From Economist.com

Представьте, что нацистская Германия выжила, что она живет уже несколько десятилетий. Гитлер не потерпел военного поражения и спокойно умер в начале 50-х годов. На смену ему один за другим приходили партийные бонзы, старавшиеся более-менее дистанцироваться от его 'перегибов'. Затем, в 80-х годах, к власти пришел 'наци-реформатор' - звали его, скажем, Михаэль Горбах (Michael Gorbach) - и заявил о необходимости перестройки национал-социалистической системы. В результате Третий Рейх погрузился в политический и экономический хаос, а власть у Горбаха, естественно, отобрали.

Представьте, что 'Германская Федерация', потеряв часть территории, десять лет переживает самые разнообразные испытания. Однако находится бывший офицер СС - по имени, например, Вольдемар Пушник (Voldemar Puschnik), - который становится сначала премьер-министром, а там и президентом. За восемь лет правления герра Пушника Германия вновь обретает экономическую стабильность, чему они в немалой степени обязана невиданному повышению цен на уголь.

Такая ситуация была бы, мягко говоря, неприятна. Но она, тем не менее, была бы в определенной степени терпима. Что бы там кто ни говорил об СС, в эту организацию шло работать немало ярких и амбициозных людей. К тому же, карьера герра Пушника проходила в иностранной шпионской сети - то есть лично он неповинен в преступлениях режима, - а иметь дело лучше со стабильной Германией, чем с Германией, тонущей в хаосе. У любого большого государства были, есть и будут свои силовые интересы, поэтому со стороны голландцев, чехов, датчан и поляков, если они хотят гарантировать свою новообретенную независимость, дружить с герром Пушником гораздо умнее, чем по поводу и без повода поминать злодеяния, совершенные нацистами.

В принципе, в России сегодня складывается та же ситуация. Нынешних ее жителей было бы совершенно несправедливо обвинять в преступлениях, совершенных в сталинскую эпоху. Россия была, есть и никуда не денется, поэтому полякам, прибалтам и всем прочим не стоит без нужды провоцировать Кремль. Да, за КГБ стоит история страшных дел, однако Путин, судя по всему, ничего особенно страшного не совершал.

Тем не менее, все это справедливо только при одном допущении - что нынешние правители страны не показывают никаких симпатий к злодеяниям, совершенным их предшественниками. Если герру Пушнику, правителю воображаемой постнацистской Германии, вздумается начать заигрывать с идеями отрицания Холокоста, тут же надо бить в набат - без сомнений и исключений.

В России Владимир Путин уже подошел к этому рубежу опасно близко. Он уже, помнится, утверждал, что Пакт Молотова-Риббентропа - совершенно законный документ. Он не видит никакой необходимости извиняться перед народами Прибалтики за то, что они стали жертвами сталинизма.

Однако российская пресса идет еще дальше. За последние шесть месяцев как минимум четыре различных ее органа повторили чудовищную ложь о том, что 20 тысяч пленных польских офицеров в Катыни в 1940 году были расстреляны не советскими, а нацистскими войсками. Эта чудовищная ложь, которую под дулом сталинских винтовок навязали послевоенной Польше, лишь усугубляет само преступление. В 1990 году она была полностью похоронена - при поддержке, заметим, самого Кремля.

Также примечательно, что нынешнюю ложь распространяют не какие-нибудь бульварные листки. Все началось 18 сентября прошлого года с государственной 'Российской газеты'; затем 22 октября то же самое повторила массовая 'Комсомольская правда', а 4 ноября - телекомпания 'ТВ-Центр', музыку в которой заказывает фактически мэрия Москвы. И вот теперь эту же ложь повторяет некогда уважаемая и современная 'Независимая газета' в своем еженедельном приложении, посвященном военным вопросам.

Не менее знаменательно, что это никакой не ответ на 'очередную польскую провокацию'. Все эти утверждения появляются в печати как раз сегодня, когда варшавское правительство из кожи вон лезет, лишь бы сгладить острые углы в отношениях с Кремлем.

Российские СМИ - по крайней мере, теоретически - печатают все, что хотят. Однако в данном случае сама собой напрашивается мысль, что к этому всплеску интереса к историческим ревизиям случился по меньшей мере с молчаливого согласия власти.

Для Кремля и российского Министерства иностранных дел лучшим способом развеять это впечатление было бы открытое и решительное заявление о том, что - по крайней мере, со стороны российской официальной власти - нет никаких сомнений в том, что резню в Катыни осуществила советская тайная полиция по указанию Сталина. То, что этого российская власть не делает, заставляет думать в лучшем случае о ее цинизме, что возмутительно, а в худшем - о симпатиях к авторам этого злодеяния, что уж вовсе непереносимо.

_________________________________

Проблема оборонной промышленности Польши ("The Weekly Standard", США)

Быть союзником Америки - в интересах самой Варшавы ("The Financial Times", Великобритания)

Польская банановая республика ("Wprost", Польша)