Путин снова продемонстрировал свою дипломатическую расторопность, как и на саммите ШОС, собрав в Тегеране президентов прикаспийских государств. По сравнению с прошлыми встречами саммит имеет большое значение. Возникает необходимость более серьезного и многостороннего внимания к региону со стороны Турции

Саммит президентов прикаспийских государств, прошедший 16 октября в Тегеране, который с началом войны в Ираке стал почти единственной целью американского правительства в из-за правящего в государстве режима и реализуемой им ядерной программы, не нашел должного внимания в мире и в Турции, представляющей собой неотъемлемую часть региона. Собственно саммит и его результаты требовали более внимательного рассмотрения. Законопроект о признании геноцида армян, беспокойство и напряжение, вызванные запросом в парламент из-за растущей угрозы террора со стороны Рабочей партии Курдистана, помешали проанализировать те пункты соглашения, по которым была достигнута договоренность, а также новые трудности и новый 'союз', с которыми столкнулись США.

Очевидно, что Россия при Путине делает важные шаги в каспийском регионе и Центральной Азии, которые она воспринимает как 'ближнюю сферу влияния'. Между тем, эту ситуацию необходимо рассмотреть более детально в связи с ее влиянием, по крайней мере, на напряженные турецко-американские отношения в средне- и долгосрочной перспективе. Могут ли эти шаги трансформироваться в политическое движение, подобное Шанхайской организации сотрудничества? Могут ли они способствовать формированию нового регионального содружества, к которому обратили взор Россия и Иран, и в связи с этим создать новый баланс сил в регионе? Как отразятся такого рода события на глобальном равновесии, на роли России, формирующей этот баланс сил в регионе, и наиболее активно в последний год действующей против США? Анализ был проведен с целью попытаться найти ответ на множащиеся вопросы.

Первый визит

Прошедший во дворцовом комплексе иранских шахов 'Садабад' саммит президентов прикаспийских стран, - уже вторая встреча лидеров Ирана, России, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Встреча в верхах, проведенная в 2002 году в Ашхабаде, не принесла каких-либо очевидных результатов. Споры вокруг статуса Каспия, которые ведутся с начала 90-х годов и уже набили оскомину, вновь не увенчались успехом. Стороны также не продвинулись в вопросе формирования общей региональной стратегии или политики. Единственным прямым результатом первого саммита стало решение провести второй в Тегеране. Несмотря на это, тегеранская встреча была организована только спустя 5 лет - в октябре 2007 года - и благодаря Путину.

Информация о том, что в столице Ирана перед самым саммитом на Путина будет совершено покушение, стала причиной особого интереса мировых СМИ к этому его визиту. Не пропустить саммит было важно еще и потому, что это была первая поездка российского лидера в Тегеран после визита туда Сталина в 1943 году. Но интерес к саммиту и его возможным результатам был не более, чем обычным журналистским интересом, поскольку стороны не могли договориться по статусу Каспийского моря. Как и ожидалось, лидеры прикаспийских стран не продвинулись в этом вопросе. Однако другие статьи итоговой декларации саммита имеют большое значение с точки зрения формирования баланса сил и развития отношений в регионе, а также его будущего.

Результаты саммита

Основные статьи общей декларации саммита прикаспийских государств выглядят следующим образом:

- Право суверенитета в Каспийском бассейне принадлежит 5 прибрежным государствам;

- Ни одна иностранная сила, планирующая напасть на любое прикаспийское государство с территории другого государства региона, не может находиться на территории прикаспийского государства или вести там подготовку к нападению;

- Судоходство в Каспийском море разрешено только под флагом одной из 5 прибрежных стран;

- Основная цель - развитие экономических связей. Переговоры по определению статуса Каспия пройдут в следующем году в Москве.

