Отказ Бюро по демократическим процедурам и прав человека от мониторинга российских выборов уже становится традицией. Российские претензии к наблюдателям сформулировал глава МИДа Сергей Лавров: "Никто не понимает, почему в случае с нами надо настаивать жестко и невежливо на том, чтобы за месяц приезжать и непонятно чем заниматься".

Надо понимать, что раньше наблюдатели приезжали на российские выборы, когда хотели, и занимались непонятно чем - при полном попустительстве российских властей. Результатом всех этих занятий непонятно чем были отчеты, содержавшие негромкую критику российской действительности, которую как в России, так и на Западе слышал лишь тот, кто хотел и лишь в той степени, в которой хотел.

В декабре прошлого года на невежливых наблюдателей, в конце концов, взглянули более серьезно, с точки зрения не так давно разработанной концепции "суверенной демократии". Сразу же выяснилось, что если от присутствия наблюдателей демократия, может быть, что-то и выиграет, то суверенитет уж точно пострадает. В чем, собственно, заключается ущерб суверенитету великой страны от приезда сотни наблюдателей, так и осталось неясным. Зато стало ясно, что фактический отказ допустить наблюдателей от Бюро по демократическим процедурам и правам человека ОБСЕ для наблюдения за думскими выборами для имиджа России еще хуже, чем самая нелестная оценка, которую эти самые наблюдатели могли этим самым выборам дать.

При этом все надежды на то, что отказ европейцев от мониторинга будет воспринят в мире как глупый каприз, не оправдались: никого не смутили пространные объяснения чиновников Центризбиркома, что, дескать, наблюдатели не умеют заполнить визовые анкеты. При этом было совершенно ясно (как, впрочем, и сейчас), что никакая "оранжевая революция" России не грозила и не грозит, а потому все ассоциации с Украиной конца 2004 года притянуты за уши. Да и в событиях на Украине роль наблюдателей не стоит переоценивать - если бы Ющенко и Янукович не были реальными соперниками, если бы за каждым из них не стояли свои элиты, то и голос наблюдателей не был бы так весом.

В России в этом смысле все тихо, никакой элите и в голову не придет пойти за тем же Каспаровым - разве что в камеру на пять суток. Наблюдатели могли объявить выборы хоть десять раз сфальсифицированными, хотя столь резких оценок от наблюдателей вряд ли имело смысл ожидать, все же наблюдатели - не "Другая Россия". Избранным же депутатам, равно как и избирателям, по большому счету, все равно, что там подумает Европа: Дума - это инструмент для внутреннего пользования, к тому же в последнее время сугубо декоративный. Так не все ли равно, кто там кому сколько процентов нарисовал при какой реальной явке.

Но президентские выборы от думских все-таки отличаются. Набрав 7% голосов, партия может претендовать на 31-32 депутатских мандата. Кандидат в президенты, набрав столько же, может идти домой пить чай, забыв о Кремле как минимум на четыре года. Отсеяв мало-мальски неудобного Касьянова, который, будучи зарегистрирован, претендовал бы никак не на пост президента, а максимум на эфирное время для того, чтобы говорить неприятные для власти вещи на всю страну, Центризбирком, можно сказать, заранее справился с поставленной задачей обеспечения преемственности курса. Но благостную картину опять испортили капризные европейцы.

Они, как выяснилось, обиделись, но не сильно, и в любой момент готовы помириться с суверенным ЦИКом суверенной России. Они, оказывается, любят наблюдать чужие выборы и очень огорчаются, когда их, по их мнению, вынуждают отказываться от этого удовольствия. И вот председатель Центральной избирательной комиссии Владимир Чуров ведет изнурительные переговоры, избегает журналистов, торгуется за каждый день пребывания миссии БДИПЧ в России и, скрепя сердце, соглашается на увеличение количества наблюдателей с 70 до 75 человек.

При этом все доводы представителей БДИПЧ о том, что методики Бюро рассчитаны на как минимум двухнедельный мониторинг общегосударственных и региональных СМИ, что предполагает приезд основной группы наблюдателей 15-го, а никак не 20 февраля, так и не были услышаны. При этом никто так и не объяснил, что мешает российским властям дать наблюдателям те самые две недели, на которых они настаивали с самого начала переговоров, поскольку возможность соблюдения методики мониторинга есть основное условие его проведения.

Константин Косачев, председатель комитета по международным делам как прошлого, так и нынешнего состава Госдумы, упрекал тех наблюдателей, которые все же приехали на декабрьские выборы и затем дали им нелестную оценку, именно в том, что суждение свое они вынесли не на основании серьезных методик наблюдения, которые есть лишь у БДИПЧ. И вот, когда БДИПЧ просит обеспечить ему возможность применить эти самые "серьезные методики", ЦИК ему в этом отказывает.

При этом, проявив излишнюю строптивость и вновь захлопнув двери перед носом наблюдателей, Центризбирком России буквально на пустом месте создал хоть и небольшую, но проблему Дмитрию Медведеву, который элегантно не опровергает слухов о своем либерализме, открытости и симпатиях к Западу, и которому вряд ли хотелось прийти в Кремль по результатам выборов, которые сопровождались бы очередной российско-европейской склокой вокруг таких понятий как "демократия", "свобода" и "легитимность". Т.е., вокруг тех самых "европейских ценностей", которые якобы в равной степени разделяют как Россия, так и ее европейские партнеры. Мало того, полку "отказников" на этот раз прибыло: вслед за Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ от мониторинга российских выборов отказалась и Парламентская Ассамблея этой организации.

Можно сколь угодно долго спорить о достоинствах и недостатках Дмитрия Медведева как нового президента России, но в условиях той "конкуренции", которую ему обеспечила российская власть, он просто обречен на победу в предвыборной гонке. Так зачем Медведеву выигрывать выборы, которые в Европе назовут "непрозрачными" и "нечестными", когда он мог столь же легко выиграть выборы нормальные, на которых присутствовали бы наблюдатели от БДИПЧ и ПА ОБСЕ?

Владимир Путин, кстати, оба раза становился президентом по результатам выборов, проходивших с участием международных наблюдателей, и никому ни в России, ни на Западе и в голову не пришло упрекать его за это или предполагать, что их присутствие на избирательных участках могло даже теоретически украсть у него победу, а у России - суверенитет. Для упреков же Дмитрию Медведеву теперь есть повод, и, если наступит подходящий момент, об этом поводе вспомнят. Вспомнили же в ПАСЕ о том, что Михаил Маргелов, претендовавший на пост председателя этой организации, не только никогда не выигрывал ни одних выборов, но даже не участвовал в них.

На этом отнюдь не благостном фоне председатель Центральной избирательной комиссии Владимир Чуров заявляет, что его "не устраивает скучная избирательная кампания". Видимо, дабы рассеять эту скуку, и была закручена интрига вокруг переговоров с БДИПЧ. Но веселого во всем этом как-то все равно мало.

___________________________

Наблюдатели отказываются от присутствия на российских выборах ("The Washington Post", США)

Европейские наблюдатели могут отказаться от присутствия на российских выборах ("The Washington Post", США)