Нежелание британских консерваторов сотрудничать с другими правоцентристскими партиями в Совете Европы привело их к неконструктивному альянсу с россиянами

Сегодня, когда Владимир Путин беспрепятственно перемещается из президентского кресла в премьерское, а в мире нарастает тревога в связи с тем, что Россия срывается с демократического 'якоря', у Кремля появились новые 'попутчики', на которых он может рассчитывать - Консервативная партия Великобритании. Парламентарии-тори сейчас следуют в фарватере Москвы на новой арене борьбы за демократические права - в Страсбурге. Речь идет не о Европарламенте, куда представители России не входят, а о Совете Европы, где путинские эмиссары в тесном сотрудничестве с британскими консерваторами проводят линию Москвы - среди прочего, пытаясь поставить во главе всей работы по содействию демократии и соблюдению прав человека на Континенте кандидата, который устраивает Путина.

Совет Европы был учрежден после знаменитой речи Уинстона Черчилля в Цюрихе в 1946 г., в которой он призвал к созданию 'Соединенных Штатов Европы'. В 1940-х - 1950-х гг., когда лейбористы, как от чумы, бежали от всего, что связано с европейской интеграцией, представительные британские делегации в этом органе возглавляли Гарольд Макмиллан (Harold Macmillan) и зять Черчилля Дуекан Сэндис (Duncan Sandys).

Ни Совет Европы, ни Европейская конвенция по правам человека, ни Европейский суд по правам человека не имеют ничего общего с Евросоюзом. Сама Конвенция и документы, разработанные на ее основе, включая соглашение о борьбе с международной индустрией 'сексуального рабства', которое наша страна подписала в прошлом году, а также Суд по правам человека, создавались при активнейшем участии Британии. Даже знаменитый европейский флаг - 12 желтых звезд на синем фоне - был разработан и принят Советом Европы еще в 1954 г., задолго до подписания Римского договора.

По составу Совет Европы сильно отличается от ЕС. В него входят 46 стран-участниц, в том числе Швейцария, Норвегия, Турция, Армения, Грузия, все балканские страны, оставшиеся за пределами ЕС, и, самое главное, Россия. Дебаты на Парламентской ассамблее Совета, собирающейся четыре раза в год, и в комитетах, где ведется вся реальная работа, проходят куда энергичнее, чем в расположенном по Соседству величественном здании Европарламента. Турецкие и кипрские политики схлестываются друг с другом по проблемам острова, скандинавские и немецкие социал-демократки до хрипоты спорят о том, какую линию следует проводить в вопросе о проституции.

Председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) с большой помпой принимают в столицах государств, стремящихся избежать критики со стороны Страсбурга из-за ситуации с демократией и правами человека. Исключение составляет Россия. Вместо того, чтобы постепенно приводить свое законодательство и практику в соответствие с нормами Совета Европы, Москва не жалеет усилий, чтобы добиться влияния на сам Совет, и пресечь критику внутренней и внешней политики Кремля.

Российская делегация в ПАСЕ не только одна из самых многочисленных; в нее входят политики весьма высокого уровня, возглавляющие важнейшие комитеты российского парламента. С помощью экспертов, свободно говорящих на нескольких языках, они обеспечивают повсеместное российское присутствие в Совете.

Как и в ОБСЕ, чью правозащитную структуру Москва хочет лишить всякой возможности наблюдать за выборами в России и ее странах-сателлитах, в Совете Европы Кремль прибегает к старой советской тактике: настаивая, что ситуацию с демократией и правами человека на Западе критиковать можно, он называет аналогичные действия применительно к самой России непозволительным вмешательством в ее внутренние дела.

В Парламентской ассамблее НАТО - присутствовать на ее заседаниях российская делегация была приглашена в 1990-х, на волне энтузиазма после крушения коммунизма - представители Москвы позволяют себе попросту оскорбительные замечания в адрес политиков из других стран. В прошлом году на заседании натовских парламентариев один российский депутат назвал 'ненормальным' Брюса Джорджа (Bruce George), дружелюбного ветерана-лейбориста, долгое время возглавлявшего Специальный комитет Палаты общин по вопросам обороны. А после выступления женщины-министра из Грузии глава российской делегации заявил: 'У нас в России говорят - с радиоприемником и женщиной спорить бесполезно'. Подобный возврат к риторике советского типа на международных форумах у многих вызывает отвращение. Но большинство 'терпит, зажав нос', полагая: то, что Россия хотя бы одной ногой перешагнула порог демократии, уже хорошо, бог даст, медведь рано или поздно станет больше похож на нас.

