Две даты - две цифры. Прочтем и поплачем о том, как все могло - и должно - было быть. 11 сентября 2001 г. средняя цена на нефть из стран ОПЕК составляла 25 долларов 50 центов за баррель. 13 ноября 2007 г. она достигла примерно 90 долларов за баррель.

Сразу после 11 сентября некоторые из нас предлагали ввести 'патриотический налог' на бензин, - доллар за галлон, или даже больше - чтобы сократить финансовые 'трансферты' тем самым странам, что косвенно финансировали идеологию нетерпимости, чьи адепты убивают американцев, а также, чтобы подстегнуть наших собственных промышленников к внедрению инноваций в сфере энергосбережения.

Не тут-то было - Джордж Буш и Дик Чейни (Dick Cheney), конечно, лучше знали, что надо делать. И демократы не стали им перечить. Все они говорили: пусть рынок делает свое дело, мы не дадим государству формировать этот рынок - подобно тому, как это происходит в странах ОПЕК.

Можно было бы ожидать, что кто-нибудь - хоть один - из кандидатов, баллотирующихся в Палату представителей или Сенат, плюнет на осторожность и решит: 'Да какого черта! Я все равно проиграю, так почему не сказать правду? Я должен поддержать налог на бензин'.

Ничего подобного. Все бегут от 'слова на букву Н' как черт от ладана, и спокойно наблюдают, как наши денежки текут в закрома России, Венесуэлы и Ирана.

Я на сто процентов уверен, что люди разберутся, кто прав, если услышат такой диалог:

КАНДИДАТ-РЕСПУБЛИКАНЕЦ: 'Мой оппонент от Демократической партии, естественно, хочет увеличить ваше налоговое бремя. Да-да, сейчас он выступает за то, чтобы, заправляясь на бензоколонке, вы платили на доллар больше за каждый галлон. В общем, все ясно - очередной транжира-либерал пытается залезть к вам в карман'.

КАНДИДАТ-ДЕМОКРАТ: 'Мой оппонент прав. Я действительно выступаю за поэтапное введение налога на бензин в течение ближайшего года. Но давайте проясним одну вещь: мы оба поддерживаем этот налог. Только я хочу, чтобы деньги от него поступали в американскую казну, а мой визави готов смириться с тем, чтобы они шли в казну России, Венесуэлы, Саудовской Аравии и Ирана. Налог, за который выступает он, приносит прибыль тем, кто нас ненавидит. А тот, за который выступаю я, позволит частично отменить налог на зарплату, ликвидировать наш бюджетный дефицит, укрепить доллар, повысить энергоэффективность экономики и увеличить социальные выплаты. В общем, получается сразу пять плюсов для Америки. Мой же оппонент предпочитает сидеть сложа руки и ждать, пока рынок все исправит, а тем временем для Америки эти плюсы превращаются в минусы'.

Если вы не способны победить в таком споре, вам просто нечего делать в политике.

'Только подумайте, - объясняет экономист Фил Фергелер (Phil Verleger), занимающийся проблемами энергетического сектора. - Мы могли бы заменить налогом на бензин нынешний налог на зарплату. Чистые заработки потребителей из среднего класса выросли бы на 6-9%, хотя на заправках им пришлось бы платить больше. Часть нефтяных денег оставалась бы в стране: это создало бы фундамент для будущего экономического роста, и нам, возможно, не пришлось бы сейчас столкнуться с рецессией'.

Экономист из Гарвардского университета и бывший советник Буша Н. Грегори Манкив (N. Gregory Mankiw) отмечает: поскольку увеличение налога на бензин снизило бы потребление нефти, 'ее мировая цена тоже упала бы. В результате рост розничных цен на бензин [в США] был бы меньше, чем сумма увеличения налога. По сути часть этого налога выплачивали бы Саудовская Аравия с Венесуэлой'.

В то же время, добавляет г-н Ферлегер, при увеличении налога на бензин на постоянной основе американские потребители знали бы, что возврата к прежним розничным ценам не будет, и у них возникли бы мощные стимулы для покупки энергоэффективных машин, а заводам Детройта, чтобы не обанкротиться, пришлось бы выпускать больше гибридных моделей. В результате перестройка нашей автомобильной промышленности началась бы на пять лет раньше. 'В общем, - резюмирует он, этой программе лучше всего подходит название: 'пусть выигрывает Америка, а не петрогосударства''.

С комфортным 'заговором молчания' пора кончать. Если вы против войны в Ираке, вы должны поддержать налог на бензин: тогда вы сможете сказать - выведя оттуда войска, мы не будем зависеть от этого нестабильного региона. Если вы хотите, чтобы мы не бомбили Иран, а сели с ним за стол переговоров, вы тоже должны выступать за налог на бензин - тогда доходы тегеранского клерикального режима сократятся, и у нас появятся реальные рычаги влияния на него.

Если же вы консерватор, и в свое время считали войну в Ираке необходимой для продвижения реформ на Ближнем Востоке, а сейчас видите, что из этого ничего не вышло, и ищете какой-нибудь альтернативный план, вам тоже следует поддержать налог на бензин - ведь тогда у популистов-лидеров добывающих стран окажется меньше денег. Только это может заставить их начать реформы: в противном случае, вместо того, чтобы просвещать и наделять правами собственный народ, им достаточно просто бурить новые скважины.

Если вы хотите, чтобы экономика Америки процветала, став самой энергоэффективной в мире, - пока этот титул принадлежит Японии, у которой нет ни капли собственной нефти - вам тоже следует выступать за налог на бензин: он будет способствовать внедрению новых энергосберегающих технологий.

Президент Буш упустил исторический шанс радикально изменить энергетическую политику США после 11 сентября. Но видя, как мало политиков - и демократов, и республиканцев - готовы сказать народу правду о бензиновом налоге, поневоле задумаешься - наверно мы получили того президента, которого заслуживаем. Не хочется в это верить, но факты - вещь упрямая.