Последние полторы недели я участвовал в разных дебатах и 'круглых столах', посвященных грузинской теме. Наши 'демократы' произносят одни и те же слова: 'шок', 'удивление', 'разочарование'. В прошлый четверг, например, тема 'круглого стола' в Киеве звучала так: 'Цветные контрреволюции: первый шок'.

Оказывается, они и не подозревали, что в 'демократической' Грузии возможно такое! Не помнят они, что их давно предупреждали об этом. Но главным практически во всех выступлениях 'оранжевых' политиков и политологов было одно утверждение: грузинский сценарий в Украине невозможен.

У американского классика Синклера Льюиса был такой роман 'У нас это невозможно'. Рекомендую перечитать его. Приведу одну цитату: 'Все решительно... говорили в 1935 году: 'Если у нас когда-нибудь и будет фашистская диктатура, то все будет совсем иначе, чем в Европе, - слишком сильны в Америке юмор и дух независимости'. Через год все это отошло в область предания, и ученые с удивлением обнаружили, что кнут и наручники причиняют такую же боль в чистом американском воздухе, как в гнилых туманах Пруссии'.

В Тбилиси год-полтора назад твердили: 'В Грузии это невозможно'. Сейчас нас уверяют: 'В Украине это невозможно'. Так ли это? 'Черта с два невозможно, отвечу я вам... Ведь нет в мире другой страны, которая так легко впадала бы в истерию... или была бы более склонна к раболепству, чем...' Продолжите слова Льюиса сами.

'Народ боится'

Я часто просматривал в эти дни грузинские интернет-форумы. Практически все признают: Саакашвили - это их порождение, именно они привели его к власти, дали почти диктаторские полномочия и благословили на преступления против собственного народа. Но видно, что люди даже после дубинок и слезоточивого газа продолжают оставаться в плену собственных заблуждений и пропагандистских штампов.

Вот отрывок из интернет-блога довольно активного сторонника 'революции роз' по имени cyxymu: 'Сегодня с утра на кабельном канале были отключены НТВ, РТР, ОРТ, РЕН-ТВ, CNN, BBC. По нашему ТВ идут только фильмы. Народ боится. Все ругают правительство, оппозицию, друг друга. Грузия откатилась лет на 10 назад в плане демократии. Лично я уверен, что виноваты в этой ситуации и происшедшем все - и правительство, и оппозиция. Правительство сделало все, чтоб люди вышли на улицу, отсутствием диалога с народом. Оппозиция сделала большую ошибку, когда связалась с такими людьми, как Нателашвили, Окруашвили, Бадри. Их деньги, их (Бадри и Нателашвили) связи с Россией привели к тому, что правительство стало бороться с внешним врагом, который нашел случайного союзника в лице своего народа... Я это пишу и не знаю: может, и меня обвинят в том, что я работаю на Россию. Я, который всегда пытался показать миру, что делает империалистическая Россия в Грузии, в ее регионах Абхазия и Южная Осетия'.

Это яркий пример запутавшейся в себе и в окружающих событиях жертвы официальной пропаганды, которая слышит, что любой критикующий Саакашвили - это 'агент Москвы', и слепо верит этому, не задумываясь, почему эти 'агенты' порой еще больше критикуют Россию, чем сам Михо, почему они за вступление Грузии в НАТО и, в конце концов, почему они становятся 'наркоманами', 'расхитителями народного добра' на следующий же день после публичной критики президента.

И вдруг этот черно-белый, понятный мир, выстроенный официальной пропагандой, рушится. Человек видит, как на митинги выходят тысячи людей, и понимает: даже при большом желании Кремль не смог бы завербовать себе столько 'агентов'. Но отказаться от штампов невозможно. Поэтому, уже видя, как фабрикуются обвинения в 'работе на Россию', он все равно продолжает верить нелепым обвинениям в адрес лидеров грузинской оппозиции.

