После горбачевских 'ошибок' и ельцинской 'смуты' президент Путин хочет передать своему наследнику сильную и великую Россию. Отсюда и курс на обострение отношений с Западом, пишет эксперт по вопросам обороны.

Россия дала очередной залп в ходе стратегического информационного наступления на общественное мнение Запада. Начальник Генерального штаба генерал Балуевский счел уместным попугать мир российской ядерной доктриной. После выступления Владимира Путина на мюнхенской конференции Россия значительно усилила информационное противостояние с Западом. Возможно, она даже вступает на тропу новой 'холодной войны'. Отчего так? Беспокоится ли она из-за собственной безопасности, которой извне ничто не угрожает? Или, может быть, из-за громкой инициативы по созданию противоракетного щита, который не направлен против России, потому что не может быть эффективен против нее?

Амбиции Владимира Восстановителя

По моему мнению, речь идет о чем-то большем - о закреплении стратегической роли России на международной арене. А, по крайней мере, о создании представления о ней у самих россиян.

Российские власти считают, что именно сейчас настал решающий момент для того, чтобы страна вновь обрела статус мировой державы, что она вышла на финишную прямую этой стратегической гонки. После горбачевских 'ошибок' и ельцинской 'смуты' президент Путин хочет передать своему наследнику сильную и великую Россию. Он хочет войти в историю Владимиром Восстановителем.

Это может ему удаться, если в атмосфере вновь разжигаемой 'холодной войны' он выиграет информационную войну, которую навязал Западу. А предпосылки к этому есть, так как Запад сегодня ослаблен: Соединенные Штаты - войной с терроризмом, особенно, вторжением в Ирак, Европейский Союз - 'родовыми муками' нового видения интеграции.

Более того, для России информационная война - самое лучшее поле для столкновения с Западом. В демократических системах западных государств общественное мнение становится все более важным стратегическим игроком. Власти сильно от него зависят. И не только в сезон выборов, но и в повседневной политике (воздействие опросов). Поэтому, влияя на общественное мнение, можно легко управлять поведением этих государств.

С этой точки зрения Россия более устойчива, можно сказать - покрыта броней. Дело не только в том, что ее общественное мнение более изолировано от информации извне и менее к ней восприимчиво. Также российские власти в гораздо меньшей степени, чем на Западе, вынуждены считаться с голосом собственного общественного мнения. Россия отметила свое преимущество на информационном поле битвы - она старается переносить на него все проблемы в отношениях с Западом и именно там решать их. В этом она видит неплохой шанс, который не хочет упустить.

Напугать Запад

Поэтому в сфере пропаганды Кремль применяет самые тяжелые орудия. Например, забрасывает информацию о намерении нацелить свои ракеты на западные государства. В действительности, то, в какую сторону они нацелены, не имеет значения. Ведь моментально перенацелить их - совсем не проблема. Но психологически, для западного общественного мнения и электората, это имеет значение. Причем немалое.

Такое поведение также выражается в демонстративном приостановлении участия в договоре об ограничении обычных вооруженных сил в Европе (ДОВСЕ). Это шаг явно направлен на то, чтобы вызвать обеспокоенность в Западной Европе. Его эффективность усиливается тем, что он разрывает тонкую ткань безопасности, основанной на создаваемых с большим трудом средствах доверия. Россия грозится выбросить их на свалку.

А речь идет о таких средствах, как: взаимное информирование о военных потенциалах (их величине и дислокации), поддержание численности вооруженных сил в установленных рамках, недопущение излишней концентрации войск, прием инспекций других государств в местах дислокации вооруженных сил. Если эти правила перестанут распространяться на крупнейший в Европе военный потенциал, то они потеряют всякий смысл.

Так что Россия в вопросах европейской безопасности готовится к отходу на целое поколение назад. Именно в этом контексте следует рассматривать попытки начальника Генерального штаба генерала Балуевского запугать общественное мнение Запада российской ядерной доктриной.

Война информационной эпохи

Особо красноречивым примером возрождения 'стратегической культуры 'холодной войны' в России были публичные высказывания и оценки российских экспертов, касающиеся возможной российско-американской войны. На страницах 'Комсомольской правды' они начертили видение кульминации политического спора двух сверхдержав в виде прямого ядерного столкновения совершенно в духе 'холодной войны'. Разумеется, это столкновение началось бы агрессией Америки против России, а дальше пошло бы по хорошо известному образцу мировых войн (массовые удары, крупномасштабное сухопутное вторжение, оккупация).

Разумеется, нельзя совсем исключать того, что продолжающийся конфликт между Россией и США в будущем может в крайнем случае принять форму войны. Но наверняка это была бы война нового типа, война информационной эпохи. Совсем не такая, как классическое военное столкновение по правилам Клаузевица. Она бы, скорее, шла по правилу древнекитайского стратега и мыслителя Сунь-цзы, согласно которому прямое применение военной силы (hard power) - это один из последних способов, к которым прибегают в том случае, если решения нельзя добиться менее рискованными средствами (soft power).

Война информационной эпохи в свой кульминационный момент могла бы включать в себя, в частности, пропагандистские операции (в том числе, 'черные' пиар-акции), направленные на общественное мнение противника и собственное, разрушение информационных систем противника (кибервойну), маскировку и защиту собственных систем и информационных операций, дипломатическую изоляцию, экономические санкции, в том числе, применение энергетического оружия, непрямое использование в крупном масштабе нелегальных неправительственных организаций (преступных, террористических), военные блокады, диверсионные операции сил особого назначения (скрытые нападения, уничтожение материальных ресурсов и инфраструктуры). Непосредственные боевые действия выполняли бы вспомогательную роль по отношению к информационным, специальным и экономическим операциям.

Между тем, видение тотального вооруженного столкновения представляется неплохим 'зарядом страха', пригодным для шантажа в информационных операциях. Скорее всего, именно такую роль и призваны играть данные представления российских экспертов.

Жаль времени

Однако похоже, что курс России на возобновление 'холодной войны', рассчитанный на обострение конфронтации с Западом и провоцирование стратегической кульминации в информационной войне, в долгосрочном плане является контрпродуктивным, причем с точки зрения самой России. Вряд ли она способна выиграть такую кульминацию. Ведь ее нынешнее поведение ведет к консолидации Запада перед лицом возвращающейся к модели 'холодной войны' России.

Хотя президент Путин наверняка достигнет своей краткосрочной цели - то есть, станет для сегодняшних россиян Владимиром Восстановителем, в более далекой перспективе он лишь замедлит и так неизбежное движение России в сторону стратегического сближения с Западом.

Обидно, что время уходит впустую. Обидно для России, но также и для мира.

Станислав Козей - отставной генерал, ординарный профессор стратегически-оборонного факультета Академии национальной обороны, бывший заместитель министра обороны.

_____________________________________

Российские ракеты на границе с Хорватией ("Slobodna Dalmacija'", Хорватия)

'Холодная война' Путина ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.