Восемь часов в Баден-Бадене

- Скажите, а где находится... - обратился я по-английски на довольно еще пустынной в этот утренний час на улице Баден-Бадена к шагавшей навстречу девушке.

- Ой, а можно по-русски? - смущенно заулыбалась она.

Да уж конечно, можно! Но только как она буквально с полуслова узнала во мне соотечественника, я так и не понял. Может, акцент выдал, может, растерянный вид озирающегося по сторонам туриста. И только позже я узнал, что встретить в 50-тысячном Баден-Бадене русского человека не так-то уж и сложно. Официально сегодня их здесь живет 1600 человек. Этой статистике, зная немецкую скрупулезность и дотошность, наверняка можно верить. Да я и сам знаю пару человек, которые не так давно покинули родную Ригу и отправились работать в Баден-Баден. Европа... Открытые границы, свободное передвижение рабочей силы... В городе 900 миллионеров и очень состоятельных пенсионеров. Умелым рукам всегда найдется дело, если не в турбюро, spa-салоне и частной клинике, то в саду при вилле точно.

Первые впечатления

Баден-Баден город удивительный. Даже название у него двойное - не как у других городов. И это здорово уже потому, что позволяет немецкий бальнеологический курорт не путать, например, с австрийским Баденом, также известным своими термальными источниками. Говорят, возникло же оно вследствие разделения в 1535 году баденского маркграфства на католическую и протестантскую области. Столица протестантской земли стала называться Бад-Дурлах, а католической - Баден-Баден.

Здесь не видно полицейских, тюрьму город закрыл за ненадобностью - в ней просто некому сидеть, мэр Баден-Бадена ездит на работу на велосипеде, а если вы решили, что Леопольд-плац - это исключительно пешеходная зона, остановились поглазеть на фонтан и не заметили, как сзади тихонько подкрался огромный рейсовый автобус, - не пугайтесь. Гудеть и пугать вас водитель не будет, подождет, пока отойдете, и когда автобус тронется, в окнах вы увидите понимающие лица бюргеров. А если подойдете к краю тротуара, явно выказывая намерение перейти улицу, то водитель новенькой БМВ-'семерки' не только не подумает "кинуть коксу", наоборот, притормозит и жестом покажет: иди спокойно, любезный, я подожду.

Все это для нашего человека, которого местные водилы стараются снести прямо на 'зебре', весьма странно. Как странно и то, что в ресторане, например, можно попросить меню на русском. И пусть оно написано с ошибками, проявленное к тебе уважение все равно приятно. А когда я оставил чаевые, так увидел такую благодарную улыбку, какой, наверное, не видел еще никогда.

Вообще народ здесь какой-то не такой, как у нас. Одевается не так - добротно и неброско. После окончания рабочего дня, глядишь, за столиками рассаживаются бюргеры, заказывают стопарик обжигающего шнапса и горячий, столь же обжигающий кусок колбасы. О чем-то болтают и порой в голос гогочут - наверное, над удачной шуткой.

'Самый большой негодяй - это я!'

Все это, конечно, первые, весьма поверхностные и потому, быть может, не верные впечатления. Но мне, пробывшему в городе всего несколько часов, он и его жители запомнились именно такими.

А еще запомнились русские места. И, прежде всего, это, конечно, знаменитое казино. Принято считать, что именно здесь разворачивается действие известного романа Федора Михайловича Достоевского 'Игрок', а город Руллеттенбург - это и есть Баден-Баден. Но Достоевский играл не только здесь, он испытывал удачу и в Висбадене, и Бад-Хомбахе. Последний, судя по описаниям в романе, и стал тем самым придуманным Руллеттенбургом. Но, собственно, какая разница!

"Страсть к игре в Баден-Бадене овладевала не только Достоевским, который после очередного проигрыша шел за цветами на Августа-плац и потом, удрученный очередной неудачей, брел на Гернсбахерштрассе, где они жили в небольшой квартире с женой Анной Григорьевной. Она овладела, страшно сказать, и членами Международного общества Достоевского, собравшимися в Баден-Бадене на симпозиум. На него приехали ученые из России, Германии, США, Японии - всего из 20 стран, и все они в эти дни в Доме конгрессов, где проходили заседания, говорили на русском, - рассказывала нашей группе, когда мы гуляли по Баден-Бадену, создательница местного Тургеневского общества, 'хранительница русского духа' и прекрасный знаток русской литературы Рената Эфферн. - Так вот, один из профессоров решил не идти на дискуссию, а отправился в казино. Поставил на те поля, что описаны в 'Игроке'. И выиграл. Можете себе представить, что было, когда он во всеуслышание заявил об этом коллегам".

