Как сказал бы в свое время император Франц-Иосиф, незначительные события на Балканах зачастую приводят к большим потрясениям.

Итак, у нас есть хорошая новость - на проходивших на прошлой неделе в Сербии президентских выборах, ультранационалист Томислав Николич (Tomislav Nikolic) проиграл действующему президенту Борису Тадичу (Boris Tadic), избранному, таким образом, на второй срок. Г-н Тадич связывает будущее Сербии с Европейским Союзом.

Теперь настала очередь Запада проявить благоразумие и ответственность - в особенности в связи с взрывоопасным вопросом о Косово - южной провинции Сербии, населенной православными христианами-сербами и мусульманами-албанцами.

В весьма жесткой по тону статье, опубликованной в Washington Times, бывший госсекретарь США Лоренс Иглбургер (Lawrence Eagleburger), бывший заместитель министра обороны Питер Родмэн (Peter Rodman) и бывший постоянный представитель США при ООН Джон Болтон (John Bolton) выразили сомнение в оправданности того пыла, с которым внешнеполитическое ведомство Джорджа Буша поощряет Косово провозгласить независимость в одностороннем порядке. Это штормовое предупреждение - по их мнению, провозглашение независимости может спровоцировать кровопролитие в крае и привести к кризису в отношениях с Россией - следует, как минимум, учесть.

Косово входило в состав Сербии еще до Первой мировой войны, на его территории находится много почитаемых сербами древних монастырей. Вопрос о статусе края уже привел к кризису правящей коалиции в Белграде.

Отрывать территорию от страны, входящей в ООН, означает создать опасный прецедент. К тому же, трудно было бы выбрать менее подходящее время. Никому не нужен кризис в Косово сейчас, когда НАТО не хватает войск для Афганистана, и при этом она вынуждена держать 16,000 солдат в этой автономной провинции Сербии. Взрыв в Косово станет для наших робких европейских союзников хорошим предлогом для того, чтобы сократить свои контингенты в Афганистане.

Косовские сепаратисты не обращают внимания на экономическую составляющую действительности. В Косово есть уголь, свинец и рабочая сила, но располагаются эти ресурсы в самом отдаленном уголке Европы, куда редко забредают туристы. Кого-то могли бы привлечь сохранившиеся сербские православные монастыри, но в более спокойной обстановке. С тех пор как Европа безжалостно дала понять, что Европейский Союз предназначен только для христианских стран, возможно, у Косово остался единственный шанс присоединиться к европейскому экономическому пространству - войти в него как часть Сербии.

Разумеется, получив независимость, Косово может по примеру Албании стать вместо этого 57 членом Организации 'Исламская конференция'. Потенциально, это дает возможность получить от нее финансовую помощь, но Запад будет обеспокоен - ведь помощь означает и политическое влияние.

Провозглашение независимости Косово дестабилизирует других друзей Америки на Балканах. Босния столкнется с новыми попытками самопровозглашенной 'Сербской республики' покинуть порожденную Дейтонским соглашением структуру. Беспокойное албанское меньшинство Македонии также может в очередной раз задаться вопросом, что оно делает в одном государстве с православными славянами.

Не стоит пренебрегать и тем, как все это скажется на Центральной Европе. В Венгрии, Румынии, на Украине и в Греции обитает немало национальных меньшинств, радикальные представители которых мечтают о том, чтобы перекроить политическую карту. Никосии противостоит самопровозглашенная 'независимая' турецкая республика Северного Кипра. Расположенная на Черном море Грузия, которую мы стараемся поддерживать в борьбе против российских амбиций, сталкивается с претензиями Абхазии - сепаратистского мусульманского региона на севере.

Честно говоря, недоверие косовских албанцев к Белграду понять можно. С 1997 по 1999 год, президент Сербии Слободан Милошевич пытался противостоять вооруженным формированиям Армии освобождения Косово с помощью грубой силы и военных акций, a когда вмешалась НАТО, начал нелепые и преступные этнические чистки, выгнав десятки тысяч мусульман из их домов. За это и за другие преступления бывший президент Сербии предстал перед Военным трибуналом ООН в Гааге.

