Сэр Андрю Крокетт/Sir Andrew Crockett, занимал различные посты в Bank of England, Международном Валютном Фонде/International Monetary Fund и Bank for International Settlements. Ныне - президент одного из крупнейших банков мира - JPMorgan Chase.

___________________________

Вопрос: В чем заключаются сильные и слабые стороны рыночной экономики?

Крокетт: Рыночная экономика, по сравнению с другими системами экономической организации, оказалось наиболее гибкой и эффективной. Ее естественной противоположностью является централизованно планируемая экономическая система, которая без сомнений, показала себя менее эффективной, чем рыночная.

В течение нескольких десятилетий в странах Запада наблюдается движение в сторону отмены механизмов регулирования и освобождению рынка. Можно привести множество подобных примеров. Например, обменные курсы валют, которые ранее устанавливались правительствами, теперь определяются рынком. Ранее во многих странах государственные структуры устанавливали процентные ставки или, по крайне мере, устанавливали их предельные значения, а ныне подобные шаги не предпринимаются. Конкуренция, которая в финансовых секторах в прошлом была ограничена, тоже стала намного более свободной. То есть, с одной стороны, страны с рыночными экономиками повысили степень экономической либерализации, а с другой - почти все страны, в которых ранее существовала плановая экономика, в некоторой форме перешли на рельсы экономики рыночной.

Если говорить о выгодах и недостатках рыночной экономической системы, то я бы сказал, что система свободного рынка работает лучше, чем ее альтернативы. Однако есть ситуации, когда совершенно свободный рынок может не срабатывать, поэтому эти моменты необходимо регулировать. Общепризнано, что монополии могут развиваться в ущерб эффективному распределению ресурсов и в ущерб потребителям. Поэтому мы пришли к тому, что проводится демонополизация, либо жесткое регулирование монополий.

Также известно, что рыночные механизмы могут давать сбой при отсутствии адекватной информации у всех игроков. Таким образом, мы пришли к выводу, что необходимо гарантировать прозрачность рынка для того, чтобы у всех была достаточная информация для принятия правильных решений.

В рыночной системе не все и не всегда проходит гладко, например, периодически происходят финансовые крахи. Вариантность финансовых рынков, сама по себе, не является проблемой, однако проявления неэффективности рыночных механизмов иногда приводят к кризисам. Из этого необходимо извлечь уроки и сделать систему более эластичной.

Вопрос: Многие специалисты обращают внимание на проблему недостатка ответственности корпораций и международных финансовых институтов. Некоторые государства фактически становятся заложниками большого бизнеса и международных кредиторов. Что Вы об этом думаете?

Крокетт: Имеются определенные законы и международно-согласованные стандарты, которые определяют или, по крайней мере, устанавливают рамки корпоративной деятельности. Главным образом, подобные законы, стандарты и инструкции применяются для защиты потребителей. Например, в каждой стране работают регуляторы и наблюдатели, следящие за поведением финансовых учреждений. Они устанавливают стандарты, обеспечивают безопасность и стабильность финансовых структур, что идет на пользу интересам вкладчиков и клиентов, а также обеспечивают соблюдение стандартов коммерческой практики.

Вы говорили о странах, зависящих от международных финансовых учреждений. Я бы оценил ситуацию по-другому. Государство может оказаться зависимым, в результате неумелого экономического руководства или серии неудач. Однако, я считаю, что при разумном экономическом управлении в стране маловероятно, что данное государство останется в долгу перед международным финансовым учреждениям. Эти структуры захотят присутствовать в этой стране и участвовать на ее рынке, но не будут оказывать чрезмерное влияние.

Вопрос: Многие критики свободного рынка указывают, что рыночная экономика приводит к неравенству не только между отдельными странами, но и внутри этих стран. Иногда в качестве альтернативного примера приводятся экономические системы, созданные в странах Скандинавии, в которых действуют мощные механизмы социальной поддержки населения...

Крокетт: Фактически верно, что неравенство между "богатыми" и "менее богатыми" или, в некоторых случаях, "бедными" странами увеличивается. Это частично объясняется результатами действий свободного рынка, вознаграждающего людей на основе произведенного ими продукта. Также это частично результат особой политики налогообложения. То есть, снижение налогов проводится для того, чтобы высококвалифицированные люди и капитал оставались в пределах страны, потому что ожидается, что от этого получат выгоды и другие жители страны. По мнению сторонников этой теории, если люди с высокими доходами остаются в стране, то доходы повышаются у всех ее жителей, даже если разрыв в их доходах увеличивается.

Каждое общество должно само решать, насколько оно готово терпеть имущественное неравенство среди своих граждан. Вы справедливо указали, что в Европе подобное неравенство менее приветствуется, чем в Соединенных Штатах, а в скандинавских странах - еще менее. Прогрессивное подоходное налогообложение - одно из средств корректирования этого процесса, что, между прочим, не противоречит принципам свободного рынка. Все-таки экономика скандинавских стран организована на основе свободной конкуренции. Однако эти государства применяют налоговую систему, способствующую обеспечению более обширной системы государственной защиты.

