Михаил Саакашвили - получивший образование в Америке и свободно владеющий четырьмя языками сторонник свободного рынка и демократии - казался непохожим на других. Когда после бескровной революции 2003 года он был избран президентом, многие посчитали его человеком, который сможет спасти постсоветское пространство. Его как будто призвали из другого мира вашингтонские аналитические центры и европейские правозащитные организации.

Однако на этой неделе, после того как его правительство разогнало огромную демонстрацию, грубо закрыло оппозиционное телевидение и ввело в стране чрезвычайное положение, даже самые преданные сторонники г-на Саакашвили сочли, что стиль его правление напоминает тех самых тиранов, которых он некогда так презирал. Обнаружил ли он свою истинную натуру или изменился под тяжестью власти?

За последние годы Грузия приобрела куда большую значимость, чем заслуживает в на самом деле в соответствии со своим размерам. Во многом это произошло благодаря тому, что при г-не Саакашвили ее стали воспринимать как образцовую модель для стран, желающих сбросить бремя десятилетий деспотизма и коррупции.

Сейчас г-н Саакашвили начал напоминать другого лидера, выбравшего противоположный путь возрождения нации - Владимира Путина, президента России, страны, соседствующей с Грузией, прежде бывшей метрополией, а сегодня зачастую играющей роль противника. Намеченная, как объявило в среду правительство Грузии, на эту пятницу отмена чрезвычайного положения вряд ли поможет смыть пятно с репутации тридцатидевятилетнего г-на Саакашвили, которого многие называют Мишей.

'Я думаю, что Миша тяготеет к авторитаризму, - говорит американский адвокат и правозащитник Скотт Хортон (Scott Horton), преподававший на юридическом факультете Колумбийского университета (Columbia Law School) в середине 90-х, когда там учился г-н Саакашвили, позднее пригласивший его на работу в нью-йоркскую адвокатскую фирму и сохраняющий с ним дружеские отношения. - Я бы сказал так: между Мишей и Путиным есть нечто общее в том, как они относятся к президентской власти и прерогативам президента'. Как и г-н Путин, добавил он, г-н Саакашвили уменьшил значение парламента и оттеснил оппозицию на задворки общественной жизни.

При этом, по словам г-на Хортона, он не считает, что Грузия - расположенная на Кавказе на пересечении путей из Европы в Азию бывшая советская республика - превращается в диктатуру, или что г-н Саакашвили столь же авторитарен как г-н Путин. Тем не менее, как в Тбилиси, так и на Западе союзники г-на Саакашвили продолжают спорить о том, не становится ли он, как это принято в регионе, очередным сторонником идеи 'сильной руки'.

Мэтью Брайза (Matthew J. Bryza), высокопоставленный американский дипломат, находившейся на этой неделе в Тбилиси и пытавшийся убедить г-на Саакашвили отменить чрезвычайное положение, заявил журналистам, что он сочувствует г-ну Саакашвили, которому приходится выдерживать огромное давление. Однако г-н Брайза добавил, что закрытие г-ном Саакашвили оппозиционного телеканала шокировало Вашингтон.

В Вашингтоне в последние годы г-н Саакашвили имел огромный успех, регулярно выступая с докладами о политике и появляясь в кабинетах правительства. Он был так популярен среди политиков, желающих слышать о его успехах - борьбе с коррупцией, экономическом росте, судебной реформе, - что даже шутил, что его появление в Конгрессе привлекает больше внимания, чем привлекло бы появление Бритни Спирс.

В последнее время Саакашвили в ответ на упреки начал огрызаться с характерной резкостью, утверждая, что протесты оппозиции угрожают хрупкой грузинской демократии, что Россия пытается дестабилизировать его страну, и что закрытый телеканал агитировал за свержение правительства. Тем временем телеканал 'Имеди' так и не возобновил вещание, более того, по официальным заявлениям, в среду суд отозвал его лицензию по запросу прокуратуры.

Президент также заметил, что, объявив чрезвычайное положение, он одновременно назначил на январь досрочные президентские выборы, предоставив таким образом оппозиции возможность добиться своих целей законным путем.

'Прежде чем все начнут обсуждать, кого из безумных и авторитарных правителей или хуже того диктаторов напоминает грузинский президент, я хочу напомнить вам, что я - президент Грузии, по собственной воле сокращающий свой первый президентский срок, - заявил он в своем обращении к нации. - Это беспрецедентное решение для нашего региона и для большинства других стран мира'.

Советники г-на Саакашвили считают, что со стороны Запада, где политики и журналисты вне зависимости от взглядов обычно понимают важность сохранения демократии и действуют в определенных рамках, критиковать Грузию не совсем честно. Они утверждают, что Грузия расположена в том непростом регионе мира, где нормой считаются грязная игра и политические интриги (по словам г-на Саакашвили, оппозиция обвиняла его во всем, от убийств, до 'практически пожирания младенцев').

Хуже того, заявляют советники, помимо безответственной оппозиции правительство вынуждено иметь дело с двумя сепаратистскими регионами на границе с Россией, получающими от Москвы помощь и постоянно находящимися на грани полномасштабного вооруженного конфликта. 'Легко мыслить стереотипами, - говорит Гига Бокерия, депутат парламента и ярый сторонник президента. - Вот президент, он не любит протестов, поэтому их подавляет и закрывает телеканалы, которые ему не нравятся. И все, демократии больше нет. Удобная позиция, но далекая от истины'.

Оппозиция убеждена, что г-н Саакашвили, обманул как грузин, так и Запад, заставив считать себя демократом. Саломе Зурабишвили, бывший министр иностранных дел в правительстве г-на Саакашвили, ушедшая в оппозицию, считает, что президент нетерпим к критике и не готов делиться властью. 'Они подходят к делу так: 'У нас большинство, и так как мы знаем, какие решения правильны, нам не надо никому ничего объяснять', - рассказывает она. - Это очень большевистский настрой. Я не говорю, что мы живем в большевистской стране, но это - старый стиль мышления, а не демократический взгляд на вещи'.

'По крайней мере, насчет Путина никто не обманывается - все знают, кем он является', - говорит она.

Однако г-н Бокерия называет такую интерпретацию происходящего нелепой.

'Издалека это все выглядит очень скверно, из-за той пропагандистской машины, которая работает против нас. Чтобы понять последовательность событий, их динамику, нужно время. Но президент остается таким же демократом, каким и был', - утверждает он.

____________________________________________

Грузия дает отпор критикам ("The International Herald Tribune", США)

Выборы в Грузии: хватит Западу 'назначать проигравших' ("The International Herald Tribune", США)