Запрограммированный шок

Можно пожалеть cyxymu, всю Грузию и успокоиться, если бы эта слепая вера пропаганде, упрямое нежелание слышать вещи, не вписывающиеся в собственное мировосприятие, не были присущи и украинской общественности.

Когда я сейчас слышу о 'шоке' в среде 'демократов', я вспоминаю передачу 'Свобода слова' от 6 октября прошлого года. Тогда несколько часов подряд нам ставили в пример 'грузинскую демократию'. Представитель БЮТ Григорий Немыря гордо выставил на стол бутылку 'Боржоми', олицетворяющую для него 'дух свободы'. Итогом такого оболванивания стало заявление одного зрителя в студии: 'Страна, в которой есть такой лидер, как Нино Бурджанадзе, просто обречена быть свободной, гордой и независимой'. Думаю, сейчас тот зритель мог бы оборвать фразу на слове 'обречена'.

Тогда я пытался добиться от главного специалиста по 'розовой революции' Давида Жвании комментария по поводу массовых арестов лидеров грузинской оппозиции, произошедших незадолго до выборов в местные органы власти в Грузии: в тюрьмы были брошены практически все активисты движения 'Антисорос', пытавшегося устраивать в Тбилиси митинги против Саакашвили. Представитель 'Нашей Украины' Жвания заявил: 'Я не знаком с такими фактами. Думаю, я что-то упустил'.

В дискуссию вступил и Шустер. Уточнив, что я имею в виду лидеров 'Антисороса', он заявил: 'Я прошу вас немножко соизмерять... Арестована вся верхушка одной партии человека, который подозревается в разного рода диверсионных действиях против Грузии' (имелся в виду бывший шеф госбезопасности этой страны Игорь Гиоргадзе. - Авт.).

А Давид Жвания попытался отделаться от моих настойчивых вопросов: 'Я не хотел бы вмешиваться во внутренние дела Грузии. Проходили выборы. И это их конституционное право, чтобы Грузия сама определялась, что она будет делать внутри страны'. Любопытно, что на прошлой неделе тот же Жвания произнес: 'Я достаточно глубоко участвовал в 'революции роз', которая привела к власти господина Саакашвили'.

Оказывается, украинский политик, гражданин нашей страны, бывший министр открыто признается в том, что был участником революции 2003 г. за рубежом. Получается, привести к власти Саакашвили он считал своим личным делом, а вот отвечать потом за диктаторские действия, за аресты и избиения оппозиции на улицах г-н Жвания не считает нужным.

В том-то и дело, что в ответе за грузинские события не только Саакашвили и его 'коммандос', но и те, кто оболванивал мировую и украинскую общественность, те, кто закрывал глаза на откровенные нарушения прав человека в Грузии, пропагандируя образцовую 'грузинскую демократию'.

Между прочим, в августе этого года людей, о которых я говорил в 'Свободе слова', приговорили к солидным срокам заключения: одну из лидеров 'Антисороса' к 8,5 годам тюрьмы, другого - к 8 годам, троих - к 7 годам заключения и т. д. 12 человек были брошены в тюрьму фактически ни за что, по откровенно сфабрикованным обвинениям! Кто-то в Украине сказал хоть слово об этом? У нас продолжались беспрестанные славословия в адрес Саакашвили.

'Мы ничего не знали'

Меня всегда поражали люди, которые, говоря о событиях недавнего прошлого, искренне твердили: 'Так ведь мы ничего не знали!' Еще в годы перестройки я спрашивал вчерашних верных коммунистов, торжественно сжигавших свои партбилеты 'из-за открывшейся правды': кто вам мешал пойти в библиотеку и взять находившиеся в открытом доступе материалы XX или XXII съездов КПСС, где откровений больше, чем в журнале 'Огонек' (показательно, что его бывший главред Виталий Коротич не далее как в марте этого года в той же 'Свободе слова' превозносил Бурджанадзе и Саакашвили).