Те, кто одобряет низкое налогообложение, утверждают, что высокие налоги способствуют перемещению производительных ресурсов в другие страны. По их мнению, когда самые талантливые люди уезжают из страны, это приводит к отрицательным последствиям для всех оставшихся. Подобное произошло в скандинавских странах, когда их правительства повысили уровень налогообложения до 80-90%. В результате, способным людям было тяжело выполнять свою работу в пределах существующей налоговой системы, когда им приходилось отдавать государству львиную долю своего дохода. В результате, скандинавские государства снизили свои налоговые ставки.

Вопрос: В последние годы много говорится о растущей экономической мощи таких держав, как Китай и Индия. Каким образом могут складываться отношения Запада с этими экономическими актерами?

Крокетт: Если посмотреть на футурологические исследования, то почти все авторы показывают, что к середине этого столетия Индия и Китай окажутся, вероятно, в первой тройке ведущих экономических держав. Китай развивается очень быстро, экономика Индии тоже начала расти стремительными темпами, хотя в Индии доход на душу населения меньше китайского. Вопросов нет, они будут мощными экономическими актерами.

При этом, я бы не сказал, что их экономические системы значительно отличаются от западных. Индия - демократическая страна, которая имеет, в основном, конкурентоспособную экономическую систему. Конечно, в ней намного больше бюрократии, и все еще чувствуется наследство системы лицензий. Однако после реформ 1990-х годов, индийская экономика базируется на открытой, свободной, конкурентоспособной рыночной системе.

Экономическая система Китая, находится немного дальше от свободного рынка и еще дальше от демократии, как мы ее понимаем на Западе. Однако экономика Китая открыта для остального мира. В Китае действуют финансовые институты, которые близки к западным, как, например, фондовые биржи, развивающие рынки облигаций, системы кредитования. Экономическое устройство Китая через 5-10 лет будет еще больше походить на Европу или США. От плановой экономической системы 1980-х годов Китай уже далеко ушел и, я думаю, что уйдет еще дальше.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективы развития экономических связей между Россией и США?

Крокетт: Американские корпорации очень хорошо понимают огромный потенциал России. Конечно, в настоящее время экономика России основана на энергетическом секторе: он является главным источником дохода, от которого зависят другие секторы экономики.

Сотрудничество на коммерческой основе не обязательно должно вести правительство с помощью официальных инициатив. Оно может вестись и частным сектором. Так, Американо-Российский Деловой Совет весьма активен в продвижении двусторонних обменов и идей.

Американские и европейские предприниматели выражают опасения тем, как в России защищается право собственности. Как Вы знаете, множественные эпизоды поставили под вопрос уровень безопасности в этой сфере. Так как мы говорили о системе свободного рынка, то фундаментом этой системы является безопасность права собственности, конвертируемость права собственности - эти понятия появились еще в эпоху Просвещения.

Все компании, включая мою собственную, видят огромный потенциал России и желают участвовать в ее росте. Ныне богатство, исходящее из энергетического сектора, предоставляет огромный потенциал для страны и может стать базисом для развития промышленности и торговли. Однако, на сегодняшний момент, объем российского экспорта, не связанного с энергетикой, все еще является довольно небольшим.

Вопрос: Страны бывшего СССР по-разному строят свои экономические модели: некоторые ориентируются на Россию, другие - на Европу и США. Какое место эти государства могут занять в глобальной экономике?

Крокетт: Когда любой союз распадается или существенно меняет свою форму, то можно ожидать что его участники пойдут в разных направлениях. Естественно, страны Балтии вошли в состав Евросоюза. Украина, в связи со своей близостью и, в то же время, соревновательными отношениями с Россией, выбрала несколько независимый путь. В каждой стране, в зависимости от ее внутренних политических условий и интересов, формировались свои варианты. Если посмотреть на Южную Америку, то мы увидим схожую ситуацию. В этом регионе есть государства, которые имеют весьма тесные связи с США, и страны, которые намного более отдалены от Соединенных Штатов или даже конкурируют с ними.

Вопрос: Каким Вы видите будущее глобальной экономики?

Крокетт: В краткосрочной перспективе, главный вопрос заключается в том, будет ли продолжаться пятилетний период экономического роста. Даже можно сказать, что мы стали свидетелями 25-ти летнего периода роста, если не учитывать несколько легких рецессий.

Я считаю, что есть много свидетельств тому, что в отсутствие крупных неблагоприятных явлений, глобальная экономика сможет справиться с потенциальными дестабилизациями, связанными с высокими ценами на нефть, также, как и с бурями на кредитных рынках, и сможет продолжить довольно хороший рост в течение следующего года. Мы в JPMorgan ожидаем, что в следующем году экономика будет расти хорошими темпами, может не настолько быстрыми, как в 2007 году, но все-таки весьма приемлемыми.

Если говорить о долгосрочной перспективе, и задать вопрос: "Куда идет мир?", то я бы ответил, что он движется к более рыночно-ориентированным системам. Китай, по крайней мере, очень быстро двигается в этом направлении. Почти все страны, которые смогли выбраться из бедности, сделали это путем интеграции в глобальную экономику. Конечно, рыночная система сама по себе не способна решить все социальные вопросы и важные мировые проблемы, как, например, проблемы нищеты в Африке. Однако такие вопросы, мне кажется, легче решать на основе здорового экономического развития, а свободные рынки, вообще говоря, доказали свое превосходство в деле генерирования экономического роста

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.