Усаме Бен Ладену не удалось нанести реального ущерба мировому лидерству США. Не смог этого сделать и Владимир Путин, пусть он и бросил открытый вызов 'единственной сверхдержаве'. Подобная опасная задача была по плечу лишь одному человеку, и он с ней справился. Этот человек - никто иной, как Джордж У. Буш. Поскольку по своей мощи Америка намного превосходит все остальные державы, никто из противников не способен причинить ей серьезного вреда. Однако этот 'иммунитет' не распространяется на действия ее собственного президента и решения, принимаемые на политической 'кухне' в его окружении.

Сказанное выше никак не связано с естественным стремлением покритиковать Америку, хотя оно сегодня возникает у многих. Это просто констатация факта, и к такому же выводу придет любой, кто пытается оценить ситуацию на международной арене. В отсутствие каких-либо альтернатив и 'предохранительных клапанов' подобный ущерб, нанесенный Соединенным Штатам собственной администрацией, не сулит ничего хорошего и для всего международного сообщества. Могущественная, надменная и безрассудная Америка слишком опасна для всего мира, но ущерб, нанесенный ее роли глобального лидера, не менее опасен - особенно с учетом нынешнего беспомощного состояния ООН.

Вернемся к событиям 11 сентября. Никто не может отрицать права США применить силу против режима талибов, приютившего организаторов и исполнителей терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Это, однако, не распространяется на второй этап международной кампании по 'наведению порядка' - развязанной администрацией Буша 'войне с террором'. Сегодня, спустя годы после судьбоносного и опасного решения о свержении Саддама Хусейна, можно, не погрешив против истины, сказать, что именно Джордж Буш нанес тяжелейший ущерб мировому лидерству США, ближневосточному региону, и всему миру.

Иракская авантюра показала, что американская военная машина в состоянии 'сбросить' чуть ли не любой правящий режим на планете, однако ее способность контролировать ситуацию после победы на поле боя весьма ограничена. Она продемонстрировала также, что эту страну, обладающую лучшими ВУЗами и научными кадрами на планете, возглавляет администрация, чьи наивные действия говорят о полном незнании страны, в которую она вторглась. Речь идет о незнании истории Ирака, его демографических реалий, настроений его этнических и религиозных общин, степени готовности иракского общества к восприятию демократии, насаждаемой 'хирургическим' путем. Речь идет также о непонимании последствий 'устранения' Ирака из регионального 'уравнения' в плане соотношения сил на Ближнем Востоке, особенно в треугольнике Ирак-Турция-Иран.

Неспособность завершить иракскую войну или хотя бы выработать четкий график ее окончания несомненно отразилась на позициях США в мире. Интервенция в Ираке беспрецедентным образом истощает Америку - ее репутацию, ее армию, ее финансовые ресурсы. Она создала благоприятные возможности для противников США, развернувших боевые действия против американцев на иракской территории. Она льет воду на мельницу региональных держав, поначалу опасавшихся, что наивный проект Вашингтона, ошибочно считавшего, что ему удастся внедрить в Ираке демократическую модель и превратить ее в привлекательный образец для всех народов региона, может увенчаться успехом. Когда мощнейшая армия мира безнадежно увязла на улицах Фалуджи и 'Мадинат ас-Садра' (шиитского пригорода Багдада), это лишь усилило убежденность в том, что идея мирового лидерства США серьезно скомпрометирована. Еще один удар по репутации Америки был нанесен, когда аргументы, которыми мотивировалось вторжение в Ирак, не нашли подтверждения.

Это непродуманное решение подорвало не только репутацию США. Пострадала от него и ООН. Да, всемирная организация не поддалась давлению, отказавшись придать вторжению легитимность и 'освятить' его своей санкцией, но в то же время Совет безопасности оказался не в состоянии предотвратить эту авантюру, которая на сегодняшний день обошлась уже примерно в миллион жизней - распад страны после интервенции, и жестокость противоборствующих сторон, не гнушающихся применением оружия против гражданского населения, обернулись массовой гибелью людей. К несчастью для ближневосточного региона и всего мира, ущерб, нанесенный американскому лидерству, стал также ударом по репутации международной организации и ее имиджу глобального 'предохранительного клапана'.

Сегодня, когда США неизбежно впадают в предвыборную 'кому', опасности, грозящие миру, вверенному единственной сверхдержаве, чье лидерство поставлено под сомнение, удваиваются. Бремя этой реальности почувствуют на себе все регионы, охваченные конфликтами или открытыми кризисами. Она затрагивает ситуацию в Ираке и роль Ирана в этой стране. Она относится к развитию событий в связи с иранским ядерным досье и попытками Ирана превратиться в региональную великую державу. Она относится к 'зияющим ранам' Ливана и сулит новые войны внутри этой страны и против нее в условиях глубокого раскола в арабском мире, к палестино-израильскому конфликту и обязательствам Буша в связи с его урегулированием. Эта реальность может побудить антиамерикански настроенные державы к пересмотру существующего миропорядка, которому новая вашингтонская администрация окажется не в силах противостоять. Особого внимания в этом плане заслуживает Россия, поскольку она может перейти от 'неподчинения' и 'ссор' с единственной сверхдержавой к требованиям статуса равного партнера. Возможно, в ближайшие месяцы станет ясно, что политика Буша нанесла его стране больший урон, чем любые действия Усамы бен Ладена или Владимира Путина.

____________________________________________

Насколько опасна Америка? ("Spiegel", Германия)

Закат сверхдержавы и конец эпохи ("Columbia Spectator", США)

О кризисе американской гегемонии ("Al Hayat", Арабская пресса)

Чего мир хочет от Америки ("The New York Times", США)