Читатель простит меня за эти лирические отступления. На самом деле я считаю одной из главных проблем нашего общества принятие на веру каких-то модных веяний, создание себе идолов и низвержение вчерашних кумиров. К сожалению, украинское общество очень сильно поддается пропагандистским штампам и находит удовольствие в преследовании тех, кто не хочет вливаться в этот 'мейнстрим'.

Конечно, это не только наша беда. Одновременно с событиями в Грузии состоялась премьера американского фильма 'Львы для ягнят'. Его героиня, либеральная американская журналистка, пытающаяся обвинить циничного сенатора с улыбкой Тома Круза в развязывании авантюрных военных кампаний, вдруг с ужасом осознает, что она была неотъемлемой составной частью пропагандистской кампании, собственно, и приведшей к этим войнам.

Я смотрел этот фильм и вспоминал свои впечатления от американской прессы начала 2000-х, когда жил в США. Поражала пафосность и некая легкость, с которой вполне либеральные и свободные журналисты обсуждали необходимость вторжения в Ирак. Помню, как популярный 'колумнист' из журнала 'Тайм' хвастался, что он изобрел способ быстрой победоносной войны в Ираке: надо пообещать по 10 долларов каждому солдату Хусейна, и те толпами побегут сдаваться. Недавно прочитал в 'Тайм' гневную статью того же автора, обличающего 'иракскую авантюру', в которую Буш втянул Америку.

С проявлениями такого же праведного гнева я столкнулся на одном из 'круглых столов' в Киеве. Довольно известный, временами 'оранжевый', журналист Вахтанг Кипиани сорвал бурю аплодисментов молоденьких журналисток, когда стал рассказывать о том, как украинская пресса 'проглатывает наживки', забрасываемые ей политиками. В частности, он упомянул 'дело Гонгадзе' и то, как 'демократическая пресса' заглотнула 'наживку' о причастности Кучмы или его окружения к убийству журналиста. Теперь, когда уже почти всем стало ясно, что Гонгадзе убивали под 'пленки Мельниченко' с целью дискредитировать президента, журналист, немало сил положивший до этого на раскрутку совершенно иной версии, срывает аплодисменты, рассуждая о 'наживках'.

Но я помню, как в 2001 г. 'либеральные СМИ' предавали анафеме любого, кто хотя бы намекал на версию об убийстве Гонгадзе под пресловутые 'пленки'. А журналистов не просто использовали в своих политических целях - они активно и вполне добровольно становились орудием в грязных играх.

'Нам это неинтересно'

Еще один пример активного или пассивного участия украинских журналистов в преступлениях.

В 1990-1991 гг. я объехал практически все 'горячие точки' Грузии. Немало времени провел в осажденном Цхинвали, где насмотрелся на прообразы будущей 'демократии по-грузински'.

До сих пор перед глазами линия фронта, проходящая по школьному двору, сожженные учебники, братская могила прямо там, у школы. С ужасом вспоминаю, как местные детишки перед сном выходили во двор и вместо передачи 'Спокойной ночи, малыши' смотрели на огни от трассирующих пуль. И меня одолевает чувство вины перед детьми Цхинвали, которым я обещал помочь и не сдержал слова. Они передали мне свои сочинения на тему 'Как я провел зимние каникулы', написанные после того, как грузинские боевики покинули город, и очень просили опубликовать их в украинской прессе. Нас с братом тайно вывозили из города на БТРе, и чтобы сочинения не попали в руки боевиков, мы тщательно спрятали эти бумаги, пока пересекали Грузию. Сочинения мы довезли.

Вернулся в Украину я 19 августа 1991 г. Спустя несколько дней пошел по всем газетам, но мне в один голос заявляли: 'Это уже неактуально', 'Нам это неинтересно', 'Сам понимаешь...'.

Страшные сочинения детей из Цхинвали оказались никому не нужны, они уже не вписывались в официальную пропаганду страны, где повсеместно громили райкомы, загоняли в подполье самую массовую партию, активно готовились к 'свободному' референдуму, на котором была запрещена агитация 'против'.

