Когда общество в панике, оно ищет козла отпущения. Не только Пакистан, но и весь мир избрал Мушаррафа на роль виновника в стремительном развале этой страны. Лучшее тому подтверждение - пакистанскому президенту не удалось убедить собственный народ в том, что ни он лично, ни кто-либо в его госаппарате не имеет никакого отношения к убийству Беназир Бхутто. Несмотря на подозрительные недоразумения по поводу причин ее смерти, как заметил Мушарраф в интервью, правительство обеспечивало ее безопасность на самом высоком уровне, какой только был возможен. У нее была бронированная машина, которая выдержала бы не только стрельбу, но как выяснилось, и взрыв бомбы. Ничего бы не произошло, если бы она просто оставалась в машине и махала рукой своим обожателям, не покидая безопасного салона автомобиля.

Она сама предпочла пренебречь всеми этими мерами безопасности. Правительство могло спланировать ее убийство; могло даже нанять убийц среди сторонников джихада. Но оно не могло ни заставить ее пренебречь мерами предосторожности, ни выбрать время, когда она это сделает. Даже будучи уверенным, что она рано или поздно выйдет из оцепления своих охранников, убийца (или убийцы) должен был бы следовать за ней, не отходя ни на шаг. И представляется крайне маловероятным, что служба безопасности не заметила бы его/их и не остановила.

Запад также в панике. Подобные настроения проявляются в том, что западные СМИ превращают ее смерть в реквием по демократии. По их версии, Мушарраф лишился поддержки народа, потому что, желая сохранить военную форму, остаться главой государства и устранить все помехи для осуществления своих планов, которые могли возникнуть со стороны судебной власти, он насмехался и над буквой, и над духом хрупкой пакистанской конституции. Это породило народный гнев, который подорвал его легитимность и привел к возрождению джихада.

Единственная возможность предотвратить дальнейшее обострение экстремизма - восстановить в Пакистане демократию. Однако Беназир Бхутто, получившая западное образование и являвшаяся лидером единственной политической партии, которая не поддалась на лживые уговоры Мушаррафа, была последней надеждой Пакистана сдержать рост исламского джихада и дезинтеграцию государства. Поэтому ее убийство может оказаться смертельным ударом не только по Пакистану, но и по борьбе с терроризмом.

На самом деле, Беназир Бхутто была кем угодно, но только не демократом. Не говоря уже о периоде правления Бхутто, ее феодальную и авторитарную сущность выдает хотя бы то, как в своем завещании она распоряжается Пакистанской Народной Партией словно собственным имуществом, которое можно передать кому угодно.

Мушарраф начал терять популярность не тогда, когда стал пренебрегать канонами демократии, а четырьмя годами ранее, когда пакистанскому народу стало понятно, что война в Афганистане закончится не скоро; и убийства гражданского, в основном, населения не прекратятся. Пакистан вынудили стать участником этой войны, и Мушарраф не захотел или не смог вытащить Пакистан из смертельной трясины.

Мушарраф начал попирать конституцию не потому, что вдруг полюбил власть, а потому, что афганская война разрушала армию изнутри, а армия была и остается последней опорой пакистанского государства. C 2004 года многие видные отставные пакистанские политики и генералы, такие как Шавкат Мехмуд (Shafqat Mehmood), Нажмуддин Шейх (Najmuddin Sheikh) и бывший глава пакистанских спецслужб Асад Дуррани (Asad Durrani) неоднократно предупреждали правительство о необходимости вывода войск из Афганистана, так как армия не считает эту войну 'своей' и, соответственно, все менее охотно ее ведет. Однако плачевная ситуация обнажилась, когда горстка боевиков из Талибана без единого выстрела взяла в плен 214 пакистанских солдат, майора и подполковника. Про массовые случаи дезертирства в пакистанской армии известно не так широко. Однако согласно радиоперехвату, сделанному индийскими спецслужбами, за одну неделю октября на сторону Талибана из пакистанской армии перешло 150 солдат.

Все ошибки, которые Мушарраф совершил за последние два года - от заказного убийства сардара Акбара Хана Бугти (Akbar Khan Bugti) в августе 2006 года до попытки сохранить за собой право носить военную форму, от избрания на пост уходящим парламентом до смены главы Верховного Суда - были вызваны все более отчаянным желанием сохранить поддержку армии в этот кризисный для государства момент.

Убийство Беназир Бхутто окончательно добило Мушаррафа, и наверняка приведет к власти Народную партию Пакистана. Однако это не решит пакистанских проблем, а может их усугубить: не пускать военных к власти будет еще труднее. Пакистан не перестанет погружаться в хаос и джихад до тех пор, пока не выведет свои войска из Афганистана. Так как эту войну невозможно вести без активного участия Пакистана, НАТО и США должны будут сделать выбор: либо уйти из Афганистана, либо превратить Пакистан в новую, самую большую и самую опасную платформу для джихада против Запада (ну и, конечно же, против нас).

____________________________________________

Убийство, всколыхнувшее не только Пакистан ("The Independent", Великобритания)

Опасный путь Пакистана ("The Washington Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.