15-го февраля в Грузии оппозиция объявит днем национального неповиновения и может поднять новую волну протеста. В случае если Саакашвили и его команда откажутся выполнить требования Меморандума, предъявленного оппозицией.

'Команда Саакашвили думает, что все прошло. Это не так. Они ответят за все: за глаза моей 13-летней дочки, которая на уличном экране увидела ту мерзость, которая передавалась обо мне. Ответят те, кто говорит, что я был 'мхедриони'. Ни в каком перевороте я не участвовал, так как 17-го сентября был арестован и вышел из тюрьмы 27-го декабря. Центр Тбилиси уже был сожжен, и шла гражданская война.

Гию Чантурия и меня арестовали именно потому, что мы противодействовали тому, чтобы Китовани 'пожаловал' в Тбилиси. Когда мы поднялись на Шавнабаду, Чантурия сказал им: чтоб я ноги вашей не видел в Тбилиси, на второй день Гию арестовали, на третий - меня. А ведь мы действительно могли бы противостоять этим карликам', - заявил в интервью 'Georgian Times' один из лидеров объединенной оппозиции Гога Хаиндрава.

- Лидеры оппозиционных партий подписали Меморандум из 17-ти пунктов. Что это - ультиматум, предъявленный оппозицией власти?

- Предел, за которым нет элементарных условий для полноценного существования общества, хаос, противостояние, беззаконие. Удовлетворение требований Меморандума необходимо для того, чтобы страна продолжила путь цивилизованного, демократического развития.

То, что произошло 5-го января, было абсолютной аномалией и возвратом назад, в кошмарную советскую действительность, где никто не считается с общественным мнением и на бумаге оформляет тот результат, который устраивает власть. К сожалению, сегодня у власти находятся люди большевистской ментальности, 'достойно' продолжившие стиль самого худшего правления советского времени.

Назначением Эки Ткешелашвили генеральным прокурором Саакашвили фактически вновь объединил прокуратуру, МВД и службу безопасности, как это было в советский период. И тем самым еще больше укрепил эту систему насилия.

Эка Ткешелашвили возглавляла Тбилисский апелляционный суд во время процесса Гиргвлиани, и лично по несуществующей статье осудила лидера 'Института равенства' Ираклия Какабадзе, а также Лашу Чхартишвили и Дато Далакишвили.

- Разговор с властью на языке Меморандума может оказаться результативным?

- С этим руководством можно говорить только на языке Меморандума, так как у нее нет ни глаз, ни ушей, ни разума. Единственное, что у нее есть, - неутолимая жажда власти и большие финансовые аппетиты. Думаю, никогда, вероятно, даже в период Шеварднадзе, элитарная коррупция не достигала таких масштабов.

Товарищ Ломая: если думаешь, что кто-то забыл про те 40 миллионов, которые 'испарились' когда ты был министром образования, и что исчез акт, составленный Палатой Контроля, то ты ошибаешься.

Товарищ Угулава: никто не забыл исчезнувшие 122 миллиона. Есть документы и акты. Не думайте, что мы не знаем, как исчезла солидная часть средств, выделенных на обновление дорог, разговорами о ремонте которых нам прожужжали уши.

Товарищ Арвеладзе: ты не сможешь укрыться ни за каким бизнесом, тебя и твоих приспешников мы выведем на чистую воду.

На совести этих людей столько зла, беззакония, грехов, что, думаю, единственное, что им осталось, - удовлетворить требования, выдвинутые в адрес власти общественностью и озвученные оппозицией.

- Документ полностью отражает настрой общественности?

- Думаю, что ни одному здравомыслящему человеку не придет в голову, что оппозиция выводит на митинги 150-200 тысяч человек. Мы и раньше требовали наказания убийц Гиргвлиани, Робакидзе, Вазагашвили. но больше тысячи человек собрать не могли. Хотя и на тех акциях мы были теми же, кого видели на митингах протеста осенью минувшего года и видят сегодня.

- С поста министра вы ушли после участия в акциях протеста в связи с убийством Гиргвлиани или вас вынудили уйти?

- У меня есть совесть, есть ребенок, и я живу в стране, где много молодежи. Буду я во власти или вне власти, - я должен быть честен перед обществом, детьми, семьей, близкими. С человеком, который ставит кресло выше своей совести, справедливости, благополучия детей, случится то же самое, что с властью Саакашвили.

- Члены парламентского большинства делают относительно Меморандума осторожные, умеренные комментарии. Чем вы это объясните?

- 'Хозяин' еще не дал им директиву, что говорить. Как только они получат распоряжение, зачирикают. Они - такое же большинство, как я - китайский император. Эти 149 членов парламента Грузии - не большинство, а бесстыдство. Именно поэтому они не высовывают носа на улицу и ходят только в 'элитарные' места.

