейской Комиссией, в разделе 'Босния' значится отсутствие каких-либо подвижек, что связывается в этническими трениями, межнациональным соперничеством и византийской структурой правительства. В последних отчетах по Боснии (как и по Косово) значится, что там у населения сконцентрировано большое количество оружия, и все участники прежнего конфликта пытаются провести скрытую мобилизацию своих боевиков.

'Определенная нервозность действительно присутствует, - сообщил вчера один из высокопоставленных представителей ЕС. - Мы не можем позволить, чтобы в Боснии снова началась война'.

Однако складывается впечатление, что США, Великобритания и Франция - которых последствия событий в Боснии никак не коснутся - твердо намерены признать независимость Косово в новоизобретенной форме 'суверенитета под наблюдением ЕС', и их не интересует ни мнение сербского меньшинства в Косово, ни позиция самой Сербии, России, Греции, или ООН. Премьер-министр Косово Агим Чеку (Agim Ceku), рассчитывая на поддержку этих трех стран, все громче утверждает, что к концу года Косово обязательно станет независимым.

В связи с этим в документе Еврокомиссии раздел под названием 'Косово' становится особенно неприятно читать: в голову сразу лезут самые разные вопросы относительно жизнеспособности этой провинции. Коррупция пронизала все сферы общества, государственные институты слабы, регулярно ущемляются права меньшинств. Общая картина получается такая, что из нее никак не вырисовывается национальное государство, готовое к самоуправлению.

Совсем без обиняков высказался на эту тему Ханс-Йохен Виттхауэр (Hans-Jochen Witthauer), командующий войсками ЕС в Боснии: 'Разрешение вопроса о статусе Косово создаст проблемы, которые повлияют на весь регион. Западные Балканы до сих пор характеризуются высокой степенью хрупкости и нестабильности. Этнические трения здесь очень сильны, и международное сообщество должно обратить на это особое внимание'.

_____________________________________

Дай сепаратистам палец. . . ("Christian Science Monitor", США)

Битва за статус Косово - война за газопровод ("Politika", Сербия)

Будущее Сербии: российский вариант ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.