Сегодня становится все яснее, что 'первый акт' нынешнего столетия завершится именно в 2008 г. В новом году наступит 'момент истины' для всей цепочки событий, запущенных трагедией 11 сентября, реакцией Америки на эти теракты и возникновением целого ряда вызовов гегемонии западных либеральных идей.

К концу 2008 г. станет понятно, провалилась или увенчалась успехом кампания в Ираке; хватит ли у международного сообщества политической воли, чтобы решить иранскую проблему; приведут ли действия усиливающейся России во главе с Владимиром Путиным - премьером по должности, но президентом по сути - к началу войны в Косово; сколько еще может продлиться экономический 'спурт' Китая, до того, как проявятся объективные противоречия между его экономической и политической системой; превратится ли Индия в одну из сил либерализма на мировой арене; а президентские выборы в США покажут, желает ли Америка остаться активным мировым лидером, или 'замкнется в себе'.

Если военный успех мероприятий по увеличению американского контингента в Ираке - он стал важнейшим геополитическим событием 2007 г., но в СМИ ему уделялось постыдно малое внимание - можно будет дополнить политическим урегулированием, создающим в Ираке прочную демократическую, плюралистскую власть, это будет означать, что вторжение США в эту страну все же увенчалось результатом - пусть он и обошелся большой кровью и расходами из-за некомпетентности и ошибок администрации Буша в первые три года войны.

Если это будет сопровождаться успешным завершением переговоров между Вашингтоном и Багдадом о будущем американском присутствии в Ираке, мы сможем сказать, что общая ситуация в регионе меняется к лучшему. Речь, конечно, не идет о демократической революции, которая, как надеялись 'неоконы', сметет с дороги деспотов и фанатиков, но существенное улучшение статус-кво будет налицо.

Значение успешного урегулирования ситуации в Ираке трудно переоценить. В Америке не возродится 'вьетнамский синдром'. 'Аль-Каида' с ее идеологией ненависти потерпит поражение, а террористы лишатся 'базы' в богатой нефтью, стратегически важной стране. Иран не сможет превратить южную часть Ирака в вассальное государство и объявить себя защитником шиитов по всему миру.

Процесс политического примирения на общенациональном уровне, возможно, будет идти раздражающе медленно, но на местах уже появились обнадеживающие признаки. В ситуации, когда над ними нависла угроза новых выборов, а в стране наступило относительное успокоение, у иракских лидеров появится масса стимулов к достижению договоренности друг с другом. В будущем году одной из приоритетных задач правительств США и Британии должна стать помощь в продвижении этого процесса вперед.

Прогресс в Ираке будет означать, что благодаря действиям США и их союзникам, предпринятым в ответ на 11 сентября, ситуация в мире изменилась к лучшему; неудача же, естественно, продемонстрирует, что произошло нечто прямо противоположное. Прорыв в Багдаде принесет и дополнительное преимущество: независимо от того, кто станет следующим президентом США, у кандидатов не возникнет искушения в ходе избирательной кампании обещать, что Америка укроется за собственными стенами и разведет мосты. Если Америка сохранит уверенность в себе, активность, и продолжит распространять экономический и политический либерализм, это будет наилучшим вариантом для всего мира и самих США. На данный момент остается неясным, кто после выборов въедет в Белый дом; даже о том, кого выдвинут кандидатами Республиканская и Демократическая партии, нельзя сказать с уверенностью - настолько на равных идет пока предвыборная гонка.

В чем, однако, можно не сомневаться, так это в том, что после сделанного в последних "Аналитических оценках разведывательных служб" (National Intelligence Estimate) вывода о том, что Иран еще в 2003 г. заморозил свою программу по созданию ядерного оружия, администрация Буша почти наверняка не нанесет удара по этой стране до своей отставки в январе 2009 г.

Тем не менее сама иранская проблема никуда не исчезла. Израильтяне - и это неудивительно - озабочены тем, что американская разведка, в свое время полностью провалившаяся по Ираку, внезапно изменила свои оценки. Поскольку Израиль больше всех пострадает от превращения Ирана в ядерную державу, - прежде всего потому, что в этом случае Тегеран сможет безнаказанно наращивать объемы помощи "Хезболле" и ХАМАС - не исключено, что Тель-Авив не пожелает идти на риск (ведь выводы американцев могут оказаться ошибочными), и предпримет военную акцию в одностороннем порядке. Тем не менее, вероятность, что это произойдет в 2008 г., по-прежнему невелика.