- Общественный заказ - это чтобы оппозиция противостояла власти единой силой. Готовы ли вы к выполнению этого заказа?

- Общественность хочет, чтоб в стране закончилась пора несправедливости, насилия, выборочного права. Кроме этого, есть множество и других требований. Их выполнение базируется на трех основных пунктах: справедливый суд, свобода СМИ, а также прозрачные, справедливые выборы, проведение которых возможно лишь на основе демократичного избирательного кодекса сформированной на паритетных началах избирательной комиссией.

Нынешнее законодательство дает такие возможности манипулирования, что с каким бы результатом ни завершились выборы, победителем все равно будет 'Национальное движение'.

- О Саакашвили вы обычно говорите как о президенте де-факто. Как это воспринимает международное сообщество?

- Перед международным сообществом мы осрамились. С парламентской трибуны Совета Европы швейцарский депутат спросил у президента Грузии - почему вы украли голоса у собственного народа? То есть Саакашвили обвинили в воровстве.

- В рекламных роликах показывали Саакашвили, который прослезился от сочувствия к своим нуждающимся согражданам. Он также заявил, что плакал, когда увидел кадры разгона манифестации 7-го ноября.

- Если его так волновала судьба нуждающихся, он бы израсходовал 450 миллионов лари не на избирательную кампанию, а в помощь нуждающимся. Знаете, сколько стоит эта реклама и сколько денег потрачено зря? О каком преодолении бедности можно говорить, когда плата за газ и электроэнергию населению утроилась. Так власть стремится изъять из кармана у населения средства, потраченные на выборы. А это значит, что проект по преодолению бедности будет столь же показным, как и все другие.

- После 15-го февраля может быть объявлено о национальном неповиновении?

- Акции действительно могут принять перманентный характер. Но национальное неповиновение трудно осуществить в стране, где массовая безработица. Однако, когда в такой маленькой стране, как Грузия, на акцию выходят 200-250 тысяч человек и протесты все набирают силу, это не что иное, как неповиновение.

- Но власть старается этого не замечать...

- Это - не власть, а криминальная группировка, которой обстоятельства помогли захватить власть. Она (власть) совершила много беззакония и знает, что ее сейчас ждет: привлечение к ответственности за все совершенные преступления. Большая часть моей жизни прошла в советский период, я жил в стране лжи, но столько лжи, сколько позволяет себе нынешняя власть, не позволяли даже советские чиновники. А телевидение было точно таким, как многие действующие сейчас телевизионные компании. Белое выдают за черное, информацию передают выборочно, только ту, что их устраивает. Не стыдно им смотреть в глаза близким?

- Саакашвили заявил, что готов к сотрудничеству с оппозицией. Насколько искренне выглядит это предложение?

- Все это - сказки. Вскоре после этого заявления, выступая в Парламентской ассамблее Совета Европы, он сказал: мы потому разогнали акцию 7-го ноября, что эти люди планировали государственный переворот, и мы защищали себя. Одну руку он протягивает нам, а в другой подготовил наручники...

- Когда вы стояли рядом с ним, он не был таким плохим?

- Я с Саакашвили рядом не стоял, это он стоял рядом со мной. В ноябре 2003-го года я пошел на акцию не ради Саакашвили, а против болота, в которое Шеварднадзе завел Грузию.

- А в итоге получили еще большее болото?

- Получили власть насилия. Но, видимо, и этот этап надо было пройти. А сейчас переходим в следующий этап, как говорится в слогане 'Республиканской партии' - на этап 'Грузия без отбросов Шеварднадзе'. Удалим из власти отбросы Шеварднадзе и 'Союза граждан'.

Хочу напомнить заявление Саакашвили, сделанное им в 2004-ом году при представлении правительства, и сказать ему - пусть оглядится и заинтересуется бизнесом своих министров, а также тем, на каких машинах ездят их жены.

- Был период, когда заинтересовались и вашим имуществом.

- Декларацию на имущество я заполняю уже пять лет. И все могут убедиться в том, что собственность, которой я владел до того, как занял пост министра, может, в чем-то убавилась, но не прибавилась. Власть интересуется не только моим имуществом, интересуется даже моим дыханием. Не дают покоя: всюду следуют за нами, говорю, чтобы они услышали: я к этому привык, и вы меня не запугаете!