Однако Милошевич мертв, и западным странам следует признать, что ситуация изменилась. Сербские правозащитники, противостоявшие Милошевичу в те времена, когда это было опасно, сегодня не изменяют своим принципам и свидетельствуют о трудностях и угрозах, с которыми предстоит столкнуться в независимом Косово проживающему там сербскому меньшинству.

События марта 2004 года не оставляют места для ложного оптимизма и надежды на спокойное будущее провинции. Тогда в городе Митровица на севере края были убиты трое албанских детей, после чего через все Косово прокатилась волна антисербских выступлений. Погибло 19 мирных граждан, более тысячи было ранено, начались поджоги сербских домов, монастырей и церквей. Независимость не излечит от этой межэтнической напряженности. Трудно понять, каким образом гуманитарная интервенция НАТО 1999 года, предпринятая для борьбы с этническими чистками, морально согласуется с нынешним равнодушным отношением к перспективе ответных чисток.

Обострение албанского национализма угрожает и другим этническим группам, населяющим Косово. Представители мусульманских меньшинств, таких как босняки, горанцы, турки и египтяне, а также цыгане (рома) и ашкали, уже сталкивались с насилием и дискриминацией со стороны албанского большинства.

На переговорах о будущем Косово бывший президент Финляндии Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari) - заметная фигура в международной политике - предложил для Косово модель независимости под международным контролем, аналогичную Дейтонским рамочным соглашениям по Боснии.

Согласно этому плану, органы власти Косово должны будут включать в свой состав представителей от каждого из этнических меньшинств. Международные чиновники будут обладать решающим голосом в конституционном суде и в организациях, надзирающих за образованием. Сербское население Косово сможет поддерживать отношения с правительством Сербии. Также предусматривается постоянное международное военное присутствие. И, что самое главное, как и в Боснии 'представитель международной администрации' сможет отменять законодательные и административные акты местных органов власти и увольнять некомпетентных чиновников. Эти меры могут быть отменены только по достижении окончательной стабильности.

Однако осуществление этого плана, как и в случае с Боснией, требует принятия резолюции Советом Безопасности согласно седьмой главе устава ООН. При этом маловероятно, что вновь образованное государство, охваченное горячкой независимости, с радостью уступит право принятия решений международным ревизорам. К тому же, любая резолюция Совета требует согласия России.

Таким образом, вариантов остается не слишком много. Демократические страны могут потребовать от Косово конституционных гарантий в обмен на международное признание. Однако проконтролировать их соблюдение будет непросто. Резолюция Совета Безопасности ООН N1244, принятая во времена военной операции НАТО, не относится к ситуации после получения независимости.

Иногда кризис помогает сосредоточиться. Президент и госсекретарь должны подумать о более практическом варианте выхода из сложившейся ситуации. Америка и ее союзники, действуя через Совет Безопасности ООН, могут предоставить Косово надежные международные гарантии политической автономии при формальном нахождении в составе Сербии. В сочетании с планом Ахтисаари даже Белград и Москва, скорее всего, будут готовы принять эти гарантии.

Это даст Косово все, что край получил бы, добившись формальной независимости, или даже больше. Автономия может включать в себя право заключать некоторые типы международных соглашений. Она может позволять прием международных наблюдательных миссий. Автономия может предоставить больше возможностей, чем будет у неполноценного государства, неспособного даже вступить в ООН из-за российского вето.

Даже если предоставление Косово независимости неизбежно, лучше будет, если край получит ее в той форме, с которой Сербия и Россия могли бы смириться.

Рут Веджвуд - преподаватель международного права и дипломатии в Университете имени Джона Хопкинса (Johns Hopkins University)

____________________________________________________

Косово: никто не хочет думать о том, что будет дальше ("The Financial Times", Великобритания)

Избежала ли Европа войны? ("The Washington Times", США)