Давление на Иран теперь, скорее всего, ослабнет, что позволит ему втихомолку возобновить военную ядерную программу. Правильной реакцией международного сообщества на выводы 'Аналитических оценок' было бы, напротив, ужесточение этого давления, пока Иран не согласится демонтировать все работы в рамках своей ядерной программы, имеющие военный компонент, причем таким способом, чтобы в этом можно было бы удостовериться. Если этого не удастся добиться в 2008 г., иранская проблема в недалеком будущем обострится с новой силой.

За пределами Ближнего Востока тоже может возникнуть опасность конфликтов. Поскольку к 10 декабря - установленной ООН дате урегулирования вопроса об окончательном статусе Косово - договоренность не была достигнута, ожидается, что край в любой момент может в одностороннем порядке провозгласить независимость. Этот шаг встретит ожесточенное сопротивление сербов, подстрекаемых Россией, тогда как Америка и три крупнейшие европейские державы почти наверняка, пусть и с некоторыми мерами предосторожности, согласятся с вхождением Косово в сообщество суверенных государств. Россияне уже дали понять, что любое признание независимости Косово даст им право поддержать самопровозглашенные республики на территории бывшего СССР. Существует реальная опасность перерастания одного из этих конфликтов - либо в Косово, либо на постсоветском пространстве - в открытое военное столкновение.

Трагедия заключается в том, что в свое время решение проблемы Косово представлялось несложным. Белград намекал, что 'сквозь зубы' смирится с независимостью края в обмен на ускоренное вступление Сербии в Евросоюз. Однако, когда дальнейшее расширение ЕС стало невозможным по политическим соображениям, этот вариант был снят с повестки дня.

Действия России, подталкивающей сербов (они, как и русские - славяне и православные) к непримиримой позиции, должны послужить Западу предостережением. Человек, которого Владимир Путин только что порекомендовал в качестве своего преемника на посту президента России, во вторник оказал ему ответную услугу: Дмитрий Медведев заявил, что Путин должен возглавить правительство страны. Таким образом, если буква российской конституции оказалась соблюдена, то ее дух полностью попирается: Медведев признал, что Путин сохранит за собой больше власти, чем будет у него самого.

Российская демократия превратилась в фарс: недавние выборы были подтасованы настолько, что этому могло бы позавидовать руководство бывшего СССР. Если Путин вынудит Запад уступить по Косово, для него это стало бы достойным завершением президентского срока, демонстрацией того, что у русского медведя прошла головная боль от 'холодной войны', что нынешний глава государства сумел вернуть стране самоуважение и влияние на международной арене, по крайней мере в крайне националистическом истолковании этих понятий.

В этом году объем ВВП России сравнялся с показателями 1990 г., а поскольку нефтяные цены на уровне 100 долларов (49 фунтов или 68 евро) стали теперь нормой, у московского режима и дальше не будет недостатка в деньгах. Значительная часть этих средств пойдет на военные расходы; уже планируется в период до 2015 г. потратить на эти цели более 200 миллиардов долларов. Усиление напористости и агрессивности России - свершившийся факт, и Западу придется иметь с этим дело не только в будущем году, но и в ближайшие десятилетия. Поведение Запада в связи с косовскими кризисом задаст тон его отношениям с Россией на долгую перспективу.

О том, что станет самым эффектным событием предстоящего года, гадать не приходится. Коммунистическое руководство Китая хочет превратить Олимпиаду-2008 в Пекине в демонстрацию процветания, могущества и высокой международной репутации страны. Но одновременно Олимпиада высветит и некоторые из проблем, которые в недалеком будущем могут прервать стремительный взлет страны. Воздух в Пекине настолько загрязнен, что Международный Олимпийский комитет, к ужасу принимающей стороны, всерьез подумывает исключить из программы Игр некоторые соревнования, требующие от спортсменов особой выносливости. Впрочем, катастрофическое состояние экологии - далеко не самая серьезная из проблем, с которыми сталкивается Китай.

