Так вот, значит, как. Оказывается, энергетическая безопасность - это палка о двух концах, и существует она для того, чтобы хорошо было не только пожирателям бензина на американских автострадах, но и пожирателям ананасов и рябчиков на берегах Персидского залива.

В эти выходные Организация стран-экспортеров нефти соберется на саммит в Эр-Рияде, и говорить там будут отнюдь не о безопасности предложения - напротив, об опасности падения спроса. С точки зрения добывающих стран, водители грузовиков в Великобритании могут сколько угодно устраивать на дорогах протесты против цен на дизтопливо - что они, кстати, уже грозят делать, - добывающую сторону это не беспокоит. Вот и алжирская делегация, прибывшая на Всемирный энергетический конгресс, проходивший на этой неделе в Риме, как-то вяло отреагировала на выступления об опасности стодолларовой нефти и нефтяного дефицита.

- А как вы думаете, что будет в следующем году в американской экономике? - ответил на это министр нефти Алжира Чакиб Хелиль (Chakib Khelil). - Если в Америке начнется рецессия, то исчезнут и проблемы с предложением топлива.

Значит, и наращивать добычу тоже не надо, так, что ли?

А вот что сказал Паоло Скарони (Paolo Scaroni), генеральный директор итальянского нефтегазового гиганта Eni, об энергетической безопасности в Европе. Он тоже считает, что безопасность двойственна и призывает взглянуть, что происходит по обе стороны газовой трубы. Но его выступление получилось несколько странным.

Он начал с того, что Европа сама опутала себя сетью из газопроводов, и сегодня Старый континент оказался в плену у трубопроводного топлива. Только за счет газа вырабатывается четверть всей потребляемой в Европе энергии, а 60 процентов газа Европа импортирует. Начальник Eni особо подчеркнул, кто поставляет этот газ - Алжир и Россия. О Норвегии он поему-то не вспомнил, но о ней мы еще поговорим отдельно.

Так вот, продолжил Скарони, забудьте об атомных станциях, забудьте о возобновляемых источниках энергии. Чтобы в ваших домах по-прежнему горел свет, нравится вам это или нет, в обозримом будущем энергию нужно будет брать либо в Алжире, либо в России. Мы достигли огромной степени зависимости от потока газовых молекул из Сибири и Сахары, а осознала Европа эту зависимость только в виде 'новогоднего подарка' от 'Газпрома', когда 1 января 2006 года он перекрыл экспортный газопровод на Украину.

А вот странно в речи Скарони прежде всего то, что он призывает не к действию, а, наоборот - к бездействию. Послушать главу Eni, так лучшая реакция на осознание своей зависимости - это углубить ее. Он призывает Европейский Союз углублять отношения с Россией и не педалировать требования либерализации, которые Европа предъявляет к Москве.

Между тем, еще неполных два года назад Скарони, помнится, говорил совсем по-другому. Тогда признаки сближения между Алжиром и Россией вызвали в Риме нешуточное беспокойство. По данным Eni, к 2010 году на импорт из этих двух стран будет приходиться 75 процентов потребляемого в Италии газа.

Напомним, летом 2006 года Москва развернула в Алжире бешеную дипломатическую активность, простив ему долги, подписав контракт на поставку вооружений и, между прочим, меморандум о взаимопонимании по технологии сжижения природного газа между 'Газпромом' и алжирской газовой компанией Sonatrach. Тогда Скарони, не медля ни минуты, бросился в Брюссель и, выступая перед еврочиновниками, много говорил об опасности создания газового картеля, о том, что Италию могут зажать в ценовые клещи Алжир, поставляющий газ с носка итальянского сапога, и Россия, чей газ импортируется с севера.

Что же изменилось? Почему мальчик, вчера кричавший 'волки, волки', сегодня зовет нас в лес поиграться с медведем? Не потому ли, что в прошлом году Италия подписала с 'Газпромом' соглашение, по которому тот, в обмен на продление обязательств по поставкам газа в страну до 2035 года, получает прямой доступ на итальянский газовый рынок? Ко всему прочему, Eni поддерживает проект трубопровода 'Южный поток', который должен связать Италию с российским газом, экспортируемым через Болгарию и Грецию. Если этот план будет реализован, он фактически похоронит поддержанный ЕС проект Nabucco по импорту газа из стран Центральной Азии через Турцию.

Антироссийские 'ястребы' в Вашингтоне сказали бы на это, что Eni продалась русским. Но что ответил бы им Скарони? Скорее всего - 'а что мне, по-вашему, остается?' И то верно: Италии нужен газ, а поставщиков, кроме 'Газпрома' и Sonatrach, что-то не видно.

Однако и 'Газпром' ощутимо беспокоит ситуация на рынке. Ему постоянно приходится балансировать между конкурирующими факторами: снижением объемов добычи на старых месторождениях, повышением потребления газа внутри страны, приближением массированного наступления катарского СПГ на европейские газовые рынки и конкуренцией с Норвегией.

Вот теперь о Норвегии. Ее потенциал нельзя не учитывать, и именно поэтому 19 октября Европа с таким негодованием отреагировала на решение норвежского правительства отказаться от интенсификации добычи газа на крупнейшем в стране месторождении Тролль и строительства нового экспортного трубопровода в ЕС. Сделав это, Норвегия нанесла мощный удар по надеждам Брюсселя привлечь на рынок больше топлива и тем самым предотвратить зимние скачки цен на газ.

В Осло свое решение объяснили тем, что если сегодня начать выкачивать из скважин больше газа, то в будущем это отрицательно повлияет на дебит нефти на месторождении, разрабатываемом StatoilHydro. Но, может быть, на самом деле за действиями Норвегии стоит нечто иное?

Вдумаемся: не прошло и недели после удара, нанесенного Троллем, как 'Газпром' заявил, что StatoilHydro становится его партнером в освоении гигантского Штокмановского месторождения газа в Баренцевом море. Начало работ на Штокмане несколько раз откладывалось, и среди причин назывались как технические сложности, так и опасения Москвы, что в будущем возможен переизбыток газа на рынке, так называемый 'газовый пузырь'. К тому же, коммерческие вопросы дополнительно осложнялись трениями между Кремлем и иностранными международными компаниями на почве национальной принадлежности инвестиций в российские природные ресурсы.

Что ж, газовый пузырь вроде бы сдулся, и Москва перешла к коммерческому освоению Штокмана, которое в союзе с норвежцами идет вперед семимильными шагами. Это хорошо для Норвегии: с партнером и соседом по Арктике надо сотрудничать как можно ближе. Это хорошо для России: ей тоже нужна скоординированная политика освоения газовых запасов Баренцева моря. А если бы дух сотрудничества распространился и на сроки начала поставок норвежского газа в Европу, было бы еще лучше.

_____________________________________

Паоло Скарони: Европа, сама того не ведая, идет к газовой зависимости ("The Financial Times", Великобритания)

$350 млрд. для будущих поколений Норвегии ("The Australian", Австралия)

Невидимая рука "Газпрома" ("The Spectator", Великобритания)

Как 'Газпром' добавил волнений Западу ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.