Оставив в стороне последнюю статью, которая указывает на то, что пока стороны не достигли каких-либо договоренностей по статусу Каспия, рассмотрим другие пункты декларации. Эти пункты отражают уже другое видение прибрежных государств на этом саммите в отличие от предыдущих инициатив и переговоров. Обращает на себя внимание то, что саммит впервые дал сигнал к многоформатному региональному сотрудничеству между прибрежными странами. Такое сотрудничество означает совместные шаги в обеспечении безопасности и развитие экономических отношений в регионе. Россия проявляет инициативу в реализации этих планов в 'ближнем окружении' Турции, и места для Турции здесь нет. Последняя проблемная статья, а именно вопрос определения статуса Каспийского моря, существует почти 20 лет. Эта проблема крутится вокруг необходимости ответить на вопрос 'Каспий - это море или озеро?'. В сущности, это вопрос разделения каспийских запасов осетровых и икры, потенциала торговли морепродуктами, болезненного раздела энергоресурсов: нефти и природного газа. Наличие в Каспийском бассейне таких объемов запасов нефти и природного газа, которые могут влиять на мировые цены, делает важной борьбу за их раздел и контроль. Неопределенный сегодня статус Каспия оценивается в рамках соглашения от 1921 года между Советским Союзом и Россией (так в оригинале - прим. перев.), а также подписанных следом за ним двух разных договоров: рыболовного и торгового.

Несмотря на то, что Россия время от времени меняет свое мнение, она - главный сторонник придания Каспию статуса моря. Это значит, что каждая из пяти прибрежных стран будет владеть 12-мильной зоной, а остальная территория получит статус международных вод. Представляется, что эту часть моря преимущественно поделят между собой и будут использовать Россия и Казахстан, имеющий наибольшую протяженность береговой линии. С другой стороны, как предполагается, Казахстан, будучи хозяином самой крупной прибрежной территории, получит самые крупные и важные запасы природных ископаемых, обнаруженные в последнее время, овладеет нефтяными и газовыми месторождениями, из-за которых сегодня ведутся споры, как, например, месторождение Кашаган, а также изменит баланс сил в регионе. Таков сценарий, поддерживаемый Россией, в чьих руках сосредоточена разработка энергоресурсов Казахстана на Каспийском побережье.

В этой связи необходимо уделить особое внимание заявлению Путина о том, что в Каспийском бассейне 'территория не должна делиться в зависимости от границ государств, секторов или частных зон. Намного лучше отдать прибрежным странам меньше территории, а море и его глубины использовать сообща всеми каспийскими странами'.

Иранский подход

Известно, что Иран владеет только 14% всей береговой линии Каспийского моря, но хочет получить 1/5 часть. При этом Иран готов поддержать Россию в вопросе 'справедливого раздела' и 'общего использования'. Как известно, Иран владеет самой бедной частью Каспия по запасам энергоресурсов. Общее использование - самый выигрышный для него вариант. С другой стороны, Казахстан, Туркменистан и Азербайджан хотят признания Каспия в качестве озера. В этой ситуации Каспий будет поделен на сектора согласно протяженности береговой линии и проекции границ сектора, что указывает на сегодняшнее преимущественное положение этих стран. Важно, что Россия, которой необходимо определиться в этом вопросе, в рамках решения этой проблемы соберет вместе все стороны на саммит, который решено провести в следующем году в Баку.

Если отложить в сторону этот проблемный вопрос, то самый важный результат саммита заключается в том, что Иран в американо-иранском противостоянии, вызванном ядерным кризисом и иракско-средневосточной политикой этих государств, получил полную поддержку от соседей по каспийскому бассейну во главе с Россией. Влияние подобного исхода 'каспийского саммита' на мировое политическое пространство очевидно. Прежде всего важна инициатива самих игроков в реализации у себя процессов демократизации. Миропорядок выиграет больше не от демократии, построенной в ходе применения политики изменения режимов, а путем регионального сотрудничества и переговоров.

