Как эстонец я никогда раньше не чувствовал себя в Грузии неуютно. Гуляя по ночному Тбилиси или плутая по какой-нибудь деревне, можно было всегда выйти из положения, просто сказав, что ты из Эстонии.

Так было до того момента, пока я не попал после президентских выборов в начале января на митинг оппозиции. Там на слово 'Эстония' люди реагировали если не враждебно, то во всяком случае не слишком дружественно. А самые сочные выражения произносились в адрес американцев.

В то же время там не было ни одного оратора, который по примеру 20-х годов ХХ века позвал бы Красную армию в Тбилиси на помощь.

Как ноябрь прошлого года высветил ошибки, сделанные администрацией президента Михаила Саакашвили, на которые западные государства до сих пор смотрели сквозь пальцы, так отношение январских демонстрантов к западным наблюдателям выражало отношение к несовершенной политике Запада в отношении Грузии. В том числе и эстонской.

Большинство эстонских политиков было искренне уверено, что, поддерживая команду Саакашвили, они поддерживают Грузию. Но это работает только до тех пор, пока Саакашвили находится у власти. Рано или поздно это закончится.

Несмотря на то, что на прошедших выборах президент сохранил свои позиции, но это уже не культовая фигура, как во время 'революции роз', 53-процентное преимущество - не бог весть какой перевес.

Официальные результаты голосования показали, что в столице его сторонники оказались даже в меньшинстве. Это означает, что на весенних выборах оппозиция, которая сейчас почти не представлена в парламенте, имеет большие шансы укрепить там свое представительство.

Никто не знает, кто победит на следующих президентских выборах, во всяком случае, имени Михаила Саакашвили в списке кандидатов уже не будет.

Специалисты в области внешней политики, обладающие чувством перспективы, уже поняли, что наступил последний момент, чтобы сменить тон в отношении Грузии. Первые такие сигналы поступили из Кадриорга и МИДа в середине января.

Министр иностранных дел Урмас Паэт выступил с заявлением, что Эстония поддерживает демократическое развитие Грузии, а не персоналии. Во время последнего визита Тоомаса Хендрика Ильвеса в Грузию канцелярия президента изыскала время для организации его встречи с лидерами оппозиции, которая уже в самом ближайшем времени может стать реальной политической силой.

Если Эстония действительно хочет помочь Грузии, то изменившуюся риторику следует подкрепить конкретными внешнеполитическими шагами. В противном случае может случиться так, что после демократической смены власти в Грузии нашим официальным лицам в этой стране уже будет не с кем разговаривать.

______________________________

Четыре мгновения января ("Беларусь сегодня", Белоруссия)

Будущий путь Грузии ("The Washington Times", США)