Три государства Закавказья - Армения, Азербайджан и Грузия - всегда были 'промежуточными землями', этакими 'странами между'. Между Черным и Каспийским морями, между Европой и Азией, между Россией и Ираном, между христианством и исламом. А в последнее время еще и между советской диктатурой и европейской демократией.

Недавно на имидже этих бывших советских республик засверкал позитивный исторический глянец, когда регион во главе с Грузией стряхнул с себя российское иго и начал переход к демократии и процветанию. Все три страны демонстрируют впечатляющие темпы экономического роста, превышающие 10 процентов. Открытый в прошлом году трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан повысил географическую значимость этого региона, превратив его в важный транзитный коридор для каспийских энергоресурсов. Произошедшая в Грузии мирная 'революция роз' сделала эту страну светочем демократии и примером для ее соседей. Оптимисты говорят, что если бы странам Закавказья удалось урегулировать свои так называемые 'замороженные конфликты', они могли бы превратиться в центр прогресса в этом развивающемся регионе на побережье Черного моря.

Однако разбитые головы и слезоточивый газ на улицах Грузии продемонстрировали в этом месяце реалии гораздо более мрачного свойства. Юг Кавказа не только не продвигается вперед - он превращается в затерянную землю, погрязшую в своем хроническом состоянии полудемократии и нестабильности - и никаким внешним силам вытащить ее из этого болота не удается.

Молодой грузинский президент Михаил Саакашвили 7 ноября очень сильно испачкал свой демократический имидж, направив полицию на разгон мирной демонстрации протеста, устроенной оппозицией. Демонстрантов разгоняли дубинками, слезоточивым газом и водяными пушками. Затем президент снял с эфира две телевизионные станции, выступавшие на стороне оппозиции (одна из них принадлежит Руперту Мердоку), и ввел чрезвычайное положение, которое было отменено в прошлую пятницу. А после этого он назначил на январь проведение досрочных президентских выборов.

Контраст этих действий по сравнению с тем, как Саакашвили пришел к власти, был разительным и крайне неприятным. 'Революция роз', которую он возглавил в 2003 году, оказалась успешной потому, что его предшественник Эдуард Шеварнадзе, которого изображали в качестве самовластного диктатора, продемонстрировал сдержанность, достойную восхищения. Шеварнадзе, которому пришлось столкнуться с протестами гораздо больших масштабов и напряженности, решил не прибегать к использованию силы. Он не стал закрывать оппозиционное телевидение и с достоинством ушел в отставку.

Несмотря на последние события, Грузия по-прежнему остается самой демократической страной на юге Кавказа, и еще есть шанс (хотя это маловероятно), что Саакашвили отреагирует на оказываемое на него давление и в новом году создаст более плюралистическое коалиционное правительство. Другие страны региона отошли от демократии значительно дальше.

Главная телевизионная станция Армении 'A1+' была закрыта много лет назад. Власти Азербайджана в этом году бросили в тюрьму большое количество антиправительственных журналистов. Последним из них стал Ганимат Захидов, редактор ведущей оппозиционной газеты 'Азадлыг'. 11 ноября его на два месяца приговорили к досудебному аресту, обвинив в 'хулиганстве', что совершенно неправдоподобно. Как в Армении, так и в Азербайджане все считают, что правящая элита сделает все возможное для сохранения своей власти в ходе предстоящих в будущем году президентских выборов. Выборы состоятся, но их результаты предопределены заранее. Кавказские лидеры назубок выучили изречение Вячеслава Молотова, сказавшего: 'Проблема свободных выборов заключается в том, что их можно проиграть'.

Мощные экономические показатели также не дают полного представления о ситуации. Определенные социальные слои в столицах преуспевают, но уровень безработицы и бедности в сельской местности крайне высок. Экономика региона очень монополизирована, и имеющие хорошие политические связи 'близкие люди' снимают все сливки. В Азербайджан начинают поступать миллиарды долларов от продажи нефти, однако до общества в целом эти средства пока не доходят.

