Пожалуй, пора включить Европейский банк реконструкции и развития в список тех, кто слишком долго задерживается в гостях, злоупотребляя гостеприимством хозяев. Банк сегодня настолько далеко отошел от своего изначального круга обязанностей, что это грозит испортить наследие его прошлых добрых дел и успехов. ЕБРР пора сделать прощальный жест - объявить об одержанной победе и приватизироваться.

На пике своего успеха ЕБРР был примером и образцом для подражания в области финансового управления. Созданный в 1990 году на деньги США, стран ЕС и других государств, этот банк предоставлял в посткоммунистический период финансовые средства компаниям в странах Центральной и Восточной Европы в тот момент, когда частный сектор старался их избегать. ЕБРР специально была поставлена задача использовать финансовые средства в качестве инструмента развития рыночной экономики, многопартийной демократии и плюрализма. Все это в основном сработало. Не далее как в прошлом году совет управляющих банка пришел к выводу о том, что ЕБРР 'превзошел все стратегические ожидания и цели', давая при этом неплохую прибыль, составившую только в прошлом году более 3,25 миллиарда долларов. ЕБРР был той редкой птицей, которая преуспевала, творя добро.

Когда страны Балтии, Центральной и Восточной Европы стали полноправными членами Евросоюза, получив в свое распоряжение значительный частный капитал, ЕБРР перенес свое внимание на Россию и другие части бывшего Советского Союза. Тогда такие действия имели смысл, поскольку эти страны все еще не располагали доступом к тому капиталу, который мог предоставить банк. Сегодня ситуация изменилась. Сейчас крупные банки, фонды и частные инвесторы со всего мира буквально сбивают друг друга с ног, спеша вложить свой капитал в эти рынки. И инвестиции ЕБРР во все большей степени начинают конкурировать с теми самыми частными инвесторами, которых банк, в соответствии со своим уставом, должен 'поддерживать, а не вытеснять'.

Более того, деятельность банка сегодня выглядит довольно двусмысленно с политической точки зрения. Его финансовые ассигнования в России только в прошлом году составили 2,6 миллиарда долларов, а буквально на этой неделе региональный директор ЕБРР заявил, что инвестиции банка в России в текущем году достигнут отметки в 10 миллиардов долларов. А поскольку значительная часть средств ЕБРР сегодня направляется на финансирование компаний, которые контролируются Кремлем, близкими Кремлю олигархами и крупными публичными компаниями, такими как 'Лукойл', становится все более непонятно, каким образом такие инвестиции соответствуют заявленной цели банка по укреплению плюрализма, многопартийной демократии и рыночной экономики.

России деньги не нужны - по крайней мере, от ЕБРР. На территорию России и ее соседей течет не только частный капитал. Даже такие не уступающие ЕБРР банки, как Европейский инвестиционный банк и Азиатский банк развития, недавно расширили сферу своей деятельности и сегодня уделяют все больше внимания финансированию буквально всей той территории, на которой действует ЕБРР.

Да и сама Россия становится все более состоятельной. Ее валютные резервы составляют солидную сумму в 440 миллиардов долларов, куда входит и более 110 миллиардов долларов, выделенных в государственные инвестиционные фонды. Этим летом Россия даже объявила о создании собственного Российского банка развития с капиталом в 10 миллиардов долларов, чтобы инвестировать средства в такие же проекты, как и у ЕБРР.

Если даже нет особой потребности в инвестиционном капитале, ЕБРР все равно может получить отпущение грехов, указав на свои успехи в реализации заявленных целей. Но как отметил недавно бывший главный экономист этого банка Виллем Бюйтер (Willem Buiter), ЕБРР все активнее действует на рынках, характерными чертами которых являются 'расширение коррупционного, криминального и кланового капитализма, а также авторитаризма в той или иной мере'. Бюйтер отмечает, что 'демократическая репутация банка блекнет с каждым годом', и что ЕБРР скоро придется принимать решение: продолжать или нет размещение капитала в этих странах. Но если он решит продолжать, ему придется понизить те критерии, которые банк выдвигал в своих программных заявлениях.

Поскольку банк финансирует компании и проекты, находящиеся под контролем Кремля и близких к нему олигархов, ЕБРР не может больше утверждать, что он способствует развитию демократии, плюрализма и повышению ответственности государственной власти. А если банк будет на этом настаивать, значит, он лукавит. Глава ЕБРР Жан Лемьер (Jean Lemierre) автоматически согласился с тем, что задачи банка изменились, когда, отвечая на вопрос по поводу финансирования государственных компаний и компаний, находящихся под контролем близких к власти людей, он заявил: 'Да какая разница?'

Сегодня ЕБРР действует на условиях, существенно отличающихся от тех, о которых говорили его учредители. Олигархи и прочие партнеры получают не только финансирование, но и 'благословение' банка, ведь они вполне могут показать на ЕБРР пальцем, когда государства, защитники демократии и прочие начнут задавать вопросы по поводу их добросовестности.

Мы не посягаем на право ЕБРР поддерживать контакты, использовать свои знания и опыт, а также получать прибыль. Однако сделки и прибыль сами по себе - это удел частного сектора, а не ЕБРР. Если его деятельность все больше дискредитируется, то банку следует поздравить себя с хорошо проделанной работой и продать свои активы тому, кто за них больше заплатит. Помните о той прибыли в 3,25 миллиарда долларов? Ведь ни цента из этой суммы не было возвращено странам-акционерам банка, хотя они могли бы найти применение этим средствам там, где они действительно нужны.

Прецедента в деле ликвидации или продажи международного банка развития пока не существует. Но ЕБРР мог бы подать замечательный пример, положив такое начало. Ведь та конкретная цель, с которой он создавался, по всем меркам уже достигнута. В связи с этим возникает более крупный вопрос о том, как сделать так, чтобы в будущем создаваемые с добрыми намерениями институты не задерживались на сцене, злоупотребляя доверием и живя своей собственной бюрократической жизнью. Приватизация ЕБРР может стать примером элегантного ухода для других банков развития, когда их миссия окажется выполненной.

Дуглас Редикер и Хейди Кребо-Редикер являются директорами проекта 'Глобальная стратегическая финансовая инициатива'(Global Strategic Finance Initiative), осуществляемого фондом New America Foundation.

____________________________________________________________

Авангард промышленности ("The Financial Times", Великобритания)

Таджикистан погряз в "большой игре" ("Asia Times", Гонконг)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.