Иногда грузины поражают своим гостеприимством даже опытных любителей вина: ночные визиты к совершенно незнакомым людям, столы, которые ломятся от яств, неожиданные приглашения выпить рюмочку коньяка в уличном кафе.

Неужели все это только потому, что ты прибыл из Эстонии и что они действительно любят нашу страну? Нет. Все это потому, что просто такие они, грузины.

Долгое время гостеприимством разоренной войной Грузии упивался не только Запад, но и Россия. Однако с падением режима Шеварднадзе Москве не понравилось грузинское радушие в отношении американцев, прибалтов и прочих враждебных элементов. Россия освободила свое место за этим праздничным столом и предназначенное для нее вино полилось в чаши новых друзей.

Разумеется, одним только распитием вина дело не ограничилось и общими усилиями они смогли совершить и кое-что полезное. Однако вызванное совместным возлиянием благодушие не способствует акцентированию внимания на недостатках в поведении своих сотрапезников. Ведь для этого необходимо протрезветь, а протрезвлению обычно предшествует тяжкое похмелье.

Похмелье грянуло осенью, когда копившиеся промахи режима Саакашвили переполнили чашу народного долготерпения. Ее содержимое оказалось отнюдь не таким сладким и пьянящим, к какому привыкли представители западного мира. Только пережив похмелье, Запад начал прислушиваться к различным неправительственным организациям и исследовательским центрам, которые попытались объяснить суть политического кризиса в Грузии.

Во-первых, Саакашвили слишком увлекся рекламой своих достижений в западных странах, пренебрегая общением с собственным народом и разъяснением ему необходимости и сути радикальных реформ.

Во-вторых, реформы эти нанесли тяжелый удар по наименее обеспеченным слоям, вызвав большое недовольство деятельностью Саакашвили, который четыре года назад стал президентом при более чем 90-процентной поддержке электората. Уволенные со своих постов по причине коррупции десятки тысяч полицейских, таможенников и государственных чиновников, разумеется, никак не могли пополнить ряды друзей Саакашвили.

В-третьих, в Грузии по-прежнему очень многое определяют конкретные лица, а роль институтов слишком мала. Прозрачное делопроизводство и независимость судебной власти по-прежнему являются для большинства грузин чем-то совершенно немыслимым. Свобода слова обеспечена в тех пределах, какие определяются владельцами различных каналов СМИ.

Однако Саакашвили, в отличие от Шеварднадзе и многих других молодых восточно-европейских реформаторов, сумел сохранить значительную часть своих прежних сторонников. Выборы вызывали определенное протрезвление людей, и теперь можно снова наслаждаться вином. ____________________________________

Грузинская демократия еле ковыляет ("The Times", Великобритания)

Шипы грузинской розы ("День", Украина)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.