Когда государственный министр по вопросам реинтеграции Темури Якобашвили был представлен на этот пост, он все еще надеялся, хотя и напрасно, что его не утвердят. Но сразу же стал серьезно продумывать, что сделает в своем новом статусе. И все же он боится...

- Батоно Темури, президент на инаугурации принес клятву, что вручит будущему главе государства объединенную Грузию. Львиная доля ответственности за объединение страны возложена на вас. Президент поручил вам реинтеграцию абхазов и цхинвальских осетин. После 'успешных' экзит-полов ваше назначение на такую должность оппозицию не удивило. Вы же заявляете, что это было для вас неожиданностью...

- Почти 11 лет я работаю в неправительственном секторе. Имею отношения с абхазами, у меня сформировались и методы искоренения конфликта. Президент позвал меня и сказал: идеи хорошие, но если ты такой крепкий, как говоришь, давай, покажи на деле, на что способен. По моему мнению, министерство реинтеграции - единственное министерство, которому пожелать успеха должна и оппозиция. Ведь объединение страны, возвращение беженцев - в интересах всей Грузии.

- Допустим, вы совершили чудо, и беженцы возвратились в Абхазию. Как они должны жить в одном городе бок о бок с теми людьми, которые истребили семьи друг друга?

- Существует такое понятие - примирение. У кавказских народов свои правила примирения. Во время войны я был в Абхазии с совершенно иной миссией и слышал, знаю, как прятали грузины абхазов и абхазы - грузин. Среди соседей не было противостояния такого масштаба, когда мстят женам или детям. Жестокость проявляли прибывшие из Чечни войска.

Мое дело - реабилитация зоны конфликта для возвращения беженцев. Чтобы люди могли нормально жить и сосуществовать, необходимо создать соответствующие условия.

- Как вы намерены этого добиться? Кто впустит вас в Сухуми для пропаганды?

- Вести пропаганду не собираюсь. Намерен наладить диалог на трех различных уровнях в параллельном режиме. Мы непременно должны говорить с абхазами везде, где они есть: в Абхазии, Москве, Турции. Надо прекратить разговоры о том, что абхазы - марионетки русских. Может, они настроены пророссийски ради своих интересов, но мы не должны называть их куклами русских. Это оскорбительно и для абхазов, и для осетин. Разговор надо вести не только о политике, но и о культуре, искусстве, спорте... - обо всем. Необходимо устраивать взаимные встречи представителей всех областей общественной деятельности.

Второй уровень - разговор с Россией. Наш большой сосед заинтересован, чтобы у него на Южном Кавказе был мир. А это зависит в основном от происходящих на Кавказе процессов. Если мы вмешаемся в ситуацию, дела на Кавказе могут пойти очень плохо - взорвется Карабах, Чечня, Дагестан и т.д. Нам не следует идти на компромисс с Россией за счет национальных интересов, но надо найти для удовлетворения взаимных интересов золотую середину.

Третий уровень - международный диалог. Запад может оказать нам очень действенную помощь в решении целого ряда проблем. Может взять на себя роль и медиатора, и финансиста культурных, научных проектов.

- Что может вам помешать?

- Война! Начатая нами или спровоцированная, или же внутренняя война в Грузии.

Говорил и раньше, повторю и сейчас: я знаю пять человек, которые лучше меня знают специфику вопросов по Абхазии. Четверо из них - в оппозиции: Ивлиан Хаиндрава, Паата Закареишвили, Гоги Хуцишвили (хотя Гоги я все же не записывал в оппозицию), а также Шалва Пичхадзе. Имя пятого сказать не могу.

Я к каждому из них приду и предложу сотрудничество. В этой сфере не существует власти и оппозиции, в этой сфере существуют государственные интересы.

_____________________________________

Пятидесятидневное правительство 'Симпсонов' ("Georgian Times", Грузия)

Абхазский прецедент ("Грузия online", Грузия)