From The Economist print edition

Те, кто не был в Грузии с момента 'революции роз', то есть с 2003 года, поражаются произошедшим здесь изменениям. Восстановлены величественные здания, разрушенные в годы войны и запустения. Там, где раньше царил ночной мрак, сегодня сияет свет. Отремонтированы дороги, а хронические отключения электроэнергии превратились в воспоминания. Значительные средства вкладываются в инфраструктуру и строительство школ.

В Батуми, который в 2003 году не подчинялся центральным органам власти, повсюду вырастают новые гостиницы. В последние два года туда начали вновь приезжать туристы из Армении. Одна из причин этого заключается в том, что после 'розовой революции' президент Михаил Саакашвили распустил всю дорожную полицию, которая занималась только тем, что вымогала деньги у водителей. 'Чтобы доехать сюда из Армении, нужно было заплатить 100 долларов взяток', - говорит председатель правительства Аджарии Леван Варшаломидзе. В этом году темпы роста грузинской экономики должны составить 10 процентов, несмотря на экономическую блокаду со стороны России.

На фоне этих успехов недавние события в Грузии приводят в уныние. 7 ноября власти очистили главные улицы Тбилиси от протестовавших там в течение пяти дней демонстрантов. Все пошло не так, поскольку оппозиция вызвала подкрепление, спровоцировав полицию по охране общественного порядка на применение дубинок и слезоточивого газа. Было введено чрезвычайное положение и прекращено вещание оппозиционных телевизионных станций. На следующий день Саакашвили объявил, что пятого января состоятся досрочные президентские выборы. 'Вам нужны были досрочные выборы, - сказал он, - так получите их еще раньше!' На этой неделе власти также объявили об отмене чрезвычайного положения.

В начале протестов бывший посол Франции в Тбилиси Саломе Зурабишвили, которая стала министром иностранных дел Грузии, а затем была отправлена Саакашвили в отставку, говорила о том, что власти любят показывать иностранцам стройплощадки, чтобы ввести их в заблуждение. 'Мы живем в стране потемкинских деревень', - насмешливо замечает она. Это несправедливо, но жизнь у большинства грузин очень трудна. Бывшие промышленные города, такие как Зестафони и Кутаиси до сих пор остаются полуразрушенными после распада Советского Союза. В сельской местности то тут, то там видны заброшенные заводские территории, стоящие подобно огромным скелетам. Одним из главных предметов грузинского экспорта сегодня является металлолом.

Надежды, возлагавшиеся на Саакашвили, были настолько велики, что сегодня возникает разочарование. Аналитик Алекс Рондели (Alex Rondeli) частью проблемы считает то, что ни один политик, стремящийся сохранить свое кресло, не хочет честно говорить, сколько лет понадобится для восстановления Грузии. 'Это займет немало времени, - заявляет он, - больше, чем жизнь одного поколения'. Саакашвили и его друзья действовали жестко и быстро, нажив себе тем самым врагов. Многие заявляют, что власть ударила Саакашвили в голову.

Хотя его популярность в стране (и за рубежом) упала наполовину по сравнению с начальным периодом руководства Грузией, шансы Саакашвили на победу на президентских выборах по-прежнему велики. Магнат Бадри Патаркацишвили также заявил, что будет участвовать в президентской гонке. По словам возглавляющего Республиканскую партию Давида Юсупашвили, цель оппозиционной коалиции из десяти партий, которая в качестве своего кандидата выдвинула бывшего бизнесмена Левана Гачечиладзе, заключается в том, чтобы ликвидировать нынешнюю президентскую систему. 'Нам не нужен новый Саакашвили', - говорит он.

Оппозиции может быть нанесен ущерб заявлениями о том, что некоторые из ее лидеров во время протестов действовали в контакте с российскими шпионами. Россия по-прежнему поддерживает две самопровозглашенные грузинские провинции - Абхазию и Южную Осетию. Как отмечает соратник Саакашвили Гига Бокерия, 'Москва поставила перед собой цель сменить существующий здесь режим'. Поэтому критика европейцев и американцев по поводу жестких действий властей против демонстрантов в Тбилиси вызывает здесь раздражение. Наблюдатели отмечают, что Саакашвили находится в приподнятом настроении, его не трогает звучащая критика, которую он отметает прочь, заявляя о плохой информированности ее авторов. Рондели, говоря о России, отмечает следующее: 'Мы в одной клетке со злой собакой, которая нас кусает. Мы просим Европу открыть эту клетку и выпустить нас наружу, но она лишь говорит нам, что мы должны повежливее вести себя с этим псом'.

____________________________________________________________

Мишины неприятности ("The Economist", Великобритания)

Будущее Грузии больше похоже на прошлое ("The New York Times", США)