Те недолго думая решили последовать его примеру. Но все кончилось тем, что им, как когда-то Достоевскому, оставалось лишь в сердцах воскликнуть: 'Проклятый город!', да, усевшись в казино в 'Салоне Помпадур', специально предназначенном для отдыха и успокоения нервов, вспомнить толстовское: 'Проиграл все! Окружен негодяями! А самый большой негодяй - это я!'

Дым Отечества

Недалеко от дома, где жил Достоевский, находится очень даже представительный отель 'Ойропеишер хоф' ('Европейский двор'). На стене у его входа укреплены две таблички. Одна свидетельствует о том, что здесь долгое время жил российский канцлер, министр иностранных дел Горчаков, а другая говорит, что в этом доме квартировал современник Достоевского Иван Сергеевич Тургенев. 'Брат, - напишет о нем своему брату Михаилу Достоевский, - что это за человек... Поэт, талант, аристократ, богач. Я чуть не влюбился в него'. Именно что чуть. Писатели разошлись во взглядах. И водоразделом стал роман Тургенева 'Дым', который он написал в Баден-Бадене. И если сегодня взять его в руки и внимательно вчитаться в тургеневские строки, то без труда удастся найти в городе те места, о которых Тургенев написал полтораста лет назад.

Со временем и Тургенев построил в Баден-Бадене виллу. Сегодня этот изящный дом, от которого террасами спускается сад с античными скульптурами, принадлежит миллионеру Шнеллю. Частная собственность, вход запрещен.

В отличие от Достоевского Тургенев не был игроком. Он не пил, не курил, только нюхал табак, много работал и страдал от неразделенной любви к Полине Виардо, вилла семейства которой, весьма скромная на вид, находится рядом с шикарным 'Бреннерс парк отелем'. В нем, кстати, также есть 'русский след'. В 1997 году здесь останавливался Борис Ельцин с супругой, которая написала в книге почетных гостей: 'Баден-Баден - частичка в мозаике русской истории'. Справедливо будет добавить: мировой истории, а также русской и мировой культуры. Ведь в том же 'Бреннерсе' жили Бисмарк, де Голль, Коль, Далай-лама. На воды в Баден-Баден наезжали Александры I и II, Наполеон, Меншиковы, Трубецкие, Вяземские, Волконские, Гагарины. Дом, принадлежавший последним, кстати, находится в самом центре города - на Августа-плац. В доме ? 5 по Софиенштрассе Василий Жуковский написал российский гимн 'Боже, царя храни', перевел 'Одиссею' Гомера. Живший на Иезуиттен-плац Гоголь читал своим поклонникам первые главы 'Мертвых душ', а в местной газете напечатал 'Тараса Бульбу'. А а доме ? 8 на Лихтенталь творил Иоганн Брамс. Иоганн Штраус дирижировал свои вальсы перед королем Вильгельмом I. Лист, Россини были здесь уважаемыми гостями, Энрико Карузо давал свои концерты:

Свечку - за добрый путь

Продолжать вспоминать известные имена можно еще долго. Но давайте на этом остановимся и пройдем от центра города по 3,5-километровой 'Миле культуры и искусства' до русской православной церкви, а заодно полюбуемся горбатыми мостами, перекинутыми через бурную реку Ооз, подивимся, как это немцам удалось замостить ее булыжником, постоим около бюстов великих композиторов.

...А вот и церковь. Нынче ее купол, как и когда-то, отливает золотом. А ведь во время Первой мировой позолоченную медь купола немецкие власти конфисковали, как вражеское имущество, и пустили на переплавку. Долго церковь стояла покрытая обычной жестью, покрашенной в синий цвет, пока к 1000-летию крещения Руси купол, да и сама церковь не были отреставрированы на средства земли Баден-Вюртемберг, города и общины. Работы продолжались целых десять лет.

Она небольшая, эта церковь, строительство которой задумали русский посланник в Карлсруэ князь Николай Столыпин и постоянно жившая в Баден-Бадене княгиня Елена Трубецкая. А князь Григорий Гагарин нарисовал эскизы для внутреннего и внешнего убранства храма.

Сегодня здесь душевного отдохновения ищут русские миллионеры и гастарбайтеры, как когда-то искали утешения князья и писатели. Поставил здесь свечку и я, чтобы дорога домой была легкой.