'Сможет ли Владимир Путин стать российским Дэн Сяопином?'. Этот вопрос задал в середине декабря корреспондент нашей газеты в Москве г-н Найто. В России тоже существует мнение, что Владимир Путин после своей отставки весной будущего года сможет установить режим 'теневого правления' и оставить за собой всю власть в стране, последовав примеру Дэн Сяопина, пришедшего после окончания эпохи Мао Цзэдуна к власти в Китае.

В начале месяца Владимир Путин, чья партия 'Единая Россия' одержала уверенную победу на парламентских выборах, 'назначил' своим преемником первого вице-премьера Дмитрия Медведева и выразил готовность возглавить российское правительство в следующем году.

В нашей газете 19 декабря вышел материал московского корреспондента г-на Найто, в котором тот высказывает следующее мнение: 'Ни от кого не может ускользнуть тот факт, что умеющий быстро принимать многочисленные политические решения Владимир Путин, готовясь к предстоящим президентским выборам, пытается обеспечить себе пожизненное право руководить страной. Вопрос в том, в какой форме эта власть сохранится в его руках'. Далее он приводит точку зрения российского журналиста, считающего, что одной из таких форм может стать система, позаимствованная у Дэн Сяопина.

Эта версия, по всей видимости, обретает международное признание. 'В России события развиваются по так называемому 'сценарию Дэн Сяопина'. Владимир Путин сейчас обладает достаточным авторитетом для того, чтобы, не меняя конституции, оставить в своих руках власть независимо от того, кто займет президентское кресло', цитирует в своем материале г-н Найто российское издание американского журнала 'Newsweek'.

Сразу после публикации статьи г-на Найто американский журнал 'Time' Владимира Путина 'человеком года'. С одной стороны, высоко оцениваются его лидерские качества и вклад в стабилизацию жизни в стране и возрождение России как сверхдержавы. С другой стороны, установление в России режима 'теневого правление' называется 'рождением царизма'.

Прошедшие выборы ярко продемонстрировали, что Владимир Путин, сосредоточивший в своих руках фактически всю власть в стране, пользуется высоким уровнем поддержки в народе. Однако, мне кажется, что это совсем не значит, что его можно идентифицировать как будущего Дэн Сяопина.

На вопрос, который задает г-н Найто, я даю отрицательный ответ. Прежде всего потому, что политическая сила Владимира Путина дана ему системой президентского правления, а политическая сила Дэн Сяопина основывалась на нечто большем, чем государственная система или своды законов.

Верховным правителем Китая исторически является Генсек компартии Китая, однако из четырех генеральных секретарей (Ху Яобана, Чжао Цзыяна, Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао), руководивших страной начиная с эпохи реформ 70-х годов и ухода председателя КНР Хуа Гофэна, двое (Ху Яобан и Чжао Цзыян), были отправлены в отставку именно Дэн Сяопином.

После событий на площади Тяньаньмэнь Дэн Сяопин официально объявил об отставке, а позже возглавил Центральный военный комитет Китая. Несмотря на то, что он лишился официального публичного поста, в ходе своего знаменитого тура по югу Китая в 1992 году Дэн Сяопин выступал с открытой критикой политики тогдашнего руководства страны.

Есть несколько причин того, почему Дэн Сяопину удавалось сохранять политический авторитет. Его реформы пользовались поддержкой в народе, его влияние распространялось на политические силы и армию. Главное, избрание его народным лидером не было основано на какой-либо юридической системе или законодательстве.

В России, с другой стороны, действует юридическая система, определяющая существование политических партий и руководителя государства, прямые парламентские и президентские выборы, сроки правления президента и так далее. Если бы Владимир Путин был 'настоящим Дэн Сяопином', ему не пришлось бы менять одну официальную должность на другую для сохранения своего политического авторитета.

Теневое управление страной с поста премьер-министра является само собой разумеющимся явлением. Сама должность будет определять широту власти Владимира Путина, а к этому еще добавятся успешная политика 'ресурсного национализма', возрождение статуса сверхдержавы и народная поддержка.

И Россия в этом плане не уникальна. На постсоветском пространстве продолжают рождаться авторитарные режимы (Казахстан, Узбекистан), основанные на богатых природных ресурсах. Их абсолютистская система правления позволяет этим странам выживать в современном мире с его жесткой экономической конкуренцией. Г-н Найто называет эти страны 'ложными демократиями'.

Наличие или отсутствие официальной системы прямых выборов является определяющим. Это на примере смены правительств доказывалось в Украине, Грузии и Киргизии.

Владимир Путин, конечно, обладает огромным влиянием, народной поддержкой и наверняка оставит свой след в истории, но я сомневаюсь, что он сможет получить титул настоящего 'вождя', стоящего над системой и над конституцией, которым обладал Дэн Сяопин. Считается, что, отработав 4 года на посту премьер-министра, Путин попытается вернуться в президентское кресло. Но сложно предсказать, сохранит ли он к тому времени имеющийся сейчас авторитет.

________________________________

Премьерская стратегия Путина ("The Wall Street Journal", США)

Новая роль Путина: "Отец нации" ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.