Андрей Костин входит в ближайшее окружение российского президента В.Путина. Начиная с 2002 года, бывший дипломат, возглавляет второй по величине банк России, контролируемый государством - Банк ВТБ. С момента IPO - в мае на биржах в Лондоне и Москве было размещено 22,5% акций - акции потеряли в цене около 25%. А.Костин проводит прием для деловых партнеров и представителей правительств различных стран мира в арендованной вилле расположенной высоко над Давосом.

___________________

- Вас называют 'банкиром Путина'

- Я это знаю. Конечно же, я знаком с В.Путиным и пользуюсь привилегией докладывать ему лично и обсуждать с ним важные темы. Так, неделю назад мы говорили с ним о финансовом кризисе. В.Путин очень хорошо выполняет свою работу Президента. Он будет это делать точно так же, и став Премьер-министром. Россия идет по пути процветания и становится одной из ведущих экономических держав. И В.Путин внес в это свой весомый вклад. В этой связи, мне несколько льстит то, что меня так называют. Но это, несомненно, преувеличение.

- Вы разве не являетесь его доверительным управляющим

- Нет, нет.

- Что будет после В.Путина?

- Он останется в качестве премьер-министра, а Д.Медведев как президент страны обеспечит преемственность. После выборов, которые пройдут через шесть недель, наверняка будут перемены, но, на мой взгляд, стабильность гарантирована. Путин и его курс пользуются невероятно широкой поддержкой у всех слоев населения.

- Превратится ли Россия в демократическое государство западного образца?

- Западные средства массовой информации подходят к России с более строгими мерками, чем, скажем, к азиатским странам. Они рассматривают Россию как европейскую страну. Но она такая только отчасти, и в силу своего географического положения, и по культуре. Политический строй России не будет точным подобием западных демократий. У него будут иные характерные черты, отвечающие нашим традициям. Но при этом, основополагающие демократические принципы и ценности действуют и в России. Это создает хорошую основу для международного сотрудничества.

- Вашу кандидатуру уже обсуждали на пост министра экономики

- Это лишь домыслы. Возможно многое. Никогда не следует говорить 'никогда'. Но это не входит в мои намерения. Моя цель состоит в том, чтобы Банк ВТБ занял ведущее положение в европейском финансовом секторе.

- А какова Ваша цель здесь в Давосе?

- У нас очень плотная программа встреч с банкирами, ведь в Давос приезжает большинство руководителей банков. Лично мне Давос дает возможность лучше уяснить, что происходит в мире, о чем думают мои коллеги в США, Европе, Китае или Индии, и что они ожидают в этом году.

- Изменилась ли повестка дня Давосского форума в связи с финансовым кризисом?

- В каком-то смысле да. Но девиз Всемирного экономического форума подходит как нельзя лучше. С началом кризиса на ипотечном рынке стало очевидно, что в банковском секторе нам необходима большая прозрачность, лучшие отношения и глобальное сотрудничество. Было много недоверия и слишком мало информации. Необходимость в дискуссиях, подобных тем, что ведутся здесь, стала очевидной. События, произошедшие за последние дни на биржах, сделали эти дискуссии еще более интересными и важными.

- Ощущаете ли Вы обеспокоенность?

- Да. Я чувствую, что пессимизм растет.

- Ожидается ли глобальный экономический кризис?

- Когда в прошлом году разразился кризис на ипотечном рынке, можно было еще говорить о финансовом кризисе. Сегодня же мы имеем дело с глобальной проблемой замедления темпов роста или даже рецессии. Мы видим не только снижение биржевых котировок по всему миру, но и снижение цен на нефть и др. Это, несомненно, серьезная проблема. Но я оптимист, во всяком случае, в том, что касается России.

- Почему?

- Россия достигла в прошлом году экономического роста в 7,6% и будет расти и дальше. И только если наступит всемирная рецессия и резко упадет экспорт сырья, это отрицательно скажется и на России.

- Вам уже довелось пережить различные кризисы. А как на этот раз?

- В 1998 году в России был очень серьезный кризис. Вы не можете себе это представить. Государственные финансы и финансовая система были в очень плохом состоянии, сегодня все совершенно иначе. Нет оснований для того, чтобы российская экономика развивалась хуже. Если только не наступит глобальная рецессия.

- А как это затронуло Ваш банк?

- Прошлый год был для ВТБ очень успешным. Мы росли быстрее, чем прежде, и получили рекордную прибыль. Хотя все говорили о нехватке ликвидности, наши активы увеличились на 60%. Ипотечный кризис в США нас не затронул.

- Курс акций резко пошел вниз?

- Да, из-за общего пессимизма международных инвесторов.

- Не возникнет ли дефицит кредитов?

- Нет. В прошлом году прямые инвестиции в Россию достигли рекордной суммы - 82 миллиарда долларов. Россия продолжает оставаться привлекательной для инвесторов. Я оптимистичен.

- ВТБ притормозил выдачу кредитов?

- Нет, как раз наоборот. Мы пересматриваем свой кредитный портфель и свои условия по процентным ставкам. Но мы не отказываемся от своих амбициозных целей в отношении роста.

- ВТБ с большим размахом выкупил кредитные портфели тех российских банков, которые стали испытывать трудности. Не приобрели ли вы вместе с этим и проблемы?

- Доля проблемных кредитов сокращается и составляет на сегодня около 1,6%. Мы покупали весьма избирательно, прежде всего, в российском ипотечном бизнесе. И это очень здоровый подход. Мы не покупаем банков, а только интересные кредитные портфели.

- Будете ли Вы вынуждены покупать и другие банки, испытывающие трудности?

- Нас, конечно, никто не принуждает, но мы 'смотрим в оба', чтобы не упустить шанс использовать предоставляющиеся возможности для роста.

- Свое швейцарское отделение Вы продали. Почему?

- Мы как раз активно занимаемся продажей этого банка Газпрому. Мы хотим иметь ведущие позиции в таких странах как Россия, Украина, Белоруссия или Казахстан. Добиться этого в Швейцарии невозможно. Там слишком много сильных банков, с которыми мы сегодня пока не можем конкурировать.

- 22.5% акций ВТБ с мая 2007 года размещены среди населения. Планируете ли дополнительную эмиссию?

- Нет, сейчас для этого неподходящий момент. Сначала, мы должны убедить наших акционеров, что ВТБ - это удачное вложение капитала. Кроме того, сейчас нам не требуется дополнительный капитал.

- На Западе, в том числе и в Швейцарии, наблюдается противодействие и раздражение в отношении российских инвесторов, например, таких как Виктор Вексельберг.

- В.Вексельберг является хорошим клиентом нашего банка в России. Противодействие таким инвесторам объясняется протекционизмом. К сожалению, это встречается во всем мире. В.Вексельберг - частный инвестор и никак не связан с государственными интересами. К нему следует относиться как к любому другому инвестору, желающему просто делать хороший бизнес.

- ВТБ продал свою долю в 5% в EADS/Airbus. Почему?

- Когда мы приобрели акции этих компаний, то почувствовали политические предубеждения, хотя наше влияние на менеджмент было нулевым. Сомнения по отношению к нам были безосновательными. Сейчас арабские фонды приобрели паи в американских банках. И в этом нет ничего плохого, экономика становится глобальной. Не следует выбирать инвесторов по цвету кожи, религиозным убеждениям или происхождению.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.