Вот только маленькая 'неактуальная' цитата из сочинения цхинвальского шестиклассника: 'У нас все время гремят выстрелы. Откуда у них столько оружия, чтобы беспрерывно стрелять? Я уже привык к стрельбе, но я все равно боюсь. Я боюсь ходить по улицам, я боюсь сидеть дома, мне кажется, что целятся прямо в меня, ведь они не щадят никого'.

Читаю на грузинских форумах о том, как боятся выходить на улицы Тбилиси, - практически то же самое пишут сегодня. Разве что до убийств стариков и детей не дошло.

Еще одна 'неинтересная' цитата из сочинения семиклассницы: 'Пусть грузинские шовинисты... представят своих детей на нашем месте. Мы ведь разучились смеяться, веселиться. Мы часто недоедаем, потому что в городе неделями не бывает хлеба. Шесть месяцев глазами не видели молоко и молочные продукты. Спросите ли вы меня, о чем я мечтаю?! Я мечтаю о том, чтобы мой маленький город и край были спасены от фашизма, чтобы я и все мы могли спокойно ходить в школу, в кино. Чтобы был свет, была вода. В течение четырех месяцев мечтала увидеть буханку белого, самого вкусного в мире нашего хлеба... Помогите нам и спасите нас, добрые люди!'

Я себя чувствую виноватым, а те, кто посчитал данные сочинения 'неактуальными', уверен, нет. Они вряд ли даже вспомнят об этом. Украинская журналистика тогда просто закрыла глаза.

'Диктатор, кум диктатора'

Точно так же нам пытаются закрыть глаза на страшные события в Тбилиси и сейчас. 'Нас это напрямую не касается', - говорят 'цветные революционеры'.

Сначала нас убеждали, что Украина следует по пути грузинских 'демократических' преобразований, а теперь доказывают, что 'Украина - не Грузия'.

Сравните две цитаты того же 'революционера' Давида Жвании. Вот что он сказал в интервью 'Украине молодой' 29 июля 2004 г.: 'А у нас все то же самое происходит! Чем Грузия отличается от Украины? Да ничем!'

И сейчас: 'Я всегда возражал, когда сравнивали ситуацию в Грузии - 'революцию роз', и 'оранжевую революцию'. Это были совершенно разные процессы', - заявил Жвания на последней 'Свободе слова'. Еще одна его цитата из интервью 2004 г.: 'Знаете, в чем заключается главная схожесть между Михаилом Саакашвили и Виктором Ющенко? Они оба искренни в своих намерениях, а искренность и порядочность - это основные принципы, на которых можно строить зажиточное и развитое государство... Они искренне хотят добра своему народу и готовы бороться за это до последнего'.

Близость Ющенко и Саакашвили известна всем. 'Кумом диктатора' президент Украины уже может смело представляться. Главное, чтобы в ближайшие годы он не стал представляться: 'диктатор, кум диктатора'. Многие слышали размещенные в интернете аудиозаписи голосов, очень похожих на голоса упомянутых кумовьев. Подлинность 'пленок' никто не проверял, и опровергалась она довольно скромно, но после 7 ноября они должны привлечь внимание поразительным сходством действий Саакашвили с тем, что говорил человек с похожим на его голосом.

'Главное, чтобы ты был абсолютно невозмутим, жесток, по чему люди очень соскучились, и одновременно спокойным', - говорил голос, похожий на голос Саакашвили, голосу, похожему на голос Ющенко, весной этого года. И твердит об этом несколько раз: 'Все твои решительные действия будут поддержаны народом. Это совершенно четко... Главное сейчас - действовать очень решительно, показать жесткую волю... Чем больше они будут метаться, и чем больше ты будешь проявлять жесткость и твердость, тем будет лучше результат на выборах'.