Но теперь русские переходят к следующему этапу: они энергично стремятся заполучить председательское кресло в ПАСЕ. И в этом деле у них появились новые союзники - британские парламентарии из Консервативной партии Дэвида Кэмерона (David Cameron).

Подобно Европарламенту и Парламентской ассамблее НАТО, ПАСЕ организована по фракционному принципу - представители социалистических, правоцентристских, либеральных партий, оставшиеся коммунисты и 'зеленые' из разных стран объединяются в рамках единых группировок.

Однако британские тори отказываются сидеть на одной скамье с представителями консервативных партий из других стран Европы. Дэвид Кэмерон был избран лидером партии благодаря голосам 40 парламентариев-тори, первоначально поддерживавших Лайэма Фокса (Liam Fox), которым он пообещал порвать контакты со всеми правоцентристскими партиями Европы, в том числе теми, что стоят у власти во Франции, Германии, Швеции, Ирландии, Греции и Польше, поскольку британские консерваторы считают, что они слишком активно поддерживают ЕС. С тех пор Кэмерон и Уильям Хейг (William Hague) мечутся из стороны в сторону в безуспешных попытках найти на континенте правые партии 'святее Папы Римского', с которыми можно было бы 'дружить'.

Отказ Кэмерона и Хейга от сотрудничества с европейскими правыми мы наблюдаем в действии в Парламентской ассамблее Совета Европы. Делегаты тори не желают сидеть в одном секторе с другими правоцентристами из стран ЕС. Вместо этого они сформировали небольшую фракцию вместе с представителями Кремля из путинской партии 'Единая Россия'. Она состоит из 27 'единороссов' и 11 тори, однако русские предоставили британским консерваторам посты почетного председателя, первого заместителя председателя и 'политического уполномоченного', который выполняет те же функции, что и 'кнут' в нашем парламенте. В обмен на это тори поддерживают кремлевскую линию на Балканах и в других регионах, важных для России, которая использует Совет Европы как трибуну для нападок на Грузию, прибалтийские государства, а также планы по созданию натовского противоракетного 'щита' в Польше и Чешской Республике.

С 1996 г., когда Россия вступила в Совет Европы, она неоднократно заверяла, что будет соблюдать его решения по Чечне, Молдове, и, главное, по вопросу о праве российских граждан подавать иски в Европейский суд по правам человека. Ни одного из этих обещаний Москва, однако, не выполнила. В декабре прошлого года россиянин, возглавляющий один из важнейших комитетов, нарушил правило о 'нейтралитете' председателя, проголосовав за решение в поддержку кремлевской линии по Косово, идущей вразрез с позицией ЕС. Его поддержал присутствовавший парламентарий-тори.

Теперь же наши консерваторы согласились поддержать кандидатуру высокопоставленного кремлевского представителя на выборах председателя ПАСЕ. Как и в других организациях - например ООН и Европарламенте - в ПАСЕ существуют некие правила очередности в вопросе о том, кто может занять пост председателя, замещаемый по ротационному принципу. В качестве официально зарегистрированной фракции группа британских консерваторов и русских вправе выдвинуть кандидата на должность очередного главы ПАСЕ, который будет руководить Ассамблеей три года. Перспектива того, что им станет представитель России, уже вызвала настоящий 'бунт' среди консерваторов из североевропейских и прибалтийских государств. Пока что парламентарии-тори остаются верны своему альянсу с Кремлем и не желают солидаризироваться с правоцентристами из других стран, трезво оценивающими намерения Москвы.

Возможно, все это покажется вам мелкими политическими дрязгами в малоизвестной в Британии европейской структуре. Однако нынешний скандал в Совете Европы со всей наглядностью демонстрирует, что в международных организациях Россия играет по собственным правилам - правилам из прошлой эпохи. Свидетельствует он и о том, что враждебность Кэмерона и Хейга по отношению к ЕС не только привела к изоляции британских консерваторов в Европе, но и побудила парламентариев-тори к самому сомнительному международному альянсу в истории их партии.

_________________________________________

Путин дорвавшийся ("The Washington Post", США)

Мэри Дежевски: Без Путина Россия будет более опасной ("The Independent", Великобритания)

Норман Стоун: Владимир Путин спас Россию от катастрофы ("The Times", Великобритания)

'Пролетарии всех стран, извините!': при Путине народ уже не смеется ("Le Monde", Франция)

Как Путин может потерпеть крах ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.