Каждый раз, когда Соединенные Штаты Америки получают шанс выбраться из той западни, которую они устроили себе в Гуантанамо, дверь захлопывается у них перед самым носом.

На этой неделе Пентагон решил потребовать вынесения смертного приговора для шести человек, которых он обвиняет в терактах 11 сентября, а также рассмотреть их дело в вызывающем массу споров и возражений военном суде, который он сам по такому случаю учредил. Это одна из самых глупых ошибок, которые совершала администрация Буша.

Все, что касается Гуантанамо, это оскорбление тех ценностей, которые США, как они сами заявляют, отстаивают в войне с террором. Содержание под стражей в течение многих лет сотен людей без предъявления им обвинений; постоянно меняющиеся правила 'военных комиссий', которые применяются лишь в отношении тех немногих лиц, которых будут судить; пытки, использовавшиеся в отношении этой шестерки, в чем признается сама администрация - все это является покушением на конституцию США.

Стыдно смотреть на то, как самая сильная в мире держава суетится на краю маленького соседнего острова, с лидером которого она даже не разговаривает, делая это с единственной целью - обойти собственные законы и принципы.

Но, выдвигая обвинения против этих шести людей, Соединенным Штатам следовало бы заручиться поддержкой и сочувствием всего мира. 11 сентября 2001 года мир содрогнулся и инстинктивно почувствовал симпатию к Америке. Она могла сохранить такую симпатию к себе, если бы проводила суд над подозреваемыми в организации терактов в общепризнанных судах в соответствии с принципами справедливости, которые сформулировали ее отцы-основатели.

Вместо этого Америка загнала себя в невыгодное положение, подвергнув своих пленников судебным разбирательствам в новых судах, работающих по непонятным правилам. Судебные процессы в Гуантанамо, которые уже стали самыми медленными в мире, просто затрещат по швам под вполне оправданным правовым давлением, и мир будет считать, что на скамье подсудимых должны сидеть США, а не подозреваемые в совершении терактов 11 сентября.

Мне довелось провести неделю в Гуантанамо в апреле 2006 года, когда начинались досудебные слушания первой десятки заключенных, против которых выдвигались обвинения. Мы четыре года видели на экране людей в оранжевых комбинезонах, но услышать их нам довелось впервые. То, что США поставили себя в очень затруднительное положение, было ясно с самого начала.

В зале судебных заседаний все было на военный лад: на стене висели эмблемы пяти видов вооруженных сил; судьей, или 'председательствующим офицером', был флотский капитан первого ранга; обвинитель был из ВВС, а защиту представляла команда из сухопутных войск. Все они были в военной форме. Но в этой атмосфере абсолютного порядка и контроля, когда из блокнотов удалили даже стальные проволочные спирали, чтобы предотвратить бог знает какую воображаемую угрозу, сам процесс судопроизводства превратился в хаос.

Двое заключенных сразу дали отвод своим назначенным Пентагоном адвокатам, заявив, что не признают законности этого суда. Судья приказал представителям защиты, которые также были военными, продолжать работу. Они же заявили, что желание их клиентов важнее его приказов. Суд прервал заседание, а адвокатские ассоциации штатов начали решать, имеют ли право адвокаты ответчика не подчиняться приказам старшего офицера. После этого они (крайне медленно) начали присылать свои отличающиеся друг от друга ответы, как это часто бывает, когда к делу привлекают 50 штатов. Из рядов зрителей на защиту адвокатов ответчиков начали выскакивать самые разные юристы, предлагая свои услуги на тот случай, если офицеров подвергнут суду военного трибунала. Заключенные, впервые за четыре года очутившиеся за стенами своих камер, были ошеломлены.

Эти проблемы накапливались с того самого дня, когда в январе 2002 года в Гуантанамо привезли первых узников. Но за четыре года работы этой тюрьмы, расположенной на берегу глубокой бухты в южной части Кубы, которой США владеют якобы по праву долгосрочной аренды, самым важным среди более чем семисот доставленных туда заключенных оказался личный водитель Усамы бен Ладена (Osama bin Laden).

В 2004 году администрация проиграла дело в Верховном суде против тех, кого держали в Гуантанамо без предъявления обвинений. Ей пришлось отказаться от утверждений о том, что поскольку база расположена за пределами американской территории, она находится вне рамок действия законов США. Закон о военных комиссиях от 2006 года (Military Commissions Act, 2006) смягчил два самых спорных положения о деятельности судов, вызвавших жесткую критику со стороны Великобритании: что обвиняемые не имеют права слушать предъявляемые против них доказательства и показания, если они считаются секретными; а также, что суд может принимать показания, полученные под пыткой. Американские дипломаты нашли хорошие доводы, заявив, что если другие страны согласятся принять этих неприятных людей у себя, то база будет закрыта в мгновение ока.

Но ставки снова поднялись в сентябре 2006 года, когда США привезли в Гуантанамо 14 'ценных' узников, включая предполагаемого организатора терактов 11 сентября Халида Шейха Мохаммеда (Khalid Sheikh Mohammed). Его захватили в момент редкого усиления взаимодействия и сотрудничества с Пакистаном. США признали, что все 14 заключенных содержались в тайных тюрьмах ЦРУ за границей. Это стало первым признанием существования таких тюрем.

На этой неделе, когда Пентагон выдвинул обвинения против этой шестерки, в том числе, против Халида Мохаммеда, все внимание оказалось прикованным к не устраненным недостаткам. Внимание это усилилось в связи со стремлением Пентагона добиться смертного приговора для обвиняемых. Именно это давно уже вносит разногласия в его отношения с европейскими союзниками.

У защиты не было времени для сбора доказательств. Права обвиняемых оспаривать доказательства и показания, а также вызывать свидетелей до сих пор четко не определены. Наибольшее беспокойство вызывает то, что обвинение намерено обойти возражение защиты относительно пыток обвиняемых. Оно утверждает, что допросы ЦРУ в ФБР повторялись без применения пыток. В ФБР, как говорят представители бюро, применялась проверенная временем методика налаживания взаимопонимания и доверия. Заключенных даже поили кофе.

Это очень слабая позиция. Соединенным Штатам с самого начала надо было рассматривать дела своих узников в авторитетных уголовных или военных судах. Тех, кому предъявить обвинения не удалось, надо было отпускать. Тем самым, США завоевали бы уважение мира, а также его симпатии. Но с легкостью отказавшись от собственных принципов, Америка нанесла огромный вред своей репутации.

_________________________________________

США: кризис мирового лидерства ("Al Hayat", Саудовская Аравия)

'Война с террором' служит оправданием глупости в геополитике ("The Guardian", Великобритания)

Что нам предстоит сделать в Ираке ("The Washington Post", США)