Западные политики неизменно твердят, что ими движет 'стремление служить обществу', и это самое общество столь же неизменно им не верит. В Нью-Гемпшире, выступая со слезами на глазах, Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) сумела ненадолго пробить эту броню скепсиса - и, возможно, вновь повернуть ход президентской избирательной кампании в свою пользу.

В связи с этим возникает все тот же фундаментальный вопрос о сути политического процесса. Что побуждает людей стремиться к власти?

Г-жа Клинтон в своем выступлении объяснила, что довело ее до слез: 'Наша страна дала мне столько возможностей. Я просто не хочу смотреть, как мы катимся назад'. Другими словами, дело не в ней самой, а в бедственном положении Америки.

Не стану утверждать, что способен заглянуть в душу г-же Клинтон. Но в целом я принадлежу к лагерю скептиков. Политики и те, кто их окружает, стремятся к власти прежде всего ради самой власти. Они читали биографии великих людей. Они смотрели сериал 'Западное крыло' (The West Wing) о жизни обитателей Белого дома. Они тоже хотят ко всему этому приобщиться.

Недавно я получил кое-какое представление о неодолимом притяжении власти, обедая с другом-британцем, которому довелось участвовать в разрешении чрезвычайной ситуации общенационального масштаба: он тогда работал в знаменитом бункере для заседаний правительственного комитета 'Кобра' , расположенном под штаб-квартирой кабинета министров недалеко от Даунинг-стрит.

'Ну и как впечатления?' - спросил я. 'Замечательно, - ответил он. - Все эти экраны, кругом сидят генералы и адмиралы в мундирах. И ты говоришь нечто вроде: 'Время 15:45. Я закрываю заседание чрезвычайного штаба 'Кобра''.

Может быть, мой друг отличается редкостным инфантилизмом? - спросите вы. Думаю, нет - он отличается редкостной честностью. Он совершенно уверен, что все остальные присутствовавшие чиновники тоже наслаждались этими маленькими ритуалами 'кризисного управления'. 'Гарантирую: каждый из сидящих за столом уже через пять минут испытал эрекцию', - заметил он.

Не впадая в чрезмерное преувеличение, можно сказать, что мой друг разработал теорию об 'эрекции как движущей силе британской внешней политики'. Он утверждает, что приоритет, который британское правительство отдает 'особым отношениям' с США перед членством в ЕС, как-то связано с влечением к американскому могуществу. 'Летя в Кемп-Дэвид на вертолете, - заверил он меня, - возбуждаешься моментально. Но когда надо ехать на еэсовский саммит в Брюсселе, ты впадаешь в такую депрессию, что на неделю становишься импотентом'.

Влечение к власти испытывают даже те, кто находится на самой ее вершине. Его жертвой пал и Тони Блэр. Одного моего друга, видевшего недавно семейный фотоальбом Блэров, немало позабавили снимки премьера и его жены в резиденции на Даунинг-стрит, снабженные подписями вроде: 'Наконец! У нас получилось!'

Власть означает доступ в святая святых - на Даунинг-стрит 10, на оперативный командный пункт, к президентскому кортежу, к папкам с грифом 'Совершенно секретно'.

Власть означает и доступ к привилегиям. Бывшие премьеры особенно болезненно переживают расставание со служебным лимузином. Достаточно вспомнить растерянную улыбку на лице г-на Блэра, когда им с женой в день отставки премьера пришлось ждать автомобиля, который должен был отвезти их домой, в Седжфилд. А другой бывший глава британского правительства, сэр Джон Мэйджор (John Major), через несколько лет после ухода на покой подытожил расставание с должностью так: 'По привычке садишься на заднее сиденье машины, и вдруг замечаешь, что она не трогается с места'.

Дело, конечно, не только в машинах, но и во всеобщем внимании и восхищении. Недавно, на митинге сторонников Барака Обамы (Barack Obama) в Нью-Гемпшире я наблюдал, как этот политик - на тот момент он оставался фаворитом в борьбе за выдвижение кандидата от Демократической партии - пригласил на сцену организаторов своей предвыборной кампании. Под приветственные вопли толпы г-н Обама торжествующе воскликнул: 'Посмотрите на них - они любят вас'. Думаю, на самом деле он хотел сказать: 'Посмотрите на них, они любят меня'.

Но так ли уж важно, если власть привлекает политиков по причинам, не связанным с бескорыстным служением обществу? Думаю, здесь все сводится к двум проблемам: во-первых, с их мотивами, и, во-вторых, с их 'профпригодностью'.

Тщеславие - вещь не всегда плохая. Поскольку политики хотят, чтобы ими восхищались, они стараются оставить хорошее впечатление о своей деятельности. Именно поэтому они так беспокоятся о своем 'месте в истории'. Возможно, президент США Джордж У. Буш сейчас носится по Ближнему Востоку потому, что хочет увенчать свое президентство Нобелевской премией мира - и сравняться в этом плане со своим старым соперником Элом Гором (Al Gore). Но если конечным результатом этих усилий станет мирное соглашение между Израилем и палестинцами, что ж тут плохого?

Впрочем, когда люди, облеченные властью, чересчур сосредоточиваются на самих себе, это может повлиять на их способность выполнять должностные обязанности. Если бы все в штабе 'Кобры' только и думали 'ах, вот бы мама меня сейчас увидела', им вряд ли удалось бы сосредоточиться на работе.

Впрочем, толика сознания собственной значимости у новичков во власти, пожалуй, неизбежна - а может даже и полезна. Как заметил новый британский министр иностранных дел Дэвид Милибэнд (David Miliband), он не был бы живым человеком, если бы, переступая порог министерского кабинета с видом на Сент-Джеймский парк, не помнил о славе и традициях, связанных с его нынешним постом.

Уверен, есть лидеры, которых эта мысль никогда не посещает. Сомневаюсь, чтобы Иосиф Сталин часто повторял про себя: 'Только посмотрите, я сижу в Кремле'. Впрочем, что с него взять - он, как известно, был психопатом.

Кто бы в конечном итоге ни стал следующим президентом США, оказавшись в Овальном кабинете, он несомненно ощутит прилив восторга. Он будет четко помнить, какая историческая традиция стоит за президентским постом, и сколько славных предшественников сидело в этом кабинете. Именно так и должно быть. Испытывать благоговейный трепет в этом случае - нормально. Вот только слишком много о себе воображать не надо - ни к чему хорошему это не приведет.

* * *

* COBRA - Специальный комитет правительства Великобритании для координации действий в условиях чрезвычайных ситуаций. Название представляет собой аббревиатуру от 'Зал для брифингов 'А' в здании Кабинета министров (Cabinet Office Briefing Room A). (Вернуться к тексту статьи)

_______________________________________

Почему победила Хиллари ("The Wall Street Journal", США)

А кто это у нас плачет? ("The Wall Street Journal", США)

Неужели хуже быть женщиной, чем чернокожим мужчиной? ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.