From The Economist print edition

Мало кто в Косово может поверить в то, что край стоит на пороге независимости. Это тот самый момент, которого страстно желало большинство косоваров после распада Югославии в начале 1990-х годов. Почти 90 процентов двухмиллионного населения Косово составляют албанцы. Агрон Байрами (Agron Bajrami), редактор газеты Koha Ditore говорит, что разочарований было так много, что отмечать обретение независимости они будут только после того, как оно произойдет.

После окончания бомбардировок НАТО в 1999 году Косово находится под юрисдикцией ООН, формально оставаясь частью Сербии. Теперь оно готовится к провозглашению независимости 17 или 18 февраля. Огромная миссия Европейского Союза готова к выдвижению на место. Пока генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, испытывая давление России, требующей не признавать независимость Косово, выбрал стратегию ничегонеделания. Но официальным лицам ООН в Косово сказали, что после провозглашения независимости Пак объявит, что ситуация изменилась, и их миссия изжила себя. Тогда они будут выведены, и на их место придет миссия ЕС.

Россия сделает все для того, чтобы Косово не стало членом ООН. Будет в ярости и Сербия, которая предпримет не уточняемые пока меры с целью подрыва независимости новой страны. На контролируемом сербами севере Косово планируется созвать ассамблею, на которой будут формализованы параллельные сербские институты для управления сербскими анклавами. Годами лидеры Сербии предупреждали Запад о том, что независимость Косово будет означать появление в Европе двух албанских государств. Теперь, усмехается один дипломат, работающий в Приштине, вместо этого у нас будет два Косово.

Декларация повлечет за собой огромные последствия. Сербия объявит ее не имеющей юридической силы. Россия, возможно, представит на рассмотрение Совета Безопасности ООН резолюцию с аналогичной формулировкой, хотя Америка, Британия и Франция ее заблокируют. Что касается ситуации в самой провинции, то вспышек насилия не ожидается, хотя исключать их возможность нельзя. Контролируемый сербами север Косово уже управляется как часть Сербии, равно как и другие более крупные анклавы. Но в небольших деревнях, населенных сербами, страх ощутим.

Братислав Костич (Bratislav Kostic), лидер общины села Гойбуля сетует на то, что из Сербии не поступило указаний, что ему делать. Он опасается, что если протесты на севере Косово выйдут из-под контроля, и этническим албанцам придется бежать, то сербы из Гойбули будут первыми, кого албанцы выгонят в отместку. Лидеры Америки и большинства стран ЕС, готовые признать новое Косово, меньше всего хотели бы, чтобы их момент славы омрачили сцены бегства сербов.

_________________________________________

Наступает момент Косово ("The New York Times", США)

Как избежать нового кризиса в Косово ("The Wall Street Journal", США)