Вне зависимости от подлинности 'пленок' ясно, что Саакашвили и Ющенко обсуждают и координируют свои действия не только во внешней политике. Когда говорят, что Ющенко на такое не способен, я спрашиваю: а что было бы у нас этой весной, дойди до Киева внутренние войска?

'Слабость сильного президента'

В последних '5 копейках' один украинский экс-дипломат выразил опасение тем, что 'многим в Украине' понравились решительные действия Ющенко, его 'сильная рука', подписавшая указы о роспуске парламента. Сказано это было в типичном для украинских либералов духе: 'Мне понравились указы 2 апреля... Но я не очень хочу такого Ющенко'. А вот высказывания некоторых бютовцев однозначно должны вызвать у общества тревогу. Они практически солидаризировались с 'решительными действиями' Саакашвили. Андрей Шкиль на этой же передаче постоянно твердил, что для него важно только, правомочны ли действия грузинского президента или нет. Другой представитель БЮТ Андрей Шевченко на 'Свободе' Шустера заявил: 'Мы не воспринимаем закрытие каналов, разгон демонстраций. Но что мне очень импонирует в Саакашвили, - это политик, который не боится заявлять четко свою позицию'.

Да уж куда четче. 'Он берет на себя ответственность, - мило улыбаясь, сказал Шевченко после демонстрации жутких кадров из Тбилиси. - ...И я мечтаю, чтобы в Украине было больше политиков, которые очень четко заявляли бы свою позицию. Это - то, что по-настоящему нужно стране. Я думаю, то, что мы видели, - это слабость сильного президента. Это ошибка Саакашвили. Я надеюсь, он никогда больше на это не пойдет. Я уверен, что это единственный сейчас мощный лидер Грузии. И уверен, что он выиграет президентские выборы. Я буду держать кулаки за него'.

В этой фразе одного из лидеров политсилы, претендующей на формирование правительства, таится большая опасность, чем в стягивании войск к Киеву. Оказывается, Украине нужен 'сильный президент', который (-ая?) может иногда позволить себе 'слабости' в виде чрезвычайного положения или разгона оппозиции. Главное, мол, четко заявить о своей позиции. Спросим себя после этого: возможно ли это в Украине?

Я утверждаю, что с 2005 г. мы несколько раз были очень близки к тбилисскому сценарию. Склонность 'оранжевых' к 'сильной руке' не раз приводила их к неадекватным действиям. Вспомним хотя бы официальное воззвание блока 'Наша Украина' к президенту в январе 2006 г. (после того, как ВР как бы отправила правительство Еханурова в отставку). В нем 'нашеукраинцы' открыто призвали Ющенко к введению 'прямого президентского правления'. Это ведь не один Жвания призывал - это было решение пропрезидентского блока, принятое после коллективного обсуждения. Что последовало бы за этим 'прямым правлением'? Или у нас это невозможно?

Признаем: 'оранжевые', а особенно 'сердечные' политики Украины ничем не лучше 'розовых' грузин. Для решения своих задач они готовы поддержать действия даже более радикальные, чем действия Саакашвили. А после того, как Банковая подмяла под себя украинские суды, в нашей стране фактически не осталось никаких противовесов возможным авантюристическим поползновениям президентской команды. Если Ющенко воплотит свою мечту в жизнь и сделает посты министра внутренних дел и Генпрокурора своей 'квотой', мы получим 'грузинскую' модель управления силовыми органами, существовавшую в СССР до конца 50-х гг. XX в. и воссозданную в Грузии XXI века. После этого все политические споры в стране можно будет решить лишь на улице.

К сожалению, у нас такое не просто возможно. Украина на всех парах идет к этой опасной модели управления государством, а соответственно - и к 'грузинской' модели разрешения внутриполитических кризисов.

________________________________________

Эволюция Саакашвили: история жадности, коррупции, паранойи и злоупотребления властью ("The Washington Times", США)

Мишины неприятности ("The Economist", Великобритания)

Говорит и показывает Тбилиси... ("Украинская правда", Украина)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.