From The Economist print edition

В 1929 г., через несколько дней после краха фондового рынка, Гарвардское экономическое общество уверяло своих подписчиков: 'Серьезная депрессия не относится к числу возможных вариантов'. В ходе опроса, проведенного в марте 2001 г., 95 процентов американских экономистов заявили, что спада не будет, хотя он уже начинался. Сегодня большинство экономистов не прогнозирует спада в Америке, но это слабое утешение, учитывая их 'успехи' в прогнозировании. Согласно нашим последним оценкам, вполне вероятно, что Соединенные Штаты движутся к спаду.

Да, в третьем квартале ВВП уверенно рос на 3,9 процента в годовом исчислении. Возможно, по новым оценкам, эта цифра будет еще выше. Но это в прошлом. Более актуальные данные показывают, что в этом квартале рост экономики может застопориться. К началу следующего года возможно падение объемов производства и сокращение рабочих мест. Главная причина - крах рынка жилья. Эксперты говорили, что цены на жилье никогда не упадут в масштабах страны. Но это произошло - на 5 процентов за последние 12 месяцев. Инвестиции в жилищное строительство резко сократились, но излишек непроданных домов означает, что предел снижения цен еще далеко не достигнут. Скорее всего, падение цен на жилье нарушит структуру расходов американцев еще больше, чем крах фондового рынка в 2001 г. При снижении цен на жилье и ужесточении условий предоставления ипотеки в результате кризиса в сегменте 'сабпрайм' (кредиты заемщикам с пониженной кредитоспособностью), граждане уже не могут получать кредиты под залог доходов с капитала для обеспечения своих расходов.

Подорожавшая нефть еще больше ограничит возможности граждан (невзирая на падение цен на сырую нефть на этой неделе). Доверие потребителей уже серьезно подорвано. Довольно скоро расходы потребителей начнут сокращаться, что, в свою очередь, может ударить по прибылям и инвестициям компаний. Слабый доллар будет стимулировать экспорт, но экспорт, составляя 12 процентов ВВП, слишком мал для того, чтобы компенсировать ослабление потребительских расходов, на которые приходится 70 процентов.

Хочу на свободу!

Потянет ли американская рецессия за собой весь мир? Экономики Европы и Японии заметно укрепились в третьем квартале, но замедление темпов роста возможно. Скорее всего, они будут двигаться ни шатко, ни валко. Усиление валют нанесет урон экспортерам обоих рынков. Европейский рынок жилья охлаждается, и некоторые банки Европы уже ощущают на себе последствия кризиса в американском секторе 'сабпрайм'.

Надежду на то, что глобальный рост не прекратится, подают развивающиеся экономики. Десять лет назад мысль о том, что от этих кризисных стран зависит так много, должна была ужаснуть. Однако там, благодаря, главным образом, экономическим реформам, уровень роста поднялся в среднем до 7 процентов в год. В этом году на их долю придется половина глобального ВВП, исчисляемого в соответствии с рыночными обменными курсами, - в три раза больше, чем на долю Америки. В прошлом богатому миру часто приходилось вытаскивать развивающиеся экономики из беды. На этот раз именно они и могут оказаться спасателями.

Конечно, американская рецессия снизила бы объем экспорта развивающихся экономик, но они менее уязвимы, чем в прошлом. Важность Америки как мотора глобального роста преувеличена. С 2000 г. ее доля в мировом импорте упала с 19 до 14 процентов. Ее большой дефицит по текущим операциям начал сокращаться, а это означает, что Америка больше не тянет за собой весь мир. Однако рост развивающихся экономик ускорился, отчасти, благодаря внутреннему спросу. В первой половине этого года больший вклад в рост глобального ВВП внесло повышение расходов потребителей (в текущих долларах) в Китае и Индии, чем в Америке.

Большая часть развивающихся экономик находится в лучшей форме, чем когда бы то ни было. Они больше не находятся в финансовой зависимости от остального мира, но обладают большими запасами иностранной валюты - не менее трех четвертей глобальной массы. Хотя есть ряд примечательных исключений, у большинства из них низкий бюджетный дефицит (еще одно изменение к лучшему), поэтому в случае необходимости они могут увеличить расходы, чтобы компенсировать слабость экспорта.

Это не значит, что развивающиеся экономики будут расти достаточно быстро для того, чтобы компенсировать снижение объема производства в Америке. В следующем году рост некоторых из них несколько замедлится: например, темпы роста китайской экономики могут составить 'всего' 10 процентов. Поэтому глобальный рост ослабнет - что неизбежно при том, что уже пять лет он составляет рекордные 5 процентов. Но благодаря мощи новых титанов в тридцатилетней перспективе он останется на уровне 3,5 процентов.

Сказка о двух ценах

Растущая важность новых мировых гигантов не только стимулирует рост. Она также приведет к изменению относительных цен - прежде всего, нефти - и курса доллара. И последствия этого будут довольно неуютны для развитых стран, особенно, Америки.

Цена нефти растет, главным образом, благодаря спросу со стороны развивающихся экономик, на долю которых пришлось четыре пятых общего увеличения потребления нефти за последние пять лет. Во время прошлых американских рецессий цена на нефть обычно падала. На этот раз она, скорее всего, останется на прежнем уровне. Это не только нанесет урон финансам западных потребителей, но может также осложнить жизнь центральным банкам, прибавив к замедлению роста инфляционное давление.

Ослабленный доллар - курс 1,5 доллара за 1 евро все более реален - еще более ослабнет, если центральные банки развивающихся экономик перестанут покупать огромные суммы. Сегодня эта поддержка исчезает. Китай и другие страны вкладывают в американскую валюту все меньшую долю своих увеличивающихся запасов. Между тем, азиатским и ближневосточным странам, чьи валюты привязаны к доллару, угрожает рост инфляции, но снижение процентных ставок в США осложняет ужесточение их собственной монетарной политики. Возможно, им придется позволить своим валютам вырасти относительно хворающего 'зеленого', что означает, что им нужно будет покупать меньше долларов. Но еще важнее то, что международные инвесторы, осознав относительное ослабление экономической мощи Америки, безусловно, зададутся вопросом: почему основную часть своего богатства они держат в долларах? Упадок доллара уже стал равносилен величайшему в истории дефолту, нанеся больший ущерб стоимости активов иностранцев, чем любой развивающийся рынок когда бы то ни было.

Сила развивающихся экономик - хорошая новость для мировой экономики: для роста ему гораздо меньше нужна сильная Америка. Плохая новость для Америки в том, что это, в свою очередь, может означать, что миру гораздо меньше нужен доллар.

_________________________________________

Доллар в опасности ("The Washington Post", США)

Час расплаты для Америки ("Project Syndicate", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.