В недавнем исследовании Миньсинь Пэй (Minxin Pei), известный специалист по Китаю, работающий в Вашингтоне, пришел к выводу, что прямые издержки от коррупции в стране достигают 86 миллиардов долларов. Косвенный ущерб от мздоимства связан с тем, что оно подрывает веру народа в правящую элиту; хотя само по себе это, возможно, и неплохо, любое брожение в стране поставит под угрозу китайские экономические реформы, а потому обернется крайне негативными последствиями.

Ситуация усугубляется тем, что инфляция в стране быстро превращается в серьезную проблему. Даже по официальной статистике, занижающей ее реальный уровень, с 2003 г. темпы инфляции увеличились с 1,5 до 5,6%. Социальная напряженность усиливается из-за того, что цены на продовольствие растут еще быстрее: только в июле свинина (самый популярный вид мяса в Китае) подорожала на 90%, а растительное масло и яйца - на 30%. Опасность того, что недовольство коррупцией, сохраняющейся нищетой в глубинке и галопирующими ценами на продукты питания уже в краткосрочной перспективе перерастет в серьезное социальное брожение, куда выше, чем полагает большинство жителей Запада.

В долгосрочном плане Китай столкнется еще и с демографическим кризисом, вызванным проводившейся властями политикой 'одна семья - один ребенок'. К 2030 г. медианный возраст населения КНР будет выше, чем в Америке. В общем, Пекинскую Олимпиаду вполне можно рассматривать как момент апогея китайского могущества.

В Индии сложилась прямо противоположная ситуация: здесь экономический рост - его среднегодовые темпы, составлявшие в 1980-2002 гг. порядка 6%, за последние годы достигли почти 9% - выглядит более устойчивым. Благодаря демократическим институтам Индия лучше подготовлена к тому, чтобы выдержать социальные неурядицы, вызванные динамичным ростом. И задача Британии и Америки - стран, имеющих тесные связи с Индией - состоит в том, чтобы привлечь Нью-Дели в западный лагерь.

Для этого американцы должны быть готовы к дальнейшим уступкам, необходимым, чтобы индийское правительство смогло обеспечить ратификацию ядерного соглашения между двумя странами. События 2008 г. решающим образом предопределят характер наших отношений с этой страной, а заодно и дальнейший ход событий в первой половине 21 века: если Индия объединит усилия с Западом в активном распространении либерально-демократических ценностей, влияние Китая и России будет ослаблено, и соотношение сил в мире сложится в пользу свободы.

По сравнению с Индией проблемы Пакистана высвечиваются во всей их остроте. Очень важно, чтобы Запад прекратил поддержку президента Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf), если намеченные на 8 января выборы не пройдут в равных условиях. В противном случае пакистанская оппозиция превратится в радикальное антизападное движение.

Фоном для всего этого будет служить замедление темпов роста мировой экономики. В результате ипотечного кризиса Америка едва избежит рецессии, в Британии темпы роста снизятся до 1,9%, прибыли корпораций и процентные ставки снизятся. Ослабление связи между экономической ситуацией в США и остальном мире продолжится; Китай и Индия укрепят свою репутацию новых 'локомотивов' глобального роста - увеличение потребления и инвестиций в этих странах компенсирует сокращение экспорта в Америку. Влияние нефтедобывающих стран Ближнего Востока будет и дальше усиливаться; государственные фонды, созданные на основе нефтедолларов и сбережений азиатских потребителей, отнимут у западных частных финансовых компаний титул ведущих мировых инвесторов.

Если в наступающем году будут приняты правильные решения, первая половина 21 века еще может стать эпохой дальнейшего распространения политической и экономической свободы. В противном случае авторитаризм и протекционизм - эти злейшие враги демократии и процветания - вновь возьмут верх, и последствия этого будут ужасны. Такое редко случается в истории: в одном-единственном году может решиться очень многое.

_______________________________________

Пять знаковых событий 2007 года ("The Financial Times", Великобритания)

2006: пять событий, которые изменили мир ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.