В настоящее время постоянные члены Совета Безопасности Организации Объединенных Наций ведут переговоры с Германией о формулировках резолюции, предусматривающей ужесточение санкций против Ирана. Как и в прошлые годы, против позиции Соединенных Штатов и Европейского Союза выступают Россия и Китай, не дающие ввести против Тегерана жесткие санкции.

Причины, по которым они занимают такую позицию, очевидны. При президенте Владимире Путине Россия вернулась к советской политике 'друг Америки - мой враг' и наоборот. Так Иран превратился в близкого друга России. Ждать помощи от Китая в этом вопросе тоже не стоит. Энергообеспечение Китая зависит от Ирана, и в последнее десятилетие из-за экономического роста Китая эта зависимость приобрела тотальный характер. Несколько лет назад между этими двумя странами был подписан договор об обеспечении Китая иранским газом, по которому в течение ближайших тридцати лет Тегеран получит от Пекина 75 миллиардов долларов - это самое крупное в мировой истории соглашение такого рода.

Поэтому мы должны задаться вопросом, есть ли вообще смысл ждать, пока с Китаем и Россией удастся договориться - может быть, просто пренебречь их позицией в этом вопросе? Мне ожидание представляется неэффективным и никому не нужным: ожидая, мы просто не достигнем необходимого нам результата - остановки иранского военного ядерного проекта.

Объем торговли между Ираном и Россией ничтожен: на Россию приходится всего два процента его внешнеторговых операций. Поэтому, даже если Россия присоединится к экономическим санкциям, это вряд ли усилит экономическое давление на Иран. Китай же вообще не вмешивается в международные споры, которые не касаются его напрямую. Китай еще не наложил вето ни на одну резолюцию Совета Безопасности, не влиявшую каким-либо образом на его интересы. К тому же, его зависимость от Ирана все растет.

Так что ждать просто нет смысла. США и ЕС могут самостоятельно принять ясное и недвусмысленное решение, которое к тому же можно будет тут же привести в исполнение. Иран торгует по большей части именно с США и Европейским Союзом, и поэтому последствия их решения с их стороны наложить на него жесткие санкции проявятся сразу же. Собственно, Иран уже сейчас чувствует давление на свою экономику. Уже оказывает свое действие решение некоторых американских штатов запретить своим пенсионным фондам вкладывать деньги в компании, работающие в Иране или ведущие дела с иранскими предпринимателями. То же можно сказать и о принятых недавно решениях европейских и американских банков закрыть кредитные линии как иранским компаниям, так и международным корпорациям, ведущим бизнес в Иране или с Ираном.

Эти решения и давление, которое они оказывают на иранскую экономику, уже вызвали значительное раздражение в тамошнем деловом сообществе: многие иранские бизнесмены уже чувствуют у себя на плечах тяжелую руку мирового сообщества. Готовится к тяжелым временам и тегеранское правительство, уже решившее перевести большую часть своих резервов из долларов в золото.

Начинают проявляться реальные сложности в иранской экономике. Одним из реально ощутимых результатов стало введение карточек на топливо - на один частный автомобиль отводится максимум 100 литров в месяц. Занимая одно из первых мест в мире по объему запасов нефти, Иран вынужден перерабатывать ее в топливо на иностранных заводах. Введение карточек воспринято в обществе крайне негативно: по стране прокатилась волна акций протеста, сотни бензозаправок подожжены. Беспокоят Тегеран и недавние акции протеста студентов - вот и еще одно подтверждение тому, что режим уже испытывает серьезные трудности. В общем, нет никаких сомнений: санкции уже действуют, и, по-моему, это самый лучший вариант.

Иран в корне отличается от ХАМАС, "Хезболлы", 'Исламского джихада' и даже от Сирии тем, что угрожает самому существованию Израиля. Поэтому Израиль должен сделать все возможное, чтобы не допустить появления у Ирана ядерного оружия. Конечно, Израиль может - и должен - готовиться ко всякому, но есть и довольно ясные альтернативы. Военное решение проблематично, сложно и опасно. К тому же, отчет американской разведки связал руки президенту Джорджу Бушу и серьезно сократил вероятность того, что он отдаст приказ бомбить иранские ядерные объекты.

Вот здесь и возникает вопрос, а что же делать Израилю? В 1981 году Израиль, как известно, совершил налет на иракский ядерный реактор 'Осирак', но сегодня ситуация совершенно иная: у нынешнего Ирана ядерных объектов намного больше. К тому же, Иран дальше от Израиля, чем Ирак: чтобы долететь до него, израильским истребителям придется пересекать воздушное пространство дружественных [Тегерану] стран, что само по себе уже проблематично.

Это, конечно, не означает, что Израиль не должен готовиться к осуществлению военного варианта. Израиль должен быть готов к любому сценарию развития событий. Тем не менее, необходимо отдавать себе отчет в том, что санкции - вариант не только более реалистичный, но и гораздо более действенный. Экономические санкции - реально работающий инструмент, под давлением которого капитулировал уже не один режим: можно вспомнить и режим апартеида в ЮАР, и ливийского диктатора Муаммар Каддафи (Muammar Gadhafi) - да и власти Северной Кореи вскоре радикально поменяют свою политику.

Решимость всего мира ужесточить санкции против Тегерана заставит и его выбросить белый флаг - и Иран откажется от своей амбициозной программы разработки ядерных бомб.

Сильван Шалом - депутат Кнессета от партии 'Ликуд'; в разное время занимал посты министра иностранных дел и министра финансов.

____________________________________________

Иран победил? ("The Economist", Великобритания)

На Западе царит разброд, а Иран делает что хочет ("The International Herald Tribune", США)

Иранские ядерные ракеты в медвежьих лапах ("New York Post", США)