Всю жизнь я работаю. На службе у страны нахожусь еще с 1981-го года, с того времени, когда многие политики еще бегали в красных галстуках, и в них бились комсомольские сердца, а Нино Бурджанадзе рапортовала комсомольским боссам. Пусть поместят на одной стороне биографии половины представителей парламентского большинства, а на другой - мою. Посмотрим, кто успешнее служил стране, а то в бизнесе я никак у них не выиграю.

- Похоже, вы в обиде на Нино Бурджанадзе, почему?

- У нас председатель парламента, у которой нет элементарного юридического образования. Она оклеветала меня, заявив: с людьми, уличенными в сотрудничестве с иностранными спецслужбами, у меня не будет никаких отношений.

Пусть Бурджанадзе ответит и докажет, кто и когда разоблачил меня? Хочу, чтоб госпожа Бурджанадзе знала, за такую клевету я обязательно привлеку ее к ответу. Непременно увидим, кто больше предан стране, 'леди' Нино или 'разоблаченный как агент' Хаиндрава.

- Объединенная оппозиция примет участие в парламентских выборах единым списком?

- Это пока неизвестно. Мы еще не работаем в избирательном режиме. На данном этапе единый национальный совет и другие оппозиционные партии придерживаются одной позиции. И Меморандум подписали почти все оппозиционные партии. Что касается парламентских выборов, в этих условиях и на основе этого законодательства проводить парламентские выборы нет смысла. Вначале изменим законодательство, а потом поговорим о стратегии и тактике. Что касается единства национального совета, оно непременно сохранится.

- Что произойдет в том случае, если власть не учтет ваши требования?

-Что произойдет, если Саакашвили не удовлетворит требования народа, об этом пусть печалится он сам. Он должен дать ответ не оппозиции, а избирателям. Именно с ними он должен выяснить отношения. Я же разберусь в отношениях с Саакашвили и его командой тогда, когда в Грузии будет справедливый суд. Все, Бурджанадзе, Таргамадзе, Гварамия, понесут ответственность за ту клевету, которая лилась с телеэкрана или с экранов, установленных в центральных кварталах города.

- Одно из требований Меморандума - освобождение политзаключенных. Кого вы имеете в виду?

- Шалву Рамишвили, Мераба Ратишвили и, конечно же, Ираклия Окруашвили, который преследуется по политическим мотивам. Что касается Гелбахиани и Патаркацишвили, в их делах много вопросов. Непонятно, с чем имеем дело, чья вина больше и от кого в действительности исходили предложения. Это обязательно будет установлено, но не в условиях нынешней власти. Смешно доверять расследованию, которое проводит власть, которая сама криминальна. Что расследуют бандиты?

Если у Саакашвили было бы 200 тысяч человек, он ворвался бы в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, выпил чай Схеффера и сказал, что мы стали членами НАТО, также как ворвался сюда.

- Вам не раз напоминали, что вы вместе с 'Мхедриони' участвовали в государственном перевороте.

- Я не был 'мхедриони' Одной из причин моего и Гии Чантурия противостояния с Джабой Иоселиани был тот беспредел, который от имени 'Мхедриони' учинил криминалитет. В действительности эта организация никогда не была такой многочисленной. Настоящие 'мхедриони' пали на поле битвы. А их места заняли бандиты, террористы и рэкетиры.

Никогда не был ни в Зугдиди, ни в районах Цаленджиха и Чхороцку. В перевороте не участвовал. Те, кто говорят о государственном перевороте, пусть лучше посмотрят на свою команду.

Свержение Звиада Гамсахурдиа устроили его собственный премьер-министр, министр обороны и председатель комитета по обороне и безопасности Важа Адамия. До начала гражданской войны оружие было у них, а не у оппозиции. Так что, это - клевета, целенаправленно распространяемая в эфире различных телекомпаний. Я никого не никого свергал.

- Эта кампания, вероятно, сыграла определенную роль в подготовке того инцидента, который произошел в Зугдиди с лидерами объединенной оппозиции?

- В Зугдиди ничего не случилось. Константинэ Гамсахурдиа и меня люди встретили овациями, но там было и несколько провокаторов, тех, кто жестоко избил депутатов Бежана Гунава и Бидзину Гуджабидзе, и это увидел весь мир. Виновных в этом полицейских и активистов только оштрафовали на 400 лари. В то время как Зеикидзе, поцарапавшего человека старше себя на 10 лет, приговорили к 10-ти годам заключения. А мальчика, укравшего велосипед, отправили в тюрьму на 14 лет. Именно после этого инцидента в Зугдиди я сказал, что власть является террористической группировкой.

______________________________________

Конец одной диктатуры, или Грузия до, во время и после выборов ("Украинская правда", Украина)

Саакашвили побеждает на выборах в Грузии, а оппозиция объявляет голодовку ("The Independent", Великобритания)