У США возникли преграды

Исключение глобального гиганта США из участия в решении этой региональной проблемы должно рассматриваться как инициатива, с которой Россия вышла на передний план. Нет необходимости называть государство, против которой действует статья декларации о том, что третье государство ни при каких условиях не может осуществить нападение на одну из прикаспийских стран с территории другого прикаспийского государства. Этот пункт сразу наводит на мысль о возможной операции США против Ирана. Такой результат встречи покончил с обсуждением того, какой военный блок на Кавказе использовать в предполагаемом нападении на Иран: американо-грузинский и американо-азербайджанский. Именно эти страны упоминаются чаще всего в различных работах. Азербайджанская сторона теперь не сможет дать разрешение на проведение подобного рода операции со своей территории ни при каких условиях. США хочет создать военный плацдарм на Черном море при помощи Румынии и Болгарии, но у Америки возникли преграды для закрепления в каспийском регионе, как минимум, в рамках созданного и создаваемого сотрудничества с Азербайджаном. Было бы неправильно говорить об прерывании отношений Азербайджана с США и западным миром. Но выбор Азербайджана в пользу сохранения баланса сил в регионе отражает развитие в скором времени более тесных азербайджано-российских отношений. С другой стороны, более ясным становится путь, который Туркменистан хочет избрать для себя и который после смерти Туркменбаши вызывает споры. Важно то, что новый туркменский лидер Бердымухаммедов акцентирует внимание на избежание Туркменистаном односторонних шагов в полемике по Каспию. К российско-казахско-туркмено-иранской линии должна прибавиться Армения в качестве естественного участника процесса, Азербайджан на первой стадии не присоединился к этой оси, но тем не менее сближается с ней. Такое сотрудничество должно повлиять на региональные проблемы и замороженные конфликты, что потребует пристального внимания.

Влияние на энергетику

Другой важный момент этого сотрудничества состоит в том, что только при согласии России и Ирана одно из государств сможет построить трубопровод по дну Каспийского моря. Это событие может свести на нет все усилия западного мира во главе с США по реализации проектов строительства альтернативных трубопроводов, 'расширению' нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан до казахского и туркменского трубопровода, а также превратить Джейхан в 'новый Роттердам'. Турция должна внимательно следить за событиями в этой сфере.

Иран успокоился

Очевидно, что из всех участников этого процесса больше всего выиграл Иран. В регионе Иран с первой попытки сделал надежный и уверенный шаг при своих напряженных внешних отношениях. Поддержка в ядерной программе, гарантии безопасности в ближнем окружении - неоценимые выгоды в дипломатическом и экономическом плане. Ранее Шанхайская организация сотрудничества пошла Ирану навстречу, и сегодня это положительно сказывается для него на Каспии. Россия видит в Иране ключевого политического игрока в регионе. В сущности, если посмотреть на эту ситуацию с исторической точки зрения, такое развитие событий демонстрирует то, что для России и Ирана взаимное сотрудничество гораздо выгоднее их противостояния в кавказском, каспийском регионах и в Центральной Азии. Признание России официальными лицами Ирана в качестве стратегического союзника диктует реальность. Сколько бы Россия по различным причинам не называла российско-иранские отношения региональным стратегическим партнерством, важно то, что Иран видит в этих отношениях. С другой стороны, Иран кажется контролируемым Россией игроком на Кавказе и в Центральной Азии. Его влияние - сужение пространства для других игроков: Турции, Китая и США. Этот сценарий наиболее предпочтителен. В противовес Иран держит в руках региональное спокойствие и законность. В господствующей международной среде эта ситуация очень выгодна для него. Можно полагать, что сотрудничество в этой сфере повысит его роль и в Персидском заливе, а также станет шагом, который снимет напряжение во внешних отношениях Ирана.

В результате сотрудничество прикаспийских государств под руководством России, охватывающее также Иран, влияет на позиции Турции. Сегодня вследствие проведения Турцией антитеррористической операции против РПК в Северном Ираке, развития спорных отношений с Ираном и Сирией существуют проблемы в турецко-американских отношениях и напряженность в турецко-иракских отношениях. Добавив сюда российско-турецкие отношения, которые, как подчеркивается, достигли наивысшего уровня, становится более понятным то, что Турция должна более внимательно оценивать подобные события. Очевидно, что их надо оценивать, по крайней мере, как действия, которыми из региона вытесняется США, а Россия воспринимается как более умный партнер. Будущее Каспия касается будущего Турции и, по меньшей мере, Ирака и Среднего Востока.

_________________________________________

Инициативы по обходу России* ("Cumhuriyet", Турция)

Опасность, подстерегающая Турцию на Черном море ("Cumhuriyet", Турция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.