Наибольшее беспокойство вызывает то, что 'замороженные конфликты', начало которым было положено во время хаоса, связанного с распадом Советского Союза в 1991 году, далеко не заморожены. У всех трех стран темпы роста военного бюджета одни из самых высоких в мире, и на это накладывается упрямая непримиримость сторон. Грузия и Россия ведут безответственную политику балансирования на грани войны из-за Абхазии и Южной Осетии, которые откололись от Тбилиси и все больше попадают под контроль Москвы. Азербайджан усиливает свою воинственную риторику по поводу утраченного им Нагорного Карабаха, а Армения просто заявляет, что проблема решена и что армяне Карабаха отделились. Шансы на возникновение вооруженного противоборства в одной из зон конфликтов в предстоящие годы все возрастают, что вызывает серьезную обеспокоенность. Последствия такого противоборства будут катастрофическими.

***

Новую дестабилизацию грозят создать, по крайней мере, три очага напряженности. В декабре Косово может в одностороннем порядке провозгласить свою независимость, которую признает целый ряд иностранных государств. Что бы ни говорили западные страны, такие действия укрепят сепаратистские территории на Кавказе в своей уверенности в том, что время на их стороне, и что сложившаяся фактическая ситуация со временем закрепится навсегда. В случае с Грузией Москва будет всячески использовать такую обстановку, оказывая все большую помощь и поддержку Абхазии и Южной Осетии, а Тбилиси может в ответ совершить необдуманные и глупые действия.

Грузия в последнее время вызывает сильное отвращение у российской элиты, и предстоящие парламентские и президентские выборы в этой стране также будут способствовать все более агрессивным действиям популистских политиков в отношении Тбилиси. В прошлом году российская военная авиация как минимум трижды тайно вторгалась в грузинское воздушное пространство. Слава Богу, что все закончилось без жертв. Более открытые интервенционистские действия по провоцированию грузин могут привести к опасному противостоянию между двумя странами.

Больше всего Россию беспокоит событие, которое должно произойти в апреле. Речь идет о саммите НАТО в Бухаресте. Соединенные Штаты Америки настаивают на том, чтобы во время его проведения Грузия была включена в план действий по ее постепенному вхождению в североатлантический альянс. Грузины рассматривают членство в НАТО в качестве главной гарантии независимости их страны от России. Москва стремится во что бы то ни стало предотвратить это.

Вопрос вступления Грузии в НАТО носит серьезную политическую подоплеку, в связи с чем решать его следует крайне осторожно. Если сказать грузинам, что их страна слишком нестабильна и не заслуживает того, чтобы быть принятой в натовские ряды, Россия получит реальный карт-бланш и возможность и дальше дестабилизировать ситуацию, доказывая правоту такой аргументации. Но ускорить процесс вступления Грузии в североатлантический альянс было бы в равной степени безответственно. НАТО не может принимать в свои ряды страну, имеющую на руках два неурегулированных конфликта, в зоне которых находятся российские миротворцы. Опасность заключается в том, что если Грузия вступит в НАТО до разрешения этих конфликтов, российские миротворцы просто снимут свои голубые каски и превратятся в защитников от 'натовской агрессии'.

Ответственность государственной власти, постепенные реформы государственного сектора, диалог с меньшинствами и оппозицией, открытые средства массовой информации - все эти скучные и монотонные процессы просто необходимы для того, чтобы страны юга Кавказа начали действенный и успешный переход к стабильности и современности. Однако у западных государств нет сильных рычагов воздействия и силы воли для того, чтобы убедить элиты данных стран двинуться к таким целям.

У США и Европы в этом регионе есть масса интересов - обеспечение энергетической безопасности, создание альянсов в противовес России и Ирану, борьба с организованной преступностью и терроризмом. У Запада есть также инструменты тактического воздействия - за последние две недели его официальные представители неоднократно приезжали в Тбилиси, чтобы выкрутить грузинскому президенту руки и вернуть его на путь демократии. Но нет никаких свидетельств того, что Запад располагает общей стратегией для всего региона, а также видением перспектив его развития. В лучшем случае, страны этого региона просто застряли. В худшем - они рискуют вновь окунуться в хаос, если лидеры этих стран подведут свои народы, а окружающие их государства со своими конкурирующими амбициями бросят эти народы в беде.

Томас де Вааль - кавказский редактор Института по освещению войны и мира (Institute for War and Peace Reporting) и автор книги 'Черный сад: Армения и Азербайджан в эпоху войны и мира' ("Black Garden: Armenia and Azerbaijan Through Peace and War").

____________________________________________________________

Выборы в Грузии: хватит Западу 'назначать проигравших' ("The International Herald Tribune", США)

Эволюция Саакашвили: история жадности, коррупции, паранойи и злоупотребления властью ("The Washington Times", США)