Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Алексей, за что мы ему крайне признательны

______________________________________________

Статья опубликована 22 августа 2000 года

Я не понимаю, что именно мне не дает покоя, но что-то такое есть. Два события происходят в одно и то же время, однако они вовсе не похожи друг на друга. В самом деле, едва ли они могли бы быть более несхожими: в Майнце на прошлой неделе дела шли все лучше и лучше, события развивались на редкость быстро, а в то же самое время в Мурманске люди рвали на голове волосы, думая о возможности спасения экипажа затонувшей подлодки "Курск" из глубин Баренцева моря.

В моем берлинском офисе телевизор не умолкает практически ни на минуту: обычно работает канал N-TV, похожий на младшего немецкого брата CNN. Новости с берегов Баренцева моря стали приходить в понедельник утром, если я правильно помню.

Сначала было не ясно, насколько серьезно происшествие, с которым мы столкнулись. Когда ситуация прояснилась, я представил себе, как у всех подкосились ноги: каково это, находиться на глубине ста метров в подлодке, ожидая в холоде либо спасения, либо медленной смерти.

Для N-TV, с его уклоном в сторону экономических новостей, ситуация явно была безумной. На прошлой неделе разыгралась другая драма - аукцион за получение лицензий на сети для мобильных телефонов третьего поколения, иначе называемые UMTS. Германия, затаив дыхание, следила, как на окраинах Майнца телекоммуникационные компании играли в покер фишками на миллиарды долларов.

Представители компаний или консорциумов, участвующих в аукционе, на время его проведения были заточены в небольших, аскетично обставленных комнатах в бывших казармах американской армии рядом с Майнцем. У каждого из них было в распоряжении по два телефона: один с выходом на головной офис организации, которую они представляют, другой с выходом на организаторов аукциона. Участники аукциона не могли даже выйти в туалет без сопровождающего, который должен был следить за тем, чтобы не было нечестной игры.

Само собой разумеется, что судьба 'Курска' и его экипажа была главной темой в Германии, да и везде тоже. Будут ли успешными попытки оказать помощь? Остался в подлодке ли кислород, или есть вообще хоть какая-то надежда? Сможет ли кто-нибудь вступить в контакт с выжившими членами экипажа, если таковые остались? Почему русские немедленно не приняли поступившие извне предложения о помощи?

В течение следующего часа ленты новостных агентств сообщили о самых последних, миллиардных увеличениях в ставках по UMTS. 63 миллиарда немецких марок утра понедельника выросли к вечеру до 78 миллиардов, потом до 86 миллиардов к концу вторника, и в среду сумма уже составляла 93 миллиарда.

Цифры на табло стали выходить за рамки человеческого понимания, и оживление было невероятным.

В четверг во второй половине дня, около 4-х часов пополудни, драма в Германии достигла своего апогея. Стремление телекоммуникационных компаний повышать ставки сошло на нет, а одновременно с этим закончился и аукцион в Майнце, с астрономическим результатом 98,81 миллиарда марок, что составляет примерно 300 миллиардов финских марок. Германия, а вместе с ней и N-TV, на пару часов впали в состояние эйфории. Эпитеты срывались с уст комментаторов, и беспрецедентная экономическая драма была завершена. На мгновение "Курск" был забыт и утонул на втором месте в освещении событий.

Пятница принесла возвращение к нормальному распорядку. Драма с "Курском" продолжалась. Телевидение опять показало картины российского флота, Баренцево море и политиков в Москве со скорбными минами. "Надежды практически не осталось", - повторял репортер с места событий из Мурманска.

По лицам немецких финансовых аналитиков, однако, можно было понять, что ситуация более-менее устаканилась. Они анализировали аукцион по лицензиям UMTS будто пребывая в состоянии посторгазменной релаксации.

Курск - это город в России. Обреченная атомная подлодка была названа так в честь грандиозного сражения, которое состоялось между Красной армией и войсками вермахта на Курской дуге в июле-августе 1943 года, что привело к провалу нацистской "Операции 'Цитадель'".

В общей сложности около 6000 танков, 4500 самолетов и приблизительно 2000000 человек были задействованы в самом крупном столкновении солдат и военной техники Второй мировой войны, в величайшей танковой баталии в истории. Сопротивление русских и решительная контратака положили конец наступлению немцев на Восточном фронте и расчистили путь к великому контрнаступлению Советов 1944-45 годов. Слово Курск в той же степени является составляющей национальной гордости русских, в какой Ватерлоо или Трафальгар - британцев.

Пока в Майнце принимали ставки на мобильные лицензии, в Мурманске молчание становилось оглушающим.

Два события этой недели не имеют между собой ничего общего, но нечто большее тревожит ум, чем судьба моряков и офицеров подлодки. Пожалуй, нарушает покой то, насколько явно две различные, но разыгравшиеся в одно и то же время драмы подчеркивают состояние двух государств: как победитель в войне стал побежденным в мирной жизни, и наоборот.

В одной стране люди празднуют триумф веры в технологию, в другой гордость лежит и умирает на дне моря.

______________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Алексей

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей