Ежегодная конференция по безопасности в Мюнхене - прекрасный повод собрать вместе сливки военно-политического истеблишмента стран НАТО. Этот повод традиционно использовался для того, чтобы европейцы с американцами открывали друг другу глаза на реальность 'по нашу сторону океана'. Иногда они делают это, иногда нет. С окончания 'холодной войны' в Мюнхен начали приезжать и русские, хотя на них и до сих пор, по большому счету, смотрят как на незваных гостей.

Как бы там ни было, даже на этом мероприятии, устроители которого гордятся своей способностью заставить людей резать друг другу правду-матку - на чем в прошлом году так громко сыграл Владимир Путин, развернувший с этой площадки решительное наступление на внешнюю политику США - иногда встречаются вопросы, о которых предпочитают молчать. В этом году таким вопросом стала судьба Косово.

Нет, вопрос о надвигающейся декларации независимости этой мятежной территории, формально остающейся частью Сербии, естественно, был поднят. За это отдельное спасибо Борису Тадичу (Boris Tadic), только что переизбравшемуся на второй срок в качестве сербского президента. Он весьма эмоционально призвал всех присутствующих не торопиться с признанием нового государства.

Однако ответом ему было гробовое молчание. Никто не хотел обсуждать ни то, что может произойти после отделения Косово, ни то, что в такой ситуации им следует делать.

Такое впечатление, что с этим проблемы у обеих сторон. Тадич и сербское правительство никак не желают сколько-нибудь конкретно заявить, как и чем они могут ответить. Что же до союзников по НАТО, включая и Америку, и большую часть стран Европейского Союза, то они просто хотят, чтобы Сербия смирилась с отделением Косово как со свершившимся фактом, и попросту не хотят думать о том, что будет дальше.

Единственным человеком на всей конференции, кто не побоялся выступить по этому вопросу открыто, оказался Сергей Иванов, первый заместитель премьер-министра и бывший министр обороны России.

(выступление С.Б. Иванова на 44-й Конференции по политике безопасности - оригинал)

Иванов предупредил, что международное признание независимости Косово - он имел в виду признание Америкой и большинством ЕС - создаст опасный международный прецедент.

- Это будет вне рамок международного права и станет напоминать открытие "ящика Пандоры", - сказал он.

В то же время, Иванов - для разнообразия, видимо - решил не сверкать излишней самоуверенностью.

- По Косово у нас разногласия не потому, что Россия уперлась и решила поддерживать сербов - и все, - сказал он. - Мы не можем быть более сербами, чем сами сербы.

Естественно, он опроверг 'заблуждение, которое достаточно широко распространено в странах НАТО и Европейского Союза' о том, что за независимостью Косово тут же последует признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, отколовшихся от бывшей советской республики Грузии.

- Уверяю вас, Россия не собирается на следующий же день признавать независимость Абхазии или Южной Осетии, - сказал он.

Тем не менее, он продолжал говорить об 'эффекте домино', который может проявиться во всем регионе. Что бы это значило?

Во-первых, Республика Сербская вполне может объявить референдум об отделении от Боснии и Герцеговины. Если это произойдет, то будет сделан первый шаг к отказу от Дейтонских соглашений 1995 года, остановивших гражданскую войну в Боснии. Во-вторых, начать акции протеста в поддержку независимости может начать албанское меньшинство в Македонии.

Тадичу, скорее всего, очень не хочется подстрекать боснийских сербов к активным действиям. Он уже обещал, что не предпримет ничего для поощрения насильственного ответа на независимость Косово. Однако в Боснии еще осталось слишком много оружия, а охраняет его слишком мало солдат международных сил.

В Вашингтоне уверенно заявляют: чем быстрее Косово объявит о своей независимости, тем лучше для стабильности на Балканах. Однако гарантировать эту самую стабильность придется как раз Европейскому Союзу. А поскольку внутри ЕС есть и сторонники, и противники независимости Косово, то по этой теме планов составлено явно меньше, чем нужно.

В том, что Сербия сделает все возможное, чтобы пролоббировать нелегитимность независимости Косово, не может быть никаких сомнений. Она может, например, ввести торговое эмбарго на своих границах, хотя, если сербы отключат косоварам электричество, то оно отключится и в Македонии с Грецией.

Так что в обозримом будущем вопрос о юридическом статусе Косово, скорее всего, останется в подвешенном состоянии. Безопасность края будут обеспечивать 17 тысяч солдат НАТО и 1800 полицейских, судей и чиновников из ЕС, задача которых - создать в Косово новые институты. Правда, без экономики - а уровень безработицы в Косово где-то между 40 и 60 процентами, и экспорт покрывает лишь 6 процентов импорта - никакие институты все равно не приживутся.

- В самом худшем случае нас ждет перспектива несостоятельного государства, - говорит министр иностранных дел Швеции Карл Бильд (Carl Bildt).

Но для многих это явно не та перспектива, о которой хочется думать.

_______________________________________________

Независимость 17 февраля. Русские подготовили ответ ("Politika", Сербия)

Балканские интриги Путина ("Project Syndicate", США)

Греческая часть Кипра следит за действиями Косово ("The Financial Times", Великобритания)