На прошлой неделе, когда первый снег покрыл чарующую своей красотой Красную площадь, за кремлевской стеной тепло общались премьер-министр Индии Манмохан Сингх и президент России Владимир Путин.

Да, российская Конституция обязывает Путина через несколько месяцев выпустить из рук бразды правления, но все же он остается самым влиятельным человеком во всей России. Это было ясно из вчерашних бесед с индийским лидером.

Обсуждался вопрос о продаже Индии дополнительных четырех энергоблоков для размещения на строящейся россиянами в Тамилнаде АЭС 'Кудамкулам', проект которой предусматривает два атомных реактора.

Путин сказал 'да', а затем дополнил свое согласие вопросом. Хочет ли Индия более тесных отношений в атомной сфере с Россией, прекрасно зная о том, что Америка, инициатор ядерной сделки с Индией, наверняка будет недовольна новыми медвежьими объятьями с Москвой?

Над этим вопросом истеблишмент рассуждает последние несколько недель. Хочет ли Индия сделкой с Россией расстроить администрацию Буша, благодаря которой много месяцев назад закончилась ее ядерная зима?

То, что этот вопрос вообще приходится задавать, отражает глубокие перемены, происходящие во внешней политике Индии.

Впервые с тех пор, как в 1971 г. Индия и бывший Советский Союз подписали договор о дружбе (это было накануне войны с Пакистаном, в которой Индия одержала победу) индийская элита жаждет более тесных, и сверкающих лоском отношений с американцами.

Экономическая реформа, начатая Манмоханом Сингхом, когда он был министром финансов в правительстве Нарасимхи Рао в начале 1990-х, закрепилась в сознании индийцев как единственный путь вперед и, кажется, еще никогда Индия не подходила так на роль выразителя Американской Идеи.

Вероятно, нет ничего плохого ни в том, что блестящие торговые центры начинают искажать даже сельский пейзаж Индии, ни в том, что они поглощают энергию со скоростью света.

По последним подсчетам, каждый год не менее 12 000 индийских студентов едет на учебу в Америку, что делает их самой крупной группой иностранных студентов в США (в последние четыре года их больше, чем китайцев).

Но дело не только в утечке мозгов (и долларов). Серьезно взаимодействовать с Америкой начинает постоянно растущий индийский средний класс.

Вероятно, не стоит рассчитывать на то, что политическая элита Индии станет настолько радикальной, что начнет думать независимо от класса потребителей. Более того, Манмохан Сингх действительно верит в век Америки, в то, что судьба Индии неразрывно связана с этой страной.

Да, американо-индийская ядерная сделка не только подрывает ядерный порядок, навязанный миру победителями во Второй мировой войне, фактически давая Индии статус ядерной державы. Она также отменяет международный режим нераспространения технологий, который сдерживал прогресс отечественной науки.

Крупнейшая выгода

И в этом заключается крупнейшая выгода индийско-американской ядерной сделки - помимо той энергии, которые будут вырабатывать ядерные реакторы, поддерживая, как хочется надеяться, высокий уровень роста. Так что нет ничего удивительного в том, что Манмохан Сингх и компания смутились, когда на прошлой неделе в Кремле оказалось, что Россия может стать препятствием в индийско-американских отношениях.

И вот, индийский премьер-министр говорит Путину напрямик, что Дели благодарен России за ядерное предложение, но не нарушит обещания, данного США.

Дели считает, что США, несмотря на неудачи в Ираке и Афганистане, нежелание расширять пространство демократии в Пакистане и монохромное видение иранского мира, остаются неуклюжей, но внушительной сверхдержавой.

С другой стороны, россияне в последние месяцы, возможно, начали накачивать мускулы. По всей видимости, это является отражением экономического бума, вызванного рекордно высокими ценами на нефть. Но Москва не может предложить альтернативы идее Америки, как это было в годы 'холодной войны'.

Единственная проблема - в том, что индийский анализ отменяет все полутона, которые начинают подступать к нам в нашем черно-белом видении мира.

В старые добрые времена, если бы товарищ Путин предложил четыре реактора, а американцы начали бы вести себя как дворовые хулиганы, то Дели изобразил бы недоумение. Он говорил бы одно, а делал другое. Слабость на официальном уровне можно было превратить в рычаги влияния на неофициальном.

При должном умении заигрывание с одной страной не мешало испытывать теплые чувства к другой. Ведь опасная жизнь ради национальных интересов была мантрой нашего времени.

Но в новой Индии верность синонимична чести, так как же быть, если она идет на компромисс с желанием иметь несколько вариантов действий? Здесь главной жертвой становится идея альтернативы, сложность параллельного мышления, жонглирования несколькими шарами одновременно.

В новой стране неспособность и нежелание жонглировать несколькими шарами одновременно - это, безусловно, трагедия нашего времени.

Нужно брать пример с России и Китая. Несмотря на то, что две гигантские державы борются за звание второго номера в международной иерархии после Америки, их экономические связи с США лучше, чем у Индии.

Динамичная элита Дели и Мумбаи не должна отвергать ни американские воздушные поцелуи, ни российские медвежьи объятья.

Возможно, сегодня индийцам нужно переосмыслить свое 'Намасте' (приветствие), чтобы иметь возможность созерцать обоих партнеров на равном от них расстоянии.

Джйоти Малхотра - редактор дипломатического отдела индийской газеты The Telegraph

_____________________________

Москва зовет ("The Times of India", Индия)

Индия и Россия - все еще братья по оружию ("Asia Times", Гонконг)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.