From The Economist print edition

Можно было бы сказать, что мы вернулись в годы 'холодной войны'. Япония жалуется на вторжение российских военных самолетов в ее воздушное пространство. Сообщается, что российские пилоты пролетели на бреющем полете над американским авианосцем. На фоне этих событий и возобновления учений российских ВВС и ВМФ в Атлантике и на Тихом океане Владимир Путин на этой неделе гордо предложил России вступить в новую гонку вооружений с Америкой. Кроме того, он пригрозил нацелить свои ядерные ракеты на Украину, если та присоединится к Польше и Чехии (которые уже числятся в списке его мишеней), помогающим Америке в размещении системы ПРО в Европе. Между тем, в самой стране держиморды из бывшего КГБ почти открыто угрожают российским сотрудникам британской культурной организации, оказавшимся между молотом и наковальней после отравления в Лондоне бывшего российского агента радиоактивным веществом, имеющим, по-видимому, российское происхождение.

Эта воинственная, задиристая Россия беспокоит западные правительства. Влиятельный вице-премьер Сергей Иванов снизил тон на мюнхенской конференции по безопасности, предложив Америке и России инициировать новую кампанию по контролю над вооружениями во всем мире. Но умудренные опытом западные эксперты мрачно напоминают, что привычка вести торговлю вокруг контроля над вооружениями появилась в годы 'холодной войны'. А слова Иванова о том, что Россия не стремится купить Европу за свои нефтедоллары, а лишь извлекает максимальную экономическую выгоду из своего (все более усиливающегося) контроля над поставками нефти и газа, вызвали беспокойство Хавьера Соланы, ответственного за внешнюю политику Европейского Союза, который заявил, что Россия, похоже, инвестирует только в 'будущие рычаги влияния', а не увеличение производства энергоносителей.

Но, по-видимому, Путин стремится не столько повторить 'холодную войну', сколько изменить ее концовку. Это означает использование энергетической политики и любых других инструментов для восстановления влияния, утерянного Россией после распада Советского Союза. Можно ожидать, что Путин и выбранный им в преемники Дмитрий Медведев, который займет пост президента в мае, продолжат давить на Украину и Грузию - бывшие советские республики, стремящиеся вступить в НАТО и ЕС. Вряд ли Путин упустит этот вопрос из виду, когда в апреле в Бухаресте состоится саммит НАТО. Вряд ли Россия спокойно воспримет и скорое провозглашение независимости Косово.

Однако, несмотря на громы и молнии по поводу реальных и вымышленных оскорблений, стоит помнить о том, что западная граница России - с НАТО - еще никогда не была такой мирной: сегодня передовая НАТО проходит в Афганистане (где Америка, фактически, финансирует приобретение российских вертолетов воссоздаваемыми афганскими ВВС). И, хотя Россия действительно строит новые ракеты, их будет гораздо меньше; ее расходы на оборону составляют лишь малую долю советских.

Но это еще не все. Отношения России с Западом, при всех проблемах, никогда не были более близкими. То, что считается в России верховенством закона, заставляет западников стыдливо отводить глаза, однако бизнес процветает. Россия вплотную подошла ко вступлению во Всемирную торговую организацию, хотя это означает необходимость вести диалог и с новыми польскими и с недавно переизбранными грузинскими властями, невзирая на противоречия по вопросам НАТО и ПРО.

Интригует то, что последние риторические атаки Путина (всегда односторонние, потому что западные лидеры сознательно отказываются отвечать тем же) не нанесли ущерба важным областям сотрудничества: сдерживанию ядерных амбиций Ирана и Северной Кореи, борьбе с терроризмом и контрабандой наркотиков - в Афганистане и не только. По словам главы московского представительства базирующегося в Вашингтоне Фонда Карнеги за международный мир Роуз Готтемеллер (Rose Gottemoeller), сотрудничество в других неожиданных областях часто упускается из виду, потому что оно стало обычным делом.

На этой неделе Россия представила на рассмотрение проект договора об использовании космоса в военных целях; администрация Буша его отвергнет. Однако, по словам Готтемеллер, гражданские космические программы двух стран настолько тесно переплетены, что если бы у экипажа американского 'челнока' возникли серьезные трудности в космосе, то, наиболее вероятно, что на Землю его бы вернул российский спасательный корабль. Возможно, западная общественность, реагирующая только на путинские преувеличения, была бы удивлена тем, насколько тесно взаимодействуют Америка и Россия, решая проблемы и на нашей планете.

Несмотря на все разговоры Путина о гонке вооружений, Америка и Россия уже много лет спокойно ведут сотрудничество в целях повышения безопасности на ряде потенциально опасных российских ядерных объектов, включая склады ядерных боеголовок. Этот проект должен быть завершен к концу 2008 года. Чтобы не позволить террористам получить доступ к ядерным материалам, два государства также сотрудничают по программе возвращения нового и отработанного российского ядерного топлива с зарубежных реакторов и призывают правительства стран мира ужесточить правила работы с ядерными материалами и контроль над экспортом. Когда будет ратифицировано американо-российское соглашение о сотрудничестве в ядерной сфере (в Конгрессе, возможно, возникнут проблемы из-за причастности российских компаний к ядерным и ракетным разработкам Ирана), Россия могла бы участвовать в утилизации американского отработанного топлива из таких стран, как Южная Корея и Тайвань.

Однако опасности сохраняются. Контроль над вооружениями - это одна из тех областей, в которых пути России и Америки могут опять разойтись. Россия наполовину вышла из договора, регулирующего перемещение войск и танков в Европе, и угрожает выйти из договора, запрещающего Америке и России производить ракеты средней дальности (с радиусом действия от 500 до 5500 км), если другие страны не предпримут аналогичные сокращения. Кроме того, она хочет выработки более обязывающих правил, касающихся стратегических ядерных вооружений, чем те, которые готова терпеть администрация Буша. Однако озабоченности России в этой сфере разделяются американскими критиками Буша и европейскими союзниками. Стремясь сделать так, чтобы следующая американская администрация хорошо разбиралась во всех вопросах, связанных с контролем над вооружениями, московский Центр Карнеги проведет серию детальных технических дискуссий между американскими и российскими экспертами. В этих и других областях Западу и России еще есть, о чем поговорить, и они продолжают разговаривать.

_______________________________________

Естественным врагом Запада Россия не является и не будет ("The Guardian", Великобритания)

Путинская Россия вооружается в виду нового раздела сфер влияния ("Le Monde", Франция)