Недавно произошло нечто весьма примечательное. Группа людей - совершеннолетних и в здравом уме - заявила Джорджу Клуни, что не желает его видеть или слышать. И эта группа - Организация Объединенных Наций, не больше, не меньше. Клуни недавно стал очередным ооновским 'послом доброй воли' из числа звезд шоу-бизнеса, и в этом качестве побывал в Дарфуре, собственным глазами увидев ситуацию, которая - по мнению новых наблюдателей - требует отправки в эту провинцию миротворческого контингента ООН.

Как нам сообщили, именно эту идею великий актер собирался высказать представителям стран-участниц всемирной организации в Нью-Йорке. Естественно, в ее штаб-квартиру стаей слетелись журналисты - как можно оказаться в стороне, если сам Клуни напоминает так называемому 'международному сообществу' о его долге! Однако когда пришло время включать софиты, кто-то вместо того, чтобы сказать 'Мотор!', скомандовал 'Стоп!'.

Если точнее, то группа делегаций - очень многие подозревают, что ее возглавляли Россия и Франция - заявила: не желаем, чтобы какой-то американский актер читал нам нотации о том, что мы обязаны делать. Или, как выразилась представительница России, 'это не тот форум, в котором г-ну Клуни пристало участвовать'. Эта дама - Мария Захарова - добавила (возможно, на всякий случай, чтобы никто не подумал, будто ее страна объявляет войну Голливуду): 'Россия полностью поддерживает деятельность знаменитостей, подчеркивающих значение ООН'. У Анджелины Джоли наверняка вырвался вздох облегчения; про Джери Холлиуэлл я уж и не говорю.

Все мы, конечно, знаем, что политика России - да и Франции, если уж на то пошло - отличается просчитанным и беспощадным цинизмом. Мы также знаем, что ООН - несмотря на полдюжины резолюций - не слишком блестяще проявила себя в суданском вопросе. По этой логике, нам следует поднять бурю возмущения из-за того, что Джорджу Клуни не дали выступить с 'лекцией' на Генеральной ассамблее Организации.

Тем не менее, моей первой реакцией на эту 'оплеуху' был радостный возглас. Наконец кто-то встал и сказал всей этой растущей толпе актеров, рок-звезд и моделей, полагающих, что мир должен, затаив дыхание, выслушивать их глубокомысленные сентенции (по любым вопросам - от климатических изменений до распространения ядерного оружия): спасибо, но мы в ваших советах не нуждаемся. Возможно, по существу дела Клуни прав, а русские - неправы, но мы стали свидетелями одного из редких и восхитительных случаев, когда шоу-бизнесу указывают на его место (далеко не факт, что его следует искать в зале Генассамблеи ООН).

Возможно на такую отповедь способны только эмиссары путинской администрации, явно - чтобы не сказать, грубо - пренебрегающей всем, что дорого Западу (а что для него может быть дороже киноиндустрии). Действительно, трудно представить, чтобы любой британский или американский политик проявил подобное неуважение к 'коронованной особе' шоу-бизнеса.

В нашей стране Гордон Браун и Дэвид Кэмерон (David Cameron) отчаянно сражаются за расположение и поддержку тех, кого мы считаем 'знаменитостями'. Боб Гелдофф (Bob Geldof) - личность, признаю, значимая и за пределами студии звукозаписи - должно быть потерял счет просьбам вступить в обе наши крупнейшие политические партии. И, если уж на то пошло, либерал-демократы и Партия независимости Великобритании [партия, выступающая за выход страны из ЕС - прим. перев.], скорее всего также добиваются его благословения.

В Америке отношения между Голливудом и политикой приобрели откровенно кровосмесительный характер. К примеру, звезд сериала 'Западное крыло' (The West Wing) журналисты из вроде бы солидных газет сейчас регулярно просят высказаться об участниках 'реальной' президентской гонки. Впрочем в этом, полагаю, ничего нового нет. Почти 40 лет председателем Американской кинематографической ассоциации (Motion Picture Association of America) - иными словами, 'мистером Голливудом' - был Джек Валенти (Jack Valenti). А до переезда в Калифорнию этот господин был главным 'мастером на все руки' у президента-демократа Линдона Джонсона. Некоторые данные позволяют предположить: каким бы незаменимым помощником Валенти ни был для Джонсона в Белом доме, на Сансет-бульваре он был ему еще нужнее.

Лос-Анджелес, как и Калифорния в целом, традиционно считается плодородной 'делянкой' демократов; именно поэтому борьба Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) и Барака Обамы (Barack Obama) за поддержку Голливуда приобретает такую остроту и ожесточенность. И в общем они совершенно правы, уделяя ему столько внимания. По уровню доверия политикам - да и любой общественной прослойке - далеко до кинозвезд. Почему их считают воплощением всех добродетелей - для меня загадка. Все, что мы знаем о 'столпах' Голливуда (что прошлых, что нынешних), скорее говорит о том, что большинство из них либо слегка не в себе, либо сидят на наркотиках - либо и то и другое.

Естественно, имя несравненного Джорджа Клуни в этой связи поминать всуе не годится. Да, он зарабатывает кучу денег, рекламируя 'Мартини' и пиво 'Будвайзер', однако эти веселящие напитки не только разрешены законом, но и необходимы для развития американской экономики. Таким образом, продвижение таких брэндов явно относится к сфере общественного долга, и ничуть не противоречит вполне искренним заявлениям г-на Клуни о том, что в жизни его интересуют лишь искусство и поиск истины.

Джек Валенти всегда настаивал - ничего странного в этом 'браке' политики с шоу-бизнесом нет. Он частенько говаривал: 'У политиков и кинозвезд общие гены'. И в этом есть доля истины. Суть актерского таланта - заставить зрителя себе поверить. Что же касается величайших актеров, то они к тому же способны улавливать эмоции зрителей, устанавливая с ними необычайно прочный контакт. Мало кто из политиков не жаждет обладать этим умением - и еще меньше таких, кто (как Тони Блэр, к примеру) хоть немного им обладает.

Был, конечно, из ряда вон выходящий случай - я говорю о Рональде Рейгане, живом и победительном воплощении афоризма Джека Валенти. К Рейгану, особенно в нашей стране, часто относятся свысока, считая наглядным примером того, каким конфузом оборачивается вторжение актеров на политическое поле. Его называют 'пустышкой', человеком, способным лишь с выражением прочесть то, что для него написали другие, не понимая подлинного значения произносимых слов.

На самом же деле Рейган был куда более одаренным политиком, чем актером; а уж простой 'копилкой' для заемных идей его уж точно считать нельзя - он отличался самой твердой принципиальностью. Он не просто 'играл' человека, страстно отстаивающего свою точку зрения, а действительно говорил то, что думал. Поэтому, назвав СССР 'империей зла', президент поверг в смятение некоторых своих политических советников, предпочитавших, чтобы он не вел себя уж настолько искренне.

Возможно, Джорджу Клуни - несмотря на явное неприятие всех идей, за которые стоял Рейган - стоило бы на прошлой неделе, комментируя российский демарш против него, позаимствовать кое-что из арсенала сорокового президента США, а не отделываться шуткой: 'Похоже, я потерял свой шарм'. Уж что-что, а спектакль вышел бы потрясающий.