Почти год назад Тони Блэр изложил свою концепцию развития британских вооруженных сил. Тогдашний премьер-министр говорил о том, что нам нужна армия, способная вести войны и осуществлять миротворческие операции, противостоять противнику вроде "Аль-Каиды" за тысячи миль от нашей территории.

Без таких вооруженных сил, отмечал г-н Блэр, сфера, эффективность и влияние внешней политики Британии будут ограничены. Однако их содержание потребует увеличения расходов на приобретение вооружения и техники, а также подготовку военнослужащих, и не только на короткий срок, но и в долгосрочной перспективе.

Преемник Блэра Гордон Браун (Gordon Brown) до сих пор никак не откликнулся на его призыв. Косвенно это означает, что он попросту предпочел его проигнорировать. В условиях, когда сухопутные войска изнемогают под бременем операций в Ираке, Афганистане и других регионах, а остальные виды вооруженных сил сокращаются в целях экономии, нынешнее правительство обещает увеличить реальные военные ассигнования на 1,5% в течение ближайших трех лет. Как мы уже отмечали 12 декабря, эти меры явно неадекватны - они лишь подчеркивают несовпадение между военными амбициями Британии и ее оборонным бюджетом.

В каком-то смысле ничего нового в этой ситуации нет. Несмотря на риторические заявления, на практике г-н Блэр действовал в духе всех наших премьеров в послевоенный период - им куда больше нравилось отправлять войска в разные точки планеты, чем оплачивать их содержание. Разница сегодня заключается в том, что наши вооруженные силы сильно уменьшились в размерах: численность регулярных сухопутных войск недотягивает до 100000 человек, а ВМС могут вывести в море лишь два десятка стареющих надводных боевых кораблей. Конечно, технические возможности наших солдат, кораблей и самолетов сегодня выше, чем раньше. Но было бы глубоким заблуждением считать, что технологии способны заменить количество: в конце концов корабль не может находиться в двух местах одновременно, и бывают случаи, - как это явствует из событий в Ираке и Афганистане - когда без прямого контроля территории войсками не обойтись. И сегодня наши вооруженные силы рискуют утратить реальную боевую мощь.

Последний полноценный анализ состояния и стратегических задач нашей оборонной составляющей проводился в 1998 г., хотя и после него закупки для вооруженных сил и их финансирование не соответствовали выявленным потребностям. Сегодня нужно провести такую оценку еще раз. По логике ее основой должна стать стратегия в сфере национальной безопасности, которую г-н Браун обещал разработать после вступления в должность главы правительства.

Однако эту стратегию, несомненно, определит не жесткая и открытая дискуссия: она станет результатом обычных внутренних дрязг на Уайтхолле. Да и в любом случае, какой толк от новой стратегии в сфере национальной безопасности, если телега - оборонный бюджет - уже ставится впереди лошади - политического курса, для которого он должен обеспечить финансирование?

Как же нам следует поступить? Прежде всего правительство должно поменять местами телегу и лошадь, покончив с ситуацией, когда национальная безопасность превращается в заложницу конъюнктурного и политизированного процесса согласования бюджета.

Во-вторых, обсуждение и утверждение приоритетов в области обороны должно проходить в обстановке прозрачности. Пока публичных дискуссий на эту тему не проводилось: более того, ей только препятствуют правительственные заявления по военным вопросам, все больше теряющие связь с реальностью. В свою очередь, консерваторы, зачастую справедливо критикующие нынешний кабинет, не предлагают увеличить расходы на оборону - они лишь утверждают, что смогут 'лучше' распорядиться имеющимися средствами.

Что ж, ими действительно можно распорядиться эффективнее - хотя некоторые предложения на этот счет вряд ли понравятся тори. Один из вариантов заключается в том, чтобы предложить более активное участие Британии в совместных европейских военных структурах в обмен на реформирование армий стран континентальной Европы, до сих пор не прошедших реорганизацию. Впрочем, подобные шаги способны принести лишь незначительные краткосрочные преимущества, и не избавляют от принятия основополагающего решения - тратить на вооруженные силы больше, или ограничить их задачи.

При этом нельзя закрывать глаза на риски, связанные с выбором в пользу вооруженных сил, способных противостоять меньшему количеству угроз в сфере национальной безопасности. Сегодня в военной мысли центральное место занимают экспедиционные операции вроде иракской и афганской, но через 10 лет ситуация может измениться. Неразумным может оказаться и расчет на сохранение хороших отношений с Россией или готовность США и дальше субсидировать оборону Европы. Поэтому Британии не следует с легкостью отказываться от своего военного потенциала. Если же она поступит таким образом, это должно стать результатом осознанного выбора, основанного на всей полноте информации, а не келейного процесса, как сегодня.

______________________________________

Британские военные поражены бациллой бюрократии и любят меряться самолетами ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.