Свободная торговля с Польшей России не нужна

Как по мановению волшебной палочки исчезают установленные правительством ограничения для польских фирм на российском рынке. Эмбарго на польские товары, которое, как говорили в Москве, не имело политического подтекста, было отменено так же неожиданно, как и введено. Воскресают польские мечты о завоевании этого рынка. Возвращается повторявшийся в 90-е годы лозунг о том, что Польша может играть роль моста между Россией и Западом. Но нет ничего более ошибочного. Никакие мосты России не нужны. Скорее, Кремль хочет экспансии российских фирм за рубежом, и его не так уж интересуют иностранные инвестиции в Россию. В том числе, польские.

Нормальная ненормальность

Отмена эмбарго на польские товары - это возврат к некой норме. Хорошо, что это произошло. Однако говорить о 'переломе в двусторонних отношениях' нельзя. Не стал переломом и визит премьера Туска в Москву. На самом деле, российские власти склонны идти лишь на мелкие, с их точки зрения, уступки. По-прежнему не решен ключевой вопрос зависимости Польши от российских энергоносителей. Идея о том, что можно убедить Кремль отказаться от строительства Северного газопровода, совершенно нереалистична. Москва скажет 'нет' на предложение построить газопровод Amber через прибалтийские государства и Польшу в Германию. Максимум, что могут предложить россияне - это подключить Польшу к Северному газопроводу; в свою очередь на это не должны соглашаться польские власти. Москва считает стратегическим вопросом торговлю энергоносителями, а тактическим - например, продукцией сельского хозяйства. Во имя сохранения стратегических интересов она может лишь менять тактику.

Впрочем, достижение политических целей методом экономического давления - это не только польская проблема. Норвегия была наказана эмбарго на экспорт лосося за то, что береговая охрана этой страны задержала российский рыбацкий катер. В Осло капитана катера обвинили в браконьерстве, а в России он стал героем. Грузию за политические устремления наказали запретом ввоза на российский рынок вина и минеральной воды 'Боржоми'. Крошечная Абхазия не могла ввозить свой единственный экспортный товар - мандарины - потому что поддерживаемый Кремлем кандидат проиграл выборы в этой стране. Даже если теперь эмбарго на польские товары будет отменено, нельзя сказать наверняка, что политические ветры не подуют в другую сторону, а шлагбаумы на границе не опустятся вновь.

Российская полоса препятствий

Польский предприниматель, приехав в Москву, как правило, приходит в шок от цен и низкого качества продаваемых там продуктов. Так что теоретически возможности выхода на российские прилавки кажутся огромными. Такой иллюзии поддались и польские политики. Поначалу казалось, что все очень просто. Если килограмм яблок стоит в Варшаве 2 злотых, а в Москве - 2 доллара, то, казалось бы, сделать бизнес легко. Ничего подобного. Московский рынок практически закрыт, а конкуренция огромна. Чтобы войти на него, нужно иметь огромные деньги и большие связи. Прошли те времена, когда было достаточно приехать на 'Жуке' , полном джинсов, поставить его на Черкизовском рынке и за час продать весь товар. Такие истории, которые по сей день рассказывают польские бизнесмены, были в России возможны, но в начале девяностых.

Сегодня лучше обойти Москву стороной и инвестировать в провинции. Но даже в относительно богатом Санкт-Петербурге цены гораздо ниже, чем в российской столице - покупательная способность его жителей намного меньше. Иностранные бизнесмены, в том числе, поляки, как правило, забывают об этом и переоценивают размеры российского рынка. Они не помнят о том, что российский ВВП по-прежнему почти такой же, как у намного меньшей Голландии.

Я не раз наблюдал за конфликтами между мелкими польскими бизнесменами и российской бюрократией, милицией и мафией. Чаще всего они заканчивались поражением. Проблемы начинались уже на границе, когда оказывалось, что машины преднамеренно задерживаются до тех пор, пока весь товар не приходит в негодность. Когда житель Белостока перешел на яблоки, оказалось, что из-за взяток прибыль от продажи яблок даже не оправдала затрат.

Проблемой в России является бюрократия. Одна из самых больших в мире. Решение любого вопроса в кабинетах российских чиновников - это хождение по мукам. Чтобы зарегистрировать фирму, получить нужную визу или разрешение на работу, в очередях порой нужно стоять неделями. Разумеется, можно нанять местного юриста, который занимается только этим, но это значительно увеличивает расходы. Гарантированно сделать бизнес в России можно, взяв на работу т.н. 'крышу', то есть, опекуна, который защищает от чиновников налогового ведомства, милиции и... мафии. В 90-е годы самой лучшей 'крышей' были люди из города - гангстеры. Теперь самая лучшая 'крыша' - офицер милиции, а еще лучше - КГБ. Я знал хозяев польских фирм, которые, благодаря таким друзьям, успешно работали, несмотря на эмбарго на польские товары.

Участковые на 'Мерседесах'

Россия - по-прежнему страна бесправия. Суды практически не действуют, а коррупция - сильнее, чем во времена Бориса Ельцина. Красноречивый пример - история концерна Motorola. Шайка, состоявшая из высокопоставленных офицеров милиции, таможенников и сотрудников КГБ, конфисковала на границе партию телефонов этой фирмы общей стоимостью 17 млн. долларов. Первое обвинение: товар не аутентичен. Таможенники заявляли, что это высококачественные подделки. Motorola отреагировала решительно. В Москву приехали ее высокопоставленные представители со всеми возможными документами, свидетельствующими об аутентичности телефонов. Тогда государственное телевидение показало кадры оперативной съемки милиции, на которых была видна уничтоженная партия телефонов Motorola. На этот раз в качестве причины было указано 'несоответствие экологическим нормам'. Но на самом деле уничтожили лишь небольшую часть телефонов. Остальные попали на черный рынок. Даже Джордж Буш во время встречи с Владимиром Путиным на саммите 'большой восьмерки' замолвил слово за 'Моторолу'. Однако это не принесло результатов: Путин, человек года по версии журнала Time, награжденный за наведение порядка в России, или не заинтересовался этой историей или, что более вероятно, не может ничего поделать. Оказывается, что господствующее на Западе представление о том, что Путин - второй Пиночет, который, ограничивая демократию, наконец, наведет порядок, ложно. А преступников в погонах, как говорят, россияне, становится все больше. В Москве никого не удивишь тем, что участковый милиционер разъезжает на 'Мерседесе' последней модели.

Однако, несмотря на многочисленные проблемы, международные фирмы не уходят из России. Совсем наоборот, их там все больше. Motorola не покинула Москву, хотя понесла огромные убытки. Мировые фирмы смиряются с этим также потому, что в других регионах мира - например, в Африке и на Ближнем Востоке - еще хуже. В том числе и по этой причине поляки в российском бизнесе - это, главным образом, менеджеры, работающие в крупных мировых концернах, а не хозяева или представители польских компаний. И наверняка так будет еще долго - несмотря на отмену эмбарго на польские товары.

* 'Жук' - микроавтобус, выпускавшийся в 1958-1997 гг. на заводе FSC в Люблине - прим. пер. (Вернуться к тексту статьи)

___________________________________________

Поляки имеют право быть гордым народом ("Salon24", Польша)

В Москву через Киев ("Gazeta Wyborcza", Польша)