Статья опубликована 17 марта 1997 года

Люди из разных стран просят его остановиться. Другие - присылают деньги, чтобы он мог продолжать. Кто-то подвергает его уничтожающей критике; один даже грозил подать в суд. А несколько человек, включая бывшего американского посла и сотрудника ЦРУ, прислали ему восторженные письма.

Из многих затей, что произвели фурор в интернете, бюллетень Дэвида Джонсона (David Johnson) о России вызывает, пожалуй, самую бурную реакцию. Johnson's Russia List - он представляет собой подборку новостей, аналитики и комментариев - рассылается примерно тысяче ученых, журналистов, политиков и просто 'фанатов' России от Вашингтона до Гонконга по электронной почте; однако из-за тонкостей, связанных с применением авторских прав в Интернете, это издание подвергается все большей опасности.

Из своего кресла в одном из вашингтонских исследовательских центров г-н Джонсон 'дирижирует' самым влиятельным и какофоническим 'форумом' для обмена информацией о России во всем интернете. Со времен дебюта Johnson's Russia List в мае прошлого года разворачивающиеся в этом издании ядовитые перепалки о расширении НАТО или двурушничестве кандидата в российские президенты Александра Лебедя сильно раздражают некоторых ведущих аналитиков с мировым именем. Но и они продолжают его читать.

Кроме того, несмотря на все возмущенные отклики, появление бюллетеня, по признанию некоторых специалистов, радикально меняет методы их работы. 'Johnson's Russia List, наряду с CNN, стал еще одной из причин, по которым нам больше не нужен Госдепартамент', - замечает Джонатан Сандерс (Jonathan Sanders), московский корреспондент CBS News. 'Но в нем присутствуют и все худшие черты советологии, - тут же добавляет он. - Это 'нефильтрованное' издание, так что на вас выливается целый ушат фобий и саморекламы, идеологизированной шелухи и злобных пререкательств'.

Сегодня количество бюллетеней вроде джонсоновского - компиляций из статей, перепечаток и комментариев, рассылаемых по электронной почте - уже перевалило за сотню. Некоторые из них связаны с научными дисциплинами, другие - с увлечениями; так, существует издание для поклонников фильмов о Крестном отце.

Злит или привлекает читателей в первую очередь левая политическая ориентация г-на Джонсона. Почетное место в бюллетене отводится журналистам вроде канадца Фреда Уэйра (Fred Weir) из Hindustan Times, чьи статьи о противниках г-на Ельцина - коммунистах - носят куда менее критический характер, чем репортажи большинства его коллег.

Ядовитые выпады г-на Джонсона в адрес людей вроде его главного врага - публициста и корреспондента New Yorker Дэвида Рэмника (David Remnick) - задавали тон первых, весьма боевитых, выпусков бюллетеня (вот один из типичных пассажей: 'С тех пор, как Ельцин пришел к власти, Рэмник по сути специализируется на изощренной защите его режима'). Позднее Джонсон стал вести себя сдержаннее. 'Необходимо, чтобы бюллетень считали объективным изданием', - поясняет он.

Материал он публикует самый разнообразный, с равной готовностью используя статьи из националистической, антисемитской российской газеты 'Завтра' и Foreign Affairs. В Johnson's Russia List вы найдете и возвышенные рассуждения ('На Горбачева, судя по всему, оказали влияние труды философа Иммануила Канта, противопоставлявшего государство, где властвует закон, 'просвещенному абсолютизму', столь распространенному в конце 18 века'), и откровенную демагогию ('Не слишком ли поздно реформировать российскую армию? Автор 'Законов Паркинсона' отмечал: если в организацию проникла коррупция, единственный способ решить проблему - это ликвидировать учреждение, сжечь все здания и документацию, а сотрудников разослать как можно дальше друг от друга').

До января этого года у Johnson's Russia List существовал и свой сайт во Всемирной паутине. Но после того, как журнал American Spectator заявил о нарушении своих авторских прав, от сайта пришлось отказаться. Отвечая на вопросы об авторских правах, г-н Джонсон ссылается на доктрину о 'законном использовании' части печатного материала, предполагая, что издатели будут смотреть на это сквозь пальцы, если речь не идет об использовании в коммерческих целях. Чаще всего так и происходит.

Хотя в принципе материалы, защищенные авторским правом, могут воспроизводиться полностью только с разрешения автора, их использование в интернете представляет собой 'зону неопределенности', отмечает вице-адмирал в отставке Джон Дж. Шэнахэн (John J. Shanahan), возглавляющий Центр оборонной информации (Center for Defense Information), где работает г-н Джонсон. Однако после жалоб на нарушение авторских прав Центр лишил бюллетень своего логотипа. Теперь г-н Джонсон издает его на дому.

Хотя недавно было заключено международное соглашение о том, что авторское право распространяется и на цифровое использование, специалисты до сих пор спорят о его применении.

'Американское законодательство на этот счет носит абсолютно четкий характер, - утверждает Эндрю Баум (Andrew Baum), специалист по торговым маркам и авторскому праву из нью-йоркской юридической фирмы Darby & Darby. - Перепечатка полного текста статьи в целях распространения, даже из самых достойных побуждений, является нарушением авторского права. И тот факт, что это делается в интернете, по сути ничего не меняет'.

Другие эксперты занимают более либеральную позицию. Памела Сэмюэльсон (Pamela Samuelson), профессор-правовед из Калифорнийского университета в Беркли, специализирующаяся на проблемах интернета, замечает: 'Если дается положенная атрибуция и не наносится прямой ущерб коммерческой реализации, думаю, мы имеем дело с законным использованием. Нельзя закрывать доступ к информации, если это не наносит явного вреда рынку. В этом ведь и состоит функция интернета - обеспечивать доступ к знанию'.

Хотя в данный момент ему ничего не грозит, г-на Джонсона тревожит тот факт, что вопрос об авторских правах может положить конец его изданию. Тем не менее, он продолжает рассылать бюллетень несколько раз в сутки, отправляя десятки статей каждому, кто об этом попросит.

Дэвид Джонсон, для которого увлечение Россией превратилось чуть ли не в навязчивую идею, начал издавать свой Johnson's Russia List в бурные, напряженные месяцы перед прошлогодними президентскими выборами в этой стране. Для него это был 'электронный крестовый поход' против мейнстримовской прессы, особенно New York Times, которая, по его мнению, 'демонизировала антиельцинскую оппозицию'. Сегодня, специалисты - как бы они ни относились к его взглядам - признают, что бюллетень изменил характер научного и политологического исследования российской проблематики.

Десять лет назад метод советологов представлял собой дотошное 'просеивание' санкционированных компартией публикаций в поисках крупиц полезной информации. Сегодня каждый, кто подключен к интернету, может скачать результаты последних выборов, скажем в Иркутске, - и к тому же на английском - с любого из десятков сайтов и электронных бюллетеней, посвященных России.

'Раньше, если вы не работали в научных учреждениях вроде Стэнфордского, Колумбийского или Гарвардского университетов, добраться до таких материалов было не так просто, - объясняет Майкл Макфол (Michael McFaul), преподаватель политологии в Стэнфорде. - Джонсоновский бюллетень сильно подорвал эту монополию. Он действительно уравнивает правила игры в научных кругах'.

Скорость интернета и гигантские возможности, которые он открывает - не единственная причина популярности бюллетеня г-на Джонсона. Читателей привлекает и свойственный ему полемический задор.

'Это куда больше напоминает диалог, чем набор научных лекций', - замечает Эстер Дайсон (Esther Dyson), редактор и издатель Release 1.0, бюллетеня по проблемам компьютерной отрасли.

'Вы словно беседуете с коллегами в кулуарах научной конференции, - рассказывает Марк фон Хейген (Mark von Hagen), директор Института им. Гарримана (Harriman Institute) при Колумбийском университете. - Но слушают вас не два-три человека, а несколько сотен. В результате, прежде чем оказаться на конференции Американской ассоциации политологов, вы успеваете отточить свои тезисы, или изменить их'.

Стивен Коэн (Stephen Cohen), профессор советской и российской истории и политологии из Принстонского университета, ставит бюллетеню в заслугу тот факт, что он сломал рамки 'ограниченного, а потому бесплодного подхода к СССР и России, существовавшего не одно десятилетие'. Кроме того, вокруг Johnson's Russia List сформировалась целая 'община' - со своими 'деревенскими дурачками' и 'сельскими старостами'. 'Он объединил разрозненную группу людей, в том числе и в разных странах', - отмечает Коэн.

Впрочем, обычное подтрунивание, зачастую нисколько не редактируемое, может навлечь на вас неприятности. 'Люди просто не понимают, что пиксели на экране - это готовый письменный текст', - замечает г-н Сандерс. На этом уже обжегся г-н Макфол. Его критика в адрес г-на Коэна (Макфол утверждает, что она была высказана в неофициальном электронном письме, но Джонсон переслал его Коэну по факсу), и возмущенный ответ 'обиженного' вызвали немало пересудов в научных кругах.

Однако Макфола, в отличие от большинства его старших коллег, не смущает свойственный Johnson's Russia List привкус 'открытого сезона охоты'. 'С точки зрения элитарных научных учреждений вроде того, где работаю я и мои коллеги, - замечает он, - тот факт, что в этот ресурс каждый может 'опустить свою монетку', снижает стимул для участия 'грандов' научного сообщества. Такой вот парадокс: именно научные 'тяжеловесы' советуют мне 'держаться подальше от этой штуки'. Но сами они его читают. Да что там - его все читают'.

_____________________________

'Лоцман' в море российских СМИ ("Moscow News", Россия)

Дэвид Джонсон: "Библия советолога" приходит по электронной почте ("Washington ProFile", США)

Дэвид Джонсон: Заметки о встрече с Путиным ("Johnson's Russia List", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.