История, как она есть, постигается не спорами с позиций сегодняшнего дня без фактов на руках. Она становится понятной, если видишь, чем и как жили люди в те далекие времена - сразу после окончания войны и заключения Тартуского мира 2 февраля 1920 года. Приподнять же завесу прошлого могут средства массовой информации той поры. Чем и как жил народ Эстонии в 20-е годы, поможет узнать небольшой обзор газеты, взятой в общем-то даже наугад - из Pаevaleht.

Почему не какой-либо газеты на русском языке? Казалось, это было бы как-то уместнее, но в 20-х годах были в Эстонии или листки с политической "подкладкой" и руганью против Советской России, что неинтересно, либо издания-однодневки - без читателей, без средств, без будущего.

То же, что появилось в 30-е годы - относительно стабильное "русское поле" журналистики, - было настолько верноподданническим правительству и власти вообще, что больше походило на "агитпроп", в отличие от более критичных и приближенных к жителю новой страны эстонских изданий. Впрочем, судите сами. Ведь эстонские издания свободно читали русские - языком они владели и не считали это "зазорным".

Итак, газета Pаevaleht за 3 февраля 1920 года, сразу после заключения мирного договора с Россией.

Закончена война за независимость Эстонии. Поэтому основной материал на первой странице - статья о состоянии дел в стране. Материал выстраивает планы мирной жизни на будущее. На второй странице временный министр финансов дает обзор экономики и состояния финансовых ресурсов. Тут же - отчет о финансовом 1919 годе.

Последствиям войны посвящено и решение начальника штаба республиканского Кайтселийта номер 22 от 3 февраля "О регистрации офицеров, унтер-офицеров и нижних чинов Северо-Западной Армии" генерала Юденича, которые были впущены в страну в качестве беженцев от Красной Армии.

Наличие такого большого числа монархически настроенных русских было рискованным шагом для Эстонской Республики, однако решение генерала Лайдонера было продиктовано гуманистическими целями и было правильным. Интернационализм, если угодно, был в моде в тогдашней Эстонии: ненависти по национальному признаку и ксенофобии не было, владение эстонским, русским и немецким языками было практически повсеместным среди всех народов, населявших тогдашнюю Эстонию.

Дело еще и в том, что данное решение имело для эстонской культуры большие полезные последствия. Возродился Русский драматический театр, балет Инсарова; многие жены и дети эмигрантов стали репетиторами, которые преподавали эстонским детям языки, давали уроки музыки. Сами же они учились эстонскому и познавали культуру страны, становясь "эстонскими русскими". Один из примеров - Игорь Северянин, который женился на эстонке и стал жить в Тойла.

Внешний вид газеты 20-х годов еще далек от совершенства. Практически нет иллюстраций, слабая верстка - "кирпичами". Но появляются постоянные рубрики - например, "С мест", фельетоны с карикатурами. Люди постепенно заново учились улыбаться.

Показателен отдел объявлений и рекламы. Именно они в газете отражают интересы населения. Пока еще преобладают объявления о поиске жилья, продаже серебряных и золотых вещей эмигрантами, о покупке лицензий на производство табака. Девушка дает объявление, что познакомится с солидным мужчиной. Людям пока не до развлечений - практически нет сообщений о спектаклях, концертах, праздниках.

А 29 мая 1920 года в газете отмечено расширение раздела новостей. Это происходит потому, что организовано Эстонское телеграфное агентство (ЭТА). Оно просуществовало до начала XXI века, затем его заменило BNS.

Начинают печататься художественные произведения с продолжением, книги дороги, хотя даются объявления уже о новых поступлениях книг в магазины.

1924 год, 3 февраля. Ровно четыре года после мирного договора с Россией. Выходит газета уже ежедневно, раньше - по рабочим дням. Народ уже "отошел от войны": печатаются сообщения о различных карнавалах и праздниках.

В номере за 23 сентября 1924 года интересно объявление: "Борьба с прогульщиками-школьниками при помощи штрафов!"" - и немножко смешно, но это стремление дать молодежи образование, пусть даже и такими методами. Как говорится, не доходит через голову, дойдет через, ну, скажем, штрафы.

Недавнее изобретение Маркони и Попова - радиоприемники и передатчики - становятся нормой быта: на улице Валли в Таллинне, где сейчас "Макдоналдс", открыты склад и магазин радиотоваров, много приемников из США и Англии.

1927 год, 24 июня, канун Иванова дня. Реклама перенесена уже на первую страницу! Ее очень много. Она дается в виде развлекательных комиксов, которые можно сравнить с нынешними видеоклипами (а вернее, клипы, - детище рекламных комиксов 20-х годов). Очень смешные, увлекательные сюжеты о мебели, которая может пригодиться всюду, в виде гравюр исполнены рекламы патефонов.

Начинают печататься и отчеты с заседаний Таллинского горсобрания. Уже стабильно публикуется юмор: карикатуры, "Анекдоты для мужчин", фельетоны. Когда смех начинает кормить журналистов, это означает, что общество выздоровело после потрясений. В сравнении с днем сегодняшним: в Эстонии нет ни одного юмористического издания! Непаханое поле для наших медиа-магнатов:

В Русском театре ставят "Вий" Гоголя, сообщается о гастролях Марлен Дитрих, работает театр "Би-Ба-Бо", варьете.

В 1929 году начинают постоянно печататься фотографии, причем очень хорошего качества, не только портреты, но и в стиле репортажа.

Теперь из номера в номер появляются рубрика "Шахматы" с задачами и этюдами, объявления о покупке музыкальных инструментов, поиске партнеров по интересам, о выставках - например, редких собак.

Особенно сильное впечатление производит предрождественский номер Päevaleht за 24 декабря 1929 года.

Он наполнен веселыми историями со счастливым концом, оптимистичен, красочно оформлен. В это время уже применяется принцип цвета - совмещение в одной газете зеленого и черного цветов, множество фотографий и виньеток. Страницы пестрят объявлениями о благотворительных концертах, балах, вечерах, елочных представлениях.

С начала 20-х годов до 1929 года в жизни страны произошли значительные изменения в лучшую сторону. Стабильная жизнь привела к расширению сети кружков по интересам, развитию спорта, театральная жизнь как эстонцев, так и других общин - шведов, русских, немцев - становится очень насыщенной. Народ осваивает активный отдых: велосипеды, пикники, поступает все большее количество товаров, растет спрос на книги, отражаются изменения в студенческой жизни.

Появляются и первые материалы об успешной работе полиции. Но при этом не скрываются и факты коррупции. При этом газета аполитична, нет сегодняшнего оттенка ангажированности, "политический кикбоксинг" считается дурным тоном.

Листая старые газеты, видишь: печатные издания не только отражают культурные изменения в тогдашнем обществе, но к концу 20-х годов становятся в Эстонии и сами явлением культурным, общественно-значимым, информационно-важным инструментом общения народа как меж собой, так и с властью. Как бы хотелось повторения пройденного!

_________________________________

Блеск и нищета нашей истории ("Delfi", Эстония)

Освободительная война - это война за освобождение! ("Delfi", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.