Много лет назад израильский ученый Яков Тальмон (Jacob Talmon) написал знаменитую книгу о том, как политические идеи Жан-Жака Руссо послужили основой сначала для Французской революции, а затем и для якобинского террора. Он назвал ее 'Истоки тоталитарной демократии' (The Origins of Totalitarian Democracy). Хотя эта формула относилась к гражданину Робеспьеру, а не к гражданину Путину, она отлично характеризует нынешний политический строй в России.

Теоретически правящий режим допускает существование оппозиционных партий. На практике же их лишают доступа к СМИ, возможностей вести предвыборные кампании, права на акции протеста, и шансов восстановить справедливость через суд. В эти выходные разгон мирных демонстраций на улицах Москвы и Санкт-Петербурга закончился задержанием двух видных деятелей оппозиции - Гарри Каспарова и Бориса Немцова, главы Союза правых сил. В воскресенье московский суд подтвердил приговор к пяти суткам ареста, вынесенный г-ну Каспарову в субботу, цель которого - не дать ему возможности повлиять на результаты выборов в Думу.

У российской тоталитарной демократии много общего с республиканской Францией при Робеспьере: там по 'Закону о подозрительных' опасности ареста подвергался любой гражданин. В рамках путинской системы активная оппозиция правящей партии 'Единая Россия' расценивается как антигосударственная деятельность. Г-н Каспаров был арестован еще до того, как успел публично выступить перед своими сторонниками. Он попадает за решетку уже второй раз, и в третий дело может не ограничиться несколькими днями.

Апологеты г-на Путина любят указывать на различия между сегодняшней Россией и Советским Союзом. Конечно, в СССР практически все средства производства принадлежали государству, а нынешняя российская экономика в основном находится в частных руках. Верно и то, что советские суды открыто руководствовались политическими соображениями, не претендуя на независимость, а власти современной России говорят о верховенстве закона.

Тем не менее, экономическая свобода, как для отдельных граждан, так и для корпораций, в нынешней России жестко ограничивается государством. Предприниматели, даже крупные, вкладывающие капиталы, не обеспечив себе заблаговременно покровительство властей (обычно за счет взяток), сильно рискуют. Правовая система аналогичным образом подчинена нуждам государства. Мир бессильно наблюдает, как суды защищают исполнителей санкционированных государством убийств, а оппонентов режима осуждают по сфабрикованным обвинениям - и все это именем народа.

В условиях тоталитарной демократии Андрей Луговой - подозреваемый в убийстве Александра Литвиненко, отравленного в прошлом году в Лондоне полонием-210 - скорее всего будет избран в Думу, обретя таким образом депутатскую неприкосновенность. Российские суды отказались выдать г-на Лугового Британии, и он стал одним одной из ведущих фигур в неофашистской Либерально-демократической партии Владимира Жириновского. В то же время г-н Каспаров - из всех оппонентов Путина он обладает самой мощной харизмой - сегодня томится в московской тюрьме.

Возможно, российский электорат, загипнотизированный государственной пропагандой, и не осознает гротескной символичности этого контраста, но для правительств США и стран Европы она должна быть очевидна. За предстоящими в воскресенье выборами в Думу в марте будущего года последуют выборы президентские. Все эти проявления российской тоталитарной демократии не могут быть ни свободными, ни честными - а значит, не заслуживают и признания со стороны либеральных демократий Запада. Их следует воспринимать как все те же идеи Руссо, доведенные до неизбежного логического конца.

_________________________________________

Гарри Каспаров@ИноTV: Путин подавляет российскую демократию? Нет!.. ("BBC World", Великобритания)

Прощай, российская демократия ("The New York Times", США)

Демонтаж демократии ("The Washington Times", США)

Парадокс